издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не поле перейти…

Всплывает в памяти одно мгновение давно отшумевших лет. Вот сижу в кабинете тогдашнего председателя райисполкома Фёдора Васильевича Кукарина и не могу отвести глаз от его рук – рук не кабинетного руководителя «среднего звена», а трудовых, крестьянских: с растрескавшейся кожей ладоней, с въевшейся в поры пылью, с потемневшими ногтями. Сейчас делюсь с ним своим воспоминанием и слышу в ответ:

— Я никакой работы не чурался. В пору, когда только начинал директорствовать в совхозе «Комсомольский», еду как-то полем, смотрю — трактор стоит. Что случилось?

Снимаю пиджак, начинаю копаться, ага, проводок вырван. Вставил обратно. Загудел трактор. Потом меня ещё раз пять вот так механизаторы «проверяли».

…Бежит время. Фёдору Васильевичу Кукарину — 70. В сельское хозяйство пришёл после института в годы «хрущёвской оттепели». В те годы с целью быстрейшего преодоления отставания в сельском хозяйстве по инициативе Первого секретаря ЦК стали объединять мелкие колхозы в огромные сельхозпредприятия. Так появился крупнейший учхоз «Оёкское». Масса отделений, десятки километров от края до края. Хозяйство было неуправляемым. И трезвые головы стали настаивать на разъединении. Вскоре родились два новых совхоза: «Байкал» и Комсомольский».

По поводу последнего тогдашний председатель Иркутского облисполкома Мальцев заявил: руководить таким хозяйством непременно должен комсомолец. Надо найти молодого, инициативного специалиста.

Нашли такого. Им оказался первый секретарь Иркутского райкома комсомола Фёдор Кукарин. И начались заполошные дни. Это был период раздела хозяйства, техники.

Многоопытный директор «Оёкского» Иван Степанович Баширин сразу погнал к себе из «Комсомольского» коров поудойнее, ма-шины поновее, трактора поисправнее.

Сигналы наверх, жалобы. Приехавший начальник территориального управления сельского хозяйства Колодинский выслушал обе стороны и неожиданно сказал: «Всё оставить как есть. Деятельность разъединительной комиссии завершена. Все за работу». Горько, обидно. Но потом 27-летний директор не раз ощущал помощь и поддержку начальника сельхозуправления. В том числе и поставками новой техники.

А вообще-то ему везло на старших товарищей. Те, кто стоял на ступеньку, на две, а то и на три выше его, поддерживали, и не только советами, но и вполне конкретными вещами. Не потому ли мой собеседник сейчас, по прошествии многих лет, с такой теплотой вспоминает первого секретаря Иркутского райкома партии Анатолия Александровича Матвеева, секретаря обкома партии Павла Акимовича Мосягина, заместителя председателя облисполкома Степана Трифоновича Кращука, что именно у них он прошёл настоящую школу общения с подчинёнными, перенял их манеру самостоятельно вникать в каждую производственную проблему. Кстати, траншейный метод содержания скота, сразу оправдавший себя большими привесами, в Иркутском районе впервые испробован и внедрён именно в совхозе «Комсомольский» в пору, когда руководил им Фёдор Кукарин, тогда самый молодой среди директоров и председателей колхозов. Самый молодой, но и дальновидный, много и успешно строивший жилья для своих рабочих – центральная усадьба совхоза «Комсомольский» в семидесятые годы всё больше смахивала на посёлок городского типа.

Я ловлю себя на мысли, что такой размах строительства на селе требовал немало средств.

— Да, требовал, — соглашается со мной Фёдор Васильевич. – Но у нас шеф был надёжный – обком комсомола. Он помогал «выбивать финансирование». Ну а кроме того, мы сами были не промах – имели генплан, который обосновывали и защищали.

Между прочим, Фёдор Васильевич – умный собеседник. Сколько знаю его, он всегда умел и умеет слушать, а кроме того, обладает удивительным чувством юмора, впрочем, часто переходящим в горький сарказм, когда начинает говорить о сегодняшних днях. Ирония да ещё крепкая крестьянская хватка, на каком бы посту он ни находился, какой бы «кабинет» ни занимал, не раз выручали его. И то сказать – всё лучше, чем таблетку валидола под язык.

А ещё он никогда не изменял своей гражданской позиции, требующей честности, принципиальности, выдержки при решении самых сложных вопросов.

Десять лет отдал Фёдор Васильевич Кукарин совхозу «Комсомольский». Трудно далось ему расставание: за это десятилетие сформировался жизнеспособный коллектив, развернулось солидное социальное строительство. Но его «двинули наверх», хотя он предпочёл бы остаться с «Комсомольским».

— Знаешь, тебе могут раз предложить пойти на повышение, второй, третий, пятый, а потом никто ничего и не предложит, — по-отечески наставлял его заместитель председателя облисполкома Игорь Дорошкевич.

— Ну и не надо! – в запальчивости отвечал Фёдор Кукарин, будучи уверенным в своей правоте. И слышал в ответ:

— Не горячись, завтра утром позвоню…

Фёдор Васильевич Кукарин никогда не был карьеристом. Соглашаясь на очередное повышение, он всегда думал только о деле и никогда – о личной выгоде. А лестницы его карьеры становились всё круче. После непродолжительной «обкатки» в райкоме он избирается председателем Иркутского райисполкома. Затем ему доверено руководство областным объединением «Сельхозхимия». Наконец он — заместитель председателя облисполкома.

Это не было лёгким восхождением. На каждом этапе – свои неизбежные трудности. Но вот сейчас, оглядываясь назад, он убеждён – удовлетворения было больше, чем горьких минут разочарований. Под его руководством были созданы базы «Иркутсксельхозхимии» в Жилкино, крупные отделения в Тулуне, Куйтуне, Тайшете, Качуге, Усть-Илимске. На огромных площадях проводилось известкование, что позволило значительно оздоровить тысячи гектаров почвы. Ну а вывозка органических удобрений на поля – вообще наиболее яркая страница объединения «Сельхозхимия»: за три года множество ферм было полностью очищено от перегноя.

Но так всегда получалось в его судьбе: только наладит дело, только прикипит к нему душой, как новое повышение. И приходилось вновь подчиняться приказу. Так, после «раскрутки» объединения «Сельхозхимия» принимает он пост заместителя председателя Иркутского обл-исполкома. То была середина восьмидесятых годов. Команда первого секретаря обкома и председателя облисполкома Ситникова – Ковальчука разработала программу обновления села. Развернули в его сторону промышленные и строительные организации. Одна задача «Каждому хозяйству строить не менее 20 квартир в год» какой энтузиазм вызвала! В такой обстановке буквально горел на работе первый зам. председателя облисполкома Фёдор Васильевич Кукарин.

— Однажды Кукарин прибыл к нам на вертолёте, – рассказывал мне бывший первый секретарь Нукутского райкома Г.И. Петров. – Поездили по полям. А потом Фёдор Васильевич вдруг говорит: хочешь посмотреть другие районы, как идут там дела? Сели в вертолёт, полетели. Побывали в Куйтунском, Тулунском и Нижнеудинском районах…

… Мой собеседник познал всё: и радость побед, и горечь поражений. Особенно тяжко вспоминать ему, как не смог отстоять право на существование белково-витаминного комплекса в Ангарске. Как всегда бывает, шумиха в прессе, «общественное мнение», нацеленное на борьбу с БВК, сыграли свою роль. И что же? Сегодня микробиологические добавки везём из-за рубежа, разрушив свою столь необходимую сельскому хозяйству отрасль.

Перестройка – вообще особая страница в его трудовой биографии. В её разгар уходит председатель облисполкома Ковальчук. На его месте – Юрий Абрамович Ножиков, человек, не очень сведущий в сельском хозяйстве. Находить с ним общий язык было труднее, чем с Ковальчуком. Но Кукарин по-прежнему не жалеет ни сил, ни личного времени, ни нервов, решая почти неподъёмные проблемы агропромышленного комплекса Приангарья. Он организует солидный коллектив учёных, практиков, управленцев, проектировщиков, и так общими силами создаётся обширная Продовольственная программа Иркутской области на период 1991 – 1995 гг. Похвалить бы за такую работу, принять к исполнению, но… Без каких-либо серьёзных объяснений Кукарина освобождают от должности первого заместителя председателя облисполкома. И это при том, что сельское хозяйство «падало» в Приангарье в те годы в разы медленнее, чем по всей России. Пожалуй, то была самая горькая минута в его жизни.

Но и её пережил Фёдор Васильевич Кукарин. Ему ли, человеку крестьянского роду-племени, не знать о том, что, как говорится в народе, жизнь прожить – не поле перейти! Он прошёл свой путь честно и мужественно. Будут ли востребованы такие, как он, как его товарищи-селяне, будут ли по достоинству оценены они, зависит от того, как скоро озаботятся государство и общество подлинным, а не показным возрождением деревни. Этого дня крестьянство ждёт не дождётся.

На снимке: Фёдор Васильевич Кукарин

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное