издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудные дети возвращаются

  • Автор: Наталья СУХАНОВА, председатель Ангарского городского суда

Ангарский городской суд первым в области начал работать с применением ювенальных технологий.

Идея создания так называемых «детских» судов вообще-то далеко не нова – мировая юстиция существует уже более века. Россия оказалась второй страной (после США), где были учреждены особые суды, в которых рассматривались все дела о преступлениях несовершеннолетних. После революции такие суды, к сожалению, распались. Но именно российская модель гуманного, «восстановительного» правосудия для подростков взята нами за основу. «Детские» суды царской России отправляли 70% малолетних нарушителей не в тюрьму, а под надзор попечителей, которые контролировали их поведение и помогали справиться с житейскими и психологическими проблемами.

В Иркутской области специализация судей по делам несовершеннолетних существует более 20 лет. Накоплен богатейший опыт взаимодействия органов, занимающихся детскими проблемами. Это и явилось основой для создания в городе Ангарске судебного состава по делам несовершеннолетних, применяющего элементы ювенальной юстиции в рамках действующего законодательства (закон о ювенальной юстиции, как известно, до сих пор не принят).

Почему именно в Ангарске решено было опробовать ювенальные технологии?

Прежде всего, в этом городе очень высокий уровень детской преступности: за первое полугодие 2007 года в суд поступило уже 120 уголовных дел в отношении несовершеннолетних – 16% от общего количества.

Свою роль сыграли также заинтересованность и поддержка местной власти, высокая квалификация судей Ангарского городского суда, готовность к сотрудничеству со стороны комиссии по делам несовершеннолетних, органов образования и социальной защиты.

В августе прошлого года это событие состоялось: в городе нефтехимиков появился «детский» суд. В отдельном здании сегодня работают два состава по уголовным делам и один по гражданским, а также служба, обеспечивающая социальное сопровождение судебной деятельности: два социальных работника и психолог из городского реабилитационного центра. Это стало возможным, прежде всего, благодаря поддержке идеи гуманного правосудия для подростков управлением социальной защиты населения Иркутской области.

Социальный работник — необходимая для «детского» суда фигура. Именно на него возлагается обязанность ещё в стадии досудебной подготовки в полном объёме изучить личность подростка: условия его воспитания и причины неблагополучия в семье, уровень социальной дезадаптации. Результатом этой работы является карта социального сопровождения несовершеннолетнего, которая приобщается к уголовному делу.

Всё это помогает судье принять правильное решение: наказать несовершеннолетнего нарушителя или применить к нему принудительные меры воспитательного воздействия, защитить его права, разработать программу реабилитации.

Мало того, благодаря таким специалистам подростки и после вынесения решения не выпадают из поля зрения суда: они приходят к социальным работникам не только по вызову, но и по собственной инициативе – когда у них возникают проблемы или просто за советом. Менее чем за год работы ювенального суда «попечители» принимали участие в разбирательстве 96 уголовных дел – и практически каждой второй семье, чьи дети попали в поле зрения суда, оказана помощь. Не только консультативная и правовая, но и непосредственно в получении паспортов и страховых свидетельств, оформлении пенсий по инвалидности и в связи с потерей кормильца, регистрации по месту жительства.

Вряд ли стоит объяснять, насколько важна эта работа. Правозащитники давно уже бьют тревогу, считая корнем бед детей с криминальной биографией отсутствие у них нормальной семьи, родительской заботы, поддержки окружающих. Такая поддержка просто необходима. Если мы хотим добиться, чтобы дети свернули с криминальной дорожки, надо помочь им продолжить учёбу, устроиться на работу, обеспечить нормальные условия проживания и т.д. Всем этим и занимаются социальные работники в контакте со специализированными учреждениями.

Не менее важна и роль психолога, привлекаемого к участию в рассмотрении «детских» дел. Несовершеннолетние правонарушители зачастую отстают в психическом развитии. Психологическая диагностика помогает решать вопрос об ответственности подростка так, чтобы достичь его исправления с наибольшей вероятностью. По рекомендации психолога несовершеннолетние осуждённые проходят курсы коррекции. Такие тренинги крайне необходимы детям, у которых из-за неблагоприятных условий жизни и воспитания в семье, связанных с этим неудач в учёбе, конфликтов, деформированы духовные и познавательные потребности. С помощью психологических тренингов у подростков формируется умение управлять собой, концентрировать усилия, выдерживать большие нагрузки, добиваться неплохих результатов в учёбе. Конечно, коррекционная работа была бы более эффективной, если бы социальные институты занимались не только самим подростком, но и его ближайшим окружением, семьёй.

Открытие «детского» суда – большая ответственность. Практическое применение ювенальных технологий обязывает не только суд, но и органы системы профилактики безнадзорности, предварительного следствия пересмотреть организацию своей работы. Не все, однако, на ура приняли идею, реализация которой возлагает дополнительные обязанности. В частности, некоторые следственные работники не обременяют себя «излишней» озабоченностью судьбой трудного подростка, ограничиваясь применением традиционных требований закона: обязательным участием в деле защитника, допуском законного представителя да приглашением педагога.

Качественные, полные допросы учителей, одноклассников, соседей по дому об отношениях в семье и ближайшем окружении, о способах воспитания – одним словом, об обстоятельствах, которые привели ребёнка к знакомству с миром криминала, встречаются в делах крайне редко. А ведь УПК РФ предоставляет органу предварительного расследования возможность уже на этой стадии вносить представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Такой формальный подход к судьбе подростка объясняется в первую очередь тем, что следователи и дознаватели зачастую просто не знакомы с системой государственных органов по защите прав несовершеннолетних и профилактике их противоправного поведения. Вот почему соответствующая специализация необходима не только судьям, но и следственным работникам.

Нередко подразделения следствия и дознания настроены на применение к подростку исключительно карательных мер, в противном случае не считают нужным направлять дела в суд. Они просто недооценивают эффективности воспитательных мер воздействия, не понимают, что общество заинтересовано вернуть оступившегося ребёнка к нормальной жизни.

Ювенальным судом Ангарска за время работы вынесены приговоры в отношении 94 несовершеннолетних. При этом осуждены к лишению свободы всего 10 человек. По 40 уголовным делам (38%) производство было прекращено, в основном с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Поскольку наказание подростков преследует в большей степени воспитательную, а не карательную цель, они получают в основном условные сроки. Эта мера как бы оберегает детей от негативных последствий пребывания в исправительных учреждениях. Тюремные «университеты» вряд ли кому идут на пользу.

Об эффективности ювенальных технологий свидетельствует статистика. Число повторных преступлений в последнее время значительно сократилось: в 2007 году рецидив детского криминала в городе составил 1,1%. Из 90 оконченных в этот период уголовных дел лишь один из осуждённых подростков вновь совершил преступление. Такие цифры говорят сами за себя.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное