издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Непаханое поле

Жителям районов вблизи Иркутска повезло: у них есть возможность заработать на земле в прямом и переносном значении. Областной центр для пристоличных обитателей – это рынок сбыта урожая и земельных участков для горожан. Между тем почти треть сельскохозяйственных земель района – порядка 25 тыс. гектаров – остаётся необработанной. Почему простаивают сельхоз-угодья и какие новые значения появились у выражения «земля-кормилица», отправились выяснять в село Урик корреспонденты «Конкурента» ЕКАТЕРИНА АРБУЗОВА и КСЕНИЯ ДОКУКИНА.

Земельный ажиотаж

Село Урик находится на 18 километре Александровского тракта. До города – всего десять минут на машине. В здании сельской администрации с совмещёнными функциями офисного помещения нас встретила глава округа Вера Лопатина. «У нас на полторы тысячи жителей Урика приходится более ста фермеров. Это очень много!» — с ходу заявила Вера Лопатина, а специально вызванный помощник добавил, что по всему округу эта цифра перевалила за полторы сотни.

По словам Лопатиной, всплеск интереса жителей к земельным паям случился чуть больше двух лет назад. Тогда люди стали активно оформлять право на свои законные 7,59 гектара. Предприимчивые селяне «натурализируют» документы на паи, полученные ещё в 1992 году, в реальные земельные участки. Ежедневно местные чиновники принимают по несколько заявок: за полгода уже раздали в собственность крестьянам 300 гектаров из 6 тысяч 656 гектаров паевых земель в округе, говорит Вера Лопатина, параллельно подписывая очередной документ.

Повышение собственнических амбиций жителей Урика в местной администрации связывают с тем, что селяне начали относиться к земле как к собственности, на которой можно заработать. «Кроме того, люди попросту боятся, что у них могут отнять право на получение пая, поэтому торопятся с узаконением», — говорит Вера Лопатина. Другое дело, что одни крестьяне рассматривают землю как капитал, другие – как товар. Хотя, по заверению главы округа, почти никто участки не продаёт, владельцы сами работают на земле.

Оплата зерном

Оформление земли в собственность занимает около трёх месяцев. Единственная затрата при этом, как утверждает чиновник, – восемь тысяч рублей на геодезическую съёмку. Берут землю в основном в личное пользование под огородничество, строительство, подсобное хозяйство. Впрочем, иногда вместо угодий, официально числящихся сельскохозяйственными, селяне получали гектары, на которых уже много лет стоят дома. В своё время эти улицы забыли включить в границы поселения. Недоразумение обнаружилось только в прошлом году, эти земли перестали оформлять на пайщиков, но из сельскохозяйственного оборота так и не вывели – для Урика это слишком затратно.

Альтернативный способ распорядиться полученным паем – сдать землю в аренду. Единственное предприятие-арендатор в Урике — ООО «Луговое» (бывший колхоз), которому сейчас сдают свои доли 687 пайщиков. Арендная ставка в таком случае – 300 кг зерна в год, сообщила одна из пайщиц, работающая в администрации. Городским людям эта цифра кажется значительной, но фермеры презрительно пожимают плечами: их урожай исчисляется тоннами. Но и это не самый плохой способ оплаты: например, в Черемховском районе пайщики сдали свои земли крупному предприятию, но дивидендов от сделки так и не получили. Вот и владелица участка в Урике посчитала более выгодным сотрудничать с частником: теперь вместо зерна она будет получать деньги.

Конструктор в поле

После беседы Вера Лопатина стала дозваниваться до фермеров, чтобы назначить с ними интервью. Искала ударников труда, но ударники либо не брали трубку, потому что уехали в город продавать урожай, либо отказывались беседовать с представителями прессы. Из ста фермеров, о которых вначале с гордостью говорила глава округа, она набрала номера всего пяти. «Хорошо, если в Урике наберётся с десяток крепких хозяйственников. А остальные – они только на бумаге фермерами числятся, многие только пьют», — чуть позже развеяла иллюзию селянка Татьяна Елизова.

Содержать крупное хозяйство под силу только семьям, с которыми в селе остались работать их дети. Татьяна Елизова принадлежит к числу таких родителей. Хозяйка провела нас в просторный дом, пока её сын удерживал огромного пса, рвущегося с цепи. Такая охрана неудивительна: фермерам есть что беречь от воров. Во дворе шесть коров (одна из них вскоре отелится двойняшками); из техники — два трактора, собранных сыном хозяйки. «Техника очень дорогая, приходится самому по частям мастерить, – сетует он, – шестьсот тысяч рублей – новый трактор, сорок тысяч – плуг. Это окупится, если только продукты будут золотыми».

Во владении семьи Елизовых – один пай в семь гектаров. «Долгое время с мужем жили на севере, восемь лет назад вернулись в родные края. Взяли в аренду землю, через два года выкупили пай за 85 тыс. рублей. Сначала на поле выращивали овощи, но в итоге из-за дороговизны удобрений это стало невыгодно. Сейчас эти земли пустили под сенокос», — рассказывает краткую историю своего хозяйства Татьяна Елизова. – Всё семьёй, с мужем и сыном делаем. Никаких работников не привлекаем. Даже на рынке сама стою торгую». Тем временем фермер повела нас осматривать двор. К слову, там обнаружился напарник её сына, помогавший со строительством хранилища под капусту. Затем мы спустились в уже готовый подвал под картофель, где две работницы перебирали овощи. Хозяйка сильно удивилась их присутствию, а те её спросили, скоро ли обед.

Работа в складчину

«Своими силами держать хозяйство тяжело», — подтвердил один из самых крупных хозяйственников Урика Борис Шаманов. С ним и его соседкой мы разговаривали как-то не по-деревенски, а по-деловому – в иномарке фермера. На уборку урожая приходится нанимать помощников. За один трудодень в уборочный период работник получает около 350 рублей плюс проезд до места и обед. В итоге получается не меньше 500 рублей, подсчитывают фермеры и добавляют, что у большинства жителей нет возможности платить такие деньги. На несколько десятков гектаров необходимо хотя бы 3-5 таких работников. «Местные идти в поле не хотят, так что привозим работников из города», – говорит Борис Шаманов. С какого города, он не уточнил, но встретившиеся нам у фермеров работники оказывались гастарбайтерами из ближнего зарубежья.

Весной этого года они организовали кооператив на базе трёх фермерских хозяйств, чтобы помогать остальным жителям села скашивать сено, пахать огороды. «Мы хотим создать цены, чтобы окупались только солярка и работа, без накруток, — объясняет крестьянин. – В этом году, насколько мне известно, вспахать сотку земли стоило 70 рублей. И зачем, например, старушке на десяти сотках выращивать картошку? В этом случае дешевле будет купить».

Фермеры решили как-то поднимать сельское хозяйство у себя в Урике, когда узнали, что в прошлом году, например, поголовье скота сократилось на 500 голов. Под свои цели этой осенью кооператив получил трактор, косилку и грабли, 70% стоимости которых оплатило государство. «Раньше мы вообще не получали никакой поддержки, со сменой администрации района появились изменения в лучшую сторону», – радуются хозяева.

Кооператив уже помог заготовить 140-150 тонн сена в Урике — это много, отмечают в селе. В Иркутском районе сейчас создаётся ещё четыре таких кооператива. «Нам нужна ещё техника, чтобы успевать работать и на своих фермерских хозяйствах», – говорит Шаманов.

Сельские бизнесмены

«У нашей семьи 21 гектар земли, на которой мы ежегодно садим свёклу, морковь, картофель. Посеешь, бывает, два гектара морковки на поле, приезжаешь домой, а жена говорит: давай, мол, ещё пару грядок», – смеётся Борис Шаманов. Об объёмах собственного производства фермер скромно умалчивает, но вскользь упоминает, что с десяти гектаров можно собрать порядка двухсот тонн картофеля. Фермеры утверждают, что их бизнес не приносит много прибыли и находится на границе рентабельности. «Прибыль подсчитали – на нашу семью из трёх человек приходится около семи тысяч рублей в месяц. Неплохая прибавка к пенсии, но не более того», — признаётся Татьяна Елизова.

«Основная проблема в сельскохозяйственном бизнесе – найти рынок сбыта. Продать урожай сложно. Сейчас рвём свёклу, коровам скармливаем, часть – на свалку вывозим, потому что закупщики не готовы принимать большие объёмы продукции. Они выполняют разовые заказы и зарабатывают на разнице в цене: мы им продаём килограмм картошки по семь рублей, а они перепродают по двадцать», — сетует Борис Шаманов. В этом году, однако, удалось договориться без посредников с несколькими организациями.

Хозяйственников Уриковского округа спасает то, что у них есть возможность самостоятельно реализовывать продукцию: до Иркутска рукой подать. «До города быстрее, чем по городу», — шутят в селе. Близостью к областному центру пользуются и горожане, проезжающие мимо полей. «Рядом с дорогой у нас поле, на котором растёт морковка без ботвы: люди пытаются нарвать, но земля слишком твёрдая. Как-то раз подъезжаю – а там незнакомец пытается выдернуть морковку и спрашивает у меня: «Мужик, лопата есть?» — рассказывает фермер.

В более отдалённых округах и тем более районах области большинство жителей отказывается от ведения сельского хозяйства. «Земельные паи все сдают в аренду ООО «Никольское», люди не хотят сами работать, — рассказали в администрации Никольского муниципального образования, находящегося в 70 км от Иркутска. – Фермерство развивается разве что вблизи Иркутска – в Хомутово, Урике, Ширяево».

Продать нельзя работать

Ажиотаж с оформлением земельных участков в Урике фермеры объясняют по-своему. «Работать в поле тяжело, особенно старикам, которых в деревне много, — рассказывает одна из пайщиц. – Поэтому продают доли перекупщикам за бесценок – сто тысяч рублей. Знаем, что некоторые скупают даже по 80 паёв. Это почти 500 гектаров. К кому в собственность попадают в итоге участки, мы не знаем, но пока что на этой земле никто не работает». За бесценок уходят только документы, которые изначально давали право на выделение земельной доли, уточнили в администрации Уриковского муниципального образования. Цена уже оформленного пая увеличивается до десяти раз и составляет порядка миллиона рублей. Первый заместитель мэра Иркутского района Александр Менг называет другую цифру – полмиллиона рублей всего за 0,2 гектара. Получается, что цена гектара, к примеру, в Хомутово составляет порядка 2 млн. рублей. С прошлого года цены на сельхозземли взлетели в 5-6 раз.

По мнению Александра Менга, жители близких к Иркутску муниципальных образований продают участки под жилищное строительство. «Примерно 1,5 тыс. гектаров сельскохозяйственного назначения в Иркутском районе застроено незаконно. Когда покупатели пытаются оформить на себя землю, начинаются проблемы», – говорит Менг. Сейчас в районной администрации ждут план детальной планировки развития района до 2015-2020 годов, который должен быть готов к декабрю. Чиновник надеется, что тогда станет возможным определить границы поселений и легализовать земли под строительство.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное