издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На подмостках жизни

В прошлом выпуске «Дурмана» («ВСП» за 09.10.07) были опубликованы заметки с проходившего в Польше семинара для журналистов, посвящённого проблемам трудных детей. О том, как травмы, полученные в детстве, влияют на взрослую жизнь и каким образом их пытаются сгладить в Молодёжном доме культуры Варшавы, рассказывает участник семинара, корреспондент «Восточно-Сибирской правды» Людмила БЕГАГОИНА.

Герой семьи или козёл отпущения?

В семье, где живёт пьющий человек, больны все: его супруга, дети, родители, братья, сёстры. Их болезнь называется «созависимость». И страдают от неё родственники куда больше, чем сам алкоголик, живущий, как правило, в мире иллюзий и не понимающий своего положения.

В Центре психотерапии зависимости Варшавского института психиатрии и неврологии работают с алкоголиками и виновниками домашнего насилия. Психолог Яна Кубяк придерживается мнения, что алкоголик не может самостоятельно принять решение лечиться. Болезнь заставляет его вырабатывать механизмы защиты, которые глушат уколы совести и обеспечивают душевный комфорт. Алкоголик до последнего будет верить, что в его пьянстве виноваты другие: жена – она его не понимает; тёща – косо на него смотрит; любимая девушка – бросила его пять лет назад. И т.д. и т.п. Это позволяет ему успешно избегать ответственности за разрушение семьи, нанесённые детям травмы, загубленное здоровье жены.

Есть у выпивох в запасе ещё один защитный механизм – психологи называют его рационализацией. По-русски говорят: была бы выпивка, а повод всегда найдётся. Поводы обратиться к бутылке у алкоголика исключительно сверхважные. Ведь у него новая работа — если он откажется выпить с коллегами, его примут за стукача. А у начальника родился ребёнок – как можно не отметить это событие: шеф обидится.

Чтобы алкоголик пошёл к психотерапевту, признав своё бессилие перед рюмкой, нужен хороший удар извне. Но от кого он может получить такой «пинок», который заставит его увидеть себя в истинном свете? Его жена запудрила синяк, чтобы скрыть, что в семье проблема. Его дочка не сказала в школе, отчего не выучила уроки, – стыдно признаваться, что пьяный отец устраивает дома скандалы. Его соседка не стала вызывать милицию – зачем наживать врагов: супруги помирятся, а она выйдет крайней. Выходит, алкоголику ничего не грозит – он может пить в своё удовольствие и гонять домашних, сколько хочет.

Члены семьи алкоголика живут в условиях хронического стресса. Они вынуждены приспосабливаться к ненормальной ситуации в доме. В таких семьях обычно действуют нездоровые правила – нечто вроде круговой поруки, поддерживающей защитные механизмы больного. Никто из посторонних не должен знать, что у них происходит: сор остаётся в избе. В самой семье проблема тоже не обсуждается и как будто не существует. Дети алкоголиков вынуждены принять навязываемые правила: «Не говори» – это стыдно. «Не чувствуй» — страх, унижение и злость трудно выносить постоянно; происходит замораживание, притупление чувств. «Не доверяй» — если уж родители так ужасно себя ведут, значит, верить нельзя вообще никому.

В драме, которая разыгрывается в семье алкоголика, у каждого её члена своя роль по жизни. Жена становится «костылём» больного. Чтобы защитить семью, она невольно и потакает виновнику всех бед.

Дети вырабатывают собственные способы выживания. Обычно старший ребёнок исполняет роль «героя семьи». Пока мама занимается отцом-алкоголиком, он берёт на себя защиту о младших, дополнительные обязанности по дому, при этом хорошо учится, чтобы не доставлять хлопот родителям. Такой «суперребёнок» во взрослой жизни чаще всего выходит в начальники. Он умело действует в экстремальных условиях; никому не доверяя, берёт на себя ответственность за всё. Но всю жизнь в глубине души страдает от заниженной самооценки и чувствует себя виноватым, когда делает что-то хорошее для себя. Мужчина, выросший из такого ребёнка-«героя», не может обычно найти себе пару и создать семью. Девушка же, как правило, выходит замуж за алкоголика, чтобы стать ему «опорой в жизни», «костылём» — как её мать когда-то.

В семье зависимого один из детей непременно играет роль козла отпущения. Он не такой способный, как «герой», и родители не обращают на него внимания. Тогда он, бунтуя против такого отношения, заставляет их вспомнить о своём существовании: начинает пить, курить, нюхать клей, колоться, бить окна, пропускать школу и т.д. Именно на нём, на «плохише», срывает злость пьяный отец, именно его упрекает мать, разряжая напряжение. Если такому ребёнку вовремя не помочь выйти из этой роли, он встанет на преступный путь.

Часто в семье алкоголика растёт так называемый «невидимый ребёнок». Он занят своими игрушками и книжками и не создаёт взрослым никаких проблем. В школе он тих, несмел, неуверен – этакая серая мышка, на которую никто не обращает внимания. Родители считают его вполне благополучным, но сам он, не получая достаточной любви и заботы, уверен, что недостоин их. Такие дети нередко кончают жизнь самоубийством. Или, становясь взрослыми, остаются одинокими.

И ещё одну роль может примерить на себя ребёнок, живущий в семье алкоголиков, – роль «игрушки». Он сядет к пьяному и раздражённому папе на колени и погладит его по голове, отчего тот придёт в умиление. Он начнёт шутить, чтобы смягчить ситуацию, попытается как-то сгладить вину матери, брата или сестры, впавших в немилость. Но в глубине души этот милый малыш чувствует страх и неприязнь к тому, кто заставляет всех страдать. Став взрослым, такой ребёнок-«игрушка» будет всех вокруг развлекать, подшучивая и смеясь над самим собой. И никогда не попросит о помощи, если ему будет тяжко.

Все эти драматические роли, которые играют по жизни созависимые с алкоголиком люди, изучены и «расписаны» американцами, разработавшими программу «12 шагов». С её помощью выздоравливают не только анонимные алкоголики или наркоманы, по этой же программе занимаются и созависимые родственники больного человека. Сейчас повсеместно создаются группы, в которых собираются, чтобы помочь себе, взрослые дети алкоголиков. Как показывают исследования, люди, выросшие в семьях пьяниц, составляют больше половины алкоголиков в обществе.

Именно поэтому очень важно вовремя оказывать психологическую поддержку детям из семей зависимых людей – пока эмоциональные проблемы не загнали их в петлю либо на преступный путь, не заставили искать «лекарства» от страданий в виде алкоголя или наркотиков.

Свет мой, «Зеркальце», скажи

Несколько лет назад в Польше приняли решение: все учебные заведения, буквально каждая школа, должны иметь собственные профилактические программы. Однако, как и бывает обычно в таких случаях, на бумаге подобные программы выглядят хорошо, а на практике – скучны и неэффективны.

Это не относится к программе Молодёжного дома культуры «Охота» в Варшаве, с которой его директор Анна Швед ознакомила участников семинара, проведённого для журналистов стран СНГ фондом им. Стефана Батория.

У Анны Швед свой взгляд на то, как не допустить рискованного поведения подростков. Прежде всего, она считает: профилактику нельзя проводить «для детей». Только – «с детьми». Запугивать их – бесполезно: молодые не знают страха (для них это «прикольно»). Как действуют психоактивные вещества, им тоже рассказывать нет смысла: подростки, что называется, «в курсе». Вредных последствий кайфа боятся далеко не все. Те, кто пробует наркотик, уверены, что смогут справиться, вовремя «соскочить».

По мнению Анны Швед, самая эффективная профилактика – это обучение детей умению делать сознательный выбор. Для этого ребёнок должен сознавать свою ценность, верить в свои возможности.

Всему этому учит творчество. Анна Швед несколько лет руководит в клубе театром «Зеркальце». Этот необычный театр ставит свои спектакли не столько для зрителей, сколько для самих актёров. Переживание роли для них связано с размышлением о себе и о жизни, а в результате – как раз с принятием выбора.

Театр и назван «Зеркальце», потому что зеркало отражает жизнь вокруг. И потому, что в нём можно увидеть самих себя. Спектакли, которые придумывают и ставят дети-актёры, без конца импровизируя, изменяя трактовку ролей, помогают им увидеть то, что не лежит на поверхности, но часто как раз является самым важным.

Последняя постановка юных театралов, большинство из которых живёт как раз в малообеспеченных, неполных или дисфункциональных семьях, называется «Тёмные тропы». Спектакль впечатляет, хотя история, которая в нём рассказывается, проста и даже схематична. Сначала в одном окне появляются тени людей. «Благополучные» родители кричат сыну: «Ты опять получил двойку! Зачем мы деньги тратим на репетиторов? Не мешай! У меня нет времени! Ты плохой сын!» Знакомый для многих семей репертуар. И развязка сцены – тоже. «Оставьте меня!» – бросает парень предкам, доставшим его своими претензиями. И убегает из дома.

Потом зрители видят тени в другом окне. Там пьяная, опустившаяся мать обвиняет дочку: «Всё из-за тебя! Посмотри, до чего ты меня довела!» И даёт ей пощёчину. Девочка плачет и уходит.

Эти сцены с родителями, по словам режиссёра спектакля Анны Швед, придумывали сами актёры – и без всяких затруднений: многие уже пережили подобное в собственных семьях.

Ещё в этом спектакле есть шумная дворовая братва, в компанию которых попадают главные герои. Есть их уродливые развлечения – выпивка и наркота. Есть даже Дьявол и Ангел, склоняющие молодёжь каждый к своим ценностям – без слов, танцами и пантомимой. И счастливый финал спектакля: дети оставляют дурную компанию и возвращаются к своим семьям.

«Мир спешит, и нет времени для любви. Прошу тебя, будь со мной. Вокруг бурное море, и только твоя ладонь – материк…» – эта незатейливая песенка звучит в конце спектакля как послание детей родителям.

На фото: сцена из спектакля «Тёмные тропы»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер