издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Опорное слово

К 90-летию «Восточно-Сибирской правды»

«Летит, как пух из уст Эола». Нет, это вовсе не про балерину, это про Галину СОЛУЯНОВУ, что легко и невесомо носится улицами Иркутска. Впрочем, тоже актрису по профессии, любимицу зрителей и приму сцены Иркутского областного театра юного зрителя, на пике творческого признания выбравшую другой приоритет – семью. Чем осиротила и партнёров, и, главное, публику. Однако потом, пусть в ином качестве, вернулась в театр, с которым её теперь уже, как кажется, пожизненно связало само имя Александра Вампилова. Задаёшься вопросом: сделали друзья драматурга для его памяти столько, сколько одна Галина Анатольевна Солуянова? И вдруг тебе открывается простая истина, что подвижник – этот тот, кто двигает дело. То дело, которое стало неотступной целью её жизни и которое дарит свет благородства всем к нему причастным.

– Галина Анатольевна, принято благодарить собеседника в конце беседы, а я хочу словами благодарности начать её: редко кто столь охотно, как вы, откликается на просьбу оценить роль газеты-юбиляра в своей судьбе. Вы согласились мгновенно, без раздумий.

– Мне есть что сказать, в этом всё дело. Я в Иркутске с 1967 года, а с 1971-го уже работала актрисой в ТЮЗе. Мои отношения с «Восточкой» установились не сразу. Тут есть своя динамика, и она небезоблачна в начальной поре. Традиционно в Иркутске, и об этом многие говорили в интервью, было две газеты, я обе их застала. Одна, выходившая три раза в неделю как орган обкома комсомола, – газета «Советская молодёжь», которую мы все любили. И такая почтенная, ежедневная «Восточно-Сибирская правда» – орган обкома партии…Моя влюблённость в «Молодёжку» предшествовала дружбе с «Восточкой». Я с ними постоянно работала, мы готовили спецвыпуски, посвящённые Вампилову, но если я прибегала на улицу Советская, 109, где обе редакции размещались, только на разных этажах, то обязательно заходила и в «Восточку». И, уже признавшись честно в своих чувствах к молодёжной газете, которой сегодня нет, я хочу сейчас, не удивляйтесь, признаться в любви к «Восточке».

После вашего звонка, сразу согласившись на встречу, я невольно стала вспоминать, как всё это зарождалось и происходило. Ведь это только плюс газете, если она умеет развеять предубеждение и пробудить симпатию к себе. Понимаете? И сейчас я её оцениваю как газету, которая для меня очень важна и нужна. Я покупаю каждый номер. И не только потому, что «Восточка» самая щадящая для кошелька рядового читателя. А потому, что там печатаетесь вы, там печатается целая когорта людей культуры, там замечательный заведующий отделом Олег Быков.

– Но чем был вызван поворот-то к «Востсиб-правде»?

– Я же с 1989 года была завлитом в ТЮЗе, а это ответственное дело. Театр, в который я вернулась не в качестве актрисы, а в новой должности, уже два года носил имя Вампилова. И в мою обязанность завлита входила организация различных публикаций, анонсов спектаклей, рецензий, творческих портретов и т.д. И от «Восточки» никогда не было отказа! В то время был в отделе культуры Толечка Семёнов. Я с ним имела счастье работать. И тогда же в моей жизни появился безумно хороший, талантливый, необыкновенный Валерий Хоменко, который влюблённо написал чуть ли не на целую полосу «Восточки» рецензию на «Прощание в июне» – спектакль Ищенко, в котором дебютировала Алёна Партысь. Для меня это была такая радость – увидеть в солидной газете размышления о премьере. Хоменко, вы знаете, и сейчас печатается в «Восточке». Как и Беркович Арнольд, и Светлана Жартун, и другие.

О ТЮЗе писали много, я делала вырезки и вешала их для всеобщего обозрения на стенд «Литчасть информирует». Мне даже не приходилось отвлекать Геннадия Михайловича Бутакова, я появлялась в кабинете заместителя редактора Ливии Петровны Каминской и с порога слышала: «Так, в чём нужда?» Все вопросы решала с ней.

– А кто тогда, в конце 80-х – начале 90-х, освещал творчество театра?

– Чаще всего – незабвенный Марк Давидович Сергеев. Он же душка! Он же чудо, он же солнышко иркутское… И я сейчас только понимаю, как я, будучи завлитом, посягала на его время. Я его звала на премьеры, и он приходил с внучечкой, а потом я приставала с просьбами написать рецензию. Канючила и безбожно его эксплуатировала, а он не умел отказывать.

Окончательно же и бесповоротно «Восточка» покорила меня в 1996 году.

– Событие какое-то произошло?

– В том году был создан Фонд Вампилова и учредителем сразу стала «Молодёжка». Юность – одно восприятие, что ни говорите. А когда человек уже с ярмарки идёт, он по-другому на всё смотрит. Я по какому-то делу, уже как исполнительный директор фонда, заглянула к Геннадию Михайловичу Бутакову. Он очень приветливо меня встретил. У него роскошный тембр голоса, располагающая к общению улыбка. И вдруг он говорит: «А почему ты, голубушка, в «Восточку» не обратилась, чтобы мы были учредителями?» От неожиданности я на секунду дара речи лишилась, но тут же пообещала: «Так я приду!» Что вы думаете? «Восточка» в лице своего редактора «напросилась» в учредители Фонда Вампилова!

А дело это несладкое. Мы же начинали с нуля, у нас ничего не было, а нести ответственность за нас надо было: куча документов, уплата взносов…

Учредители – это особая категория. Физические это лица или юридические, всё равно по большому счёту эти люди – бессребреники. Я всегда думала: я же им всем в тягость со своими идеями бесконечными и нуждами. Конечно, понимая степень их занятости, стараюсь тревожить только в крайнем случае. Тем не менее мы устраивали посиделки, отмечали 31 июля дни рождения фонда, а его пятилетие замечательно провели у Володи Пламеневского в Листвянке. И даже на моё 50-летие пришёл Геннадий Михайлович, что было очень приятно. Всё это ведь запоминается и оседает потом, где надо.

– Западает в сердечный клапан?

– Вот именно. От четы Бутаковых у меня теперь ещё одна памятка. В этом году, когда отмечалось 15-летие творческого клуба «Сан-Рома» и по случаю дня рождения Марка Давидовича Сергеева, вручалась премия его имени новопровозглашённым интеллигентам провинции Виталию Константиновичу Венгеру и Арнольду Иннокентьевичу Харитонову, всех позвали потом за банкетный стол. И жена Бутакова подарила дамам собственноручно связанные ею шали! Большие, разного рисунка и цветовой гаммы. Я было начала отнекиваться, а Екатерина Михайловна, давая мне этот пакет, сказала тихо: «Это тебе за Санечку!»

– На нынешнем этапе ваш роман с «Восточкой» чем-то омрачён?

– С чего вы взяли? Наоборот, он только крепнет и углубляется. И проверен очень серьёзной историей, когда я пыталась найти помещение для музея Вампилова и много всяких сложностей возникло, о чём все наслышаны, и я не хочу повторяться. «Восточка» тогда начала серию публикаций о доме Вампилова в Иркутске, что он необходим. Дали интервью со мной, потом с Юлией Борисовной Соломенной, организовавшей музей земляка в Кутулике, с Володей Гуркиным… А когда фонд получил наконец здание на Б. Хмельницкого, 3б, Олег Васильевич Быков написал публицистический материал о нашей пресс-конференции, обыграв в заголовке название пьесы драматурга: «Дом окнами… в равнодушие». На первой полосе, со снимком этого разрушенного здания. Я не буду перечислять все публикации, но «Восточка» внесла свой неоценимый вклад в осуществление этой идеи. Это сейчас проще, когда (смеётся) я уже так всем надоела, что легче пойти мне навстречу, лишь бы отвязалась. А тогда это был поступок. Я говорю о публикациях третьего-четвёртого годов нашего столетия. И я считаю, что это своего рода гражданский подвиг, это гражданская позиция «Восточки».

– Редакция газеты сознательно и системно оказывала поддержку?

– Да, безусловно! Когда оставил, внезапно для меня, свой пост Геннадий Михайлович Бутаков, я не была ещё лично знакома с Александром Владимировичем Гимельштейном. Честно говоря, я опасалась, что новый главный редактор скажет: зачем мне эта головная боль – учредительство?! Но при встрече я, признаться, получила огромное удовольствие от общения с ним. Я понимала, что ему некогда, что он человек, который живёт в другом темпоритме, а я из тех, кто «машет крыльями», говорит эмоционально. Но мне очень важно было, чтобы он тональность нашего сердцебиения фондовского почувствовал, чтобы он понял, как мы живём. И он не прервал монолога, выслушал меня до конца, после чего сказал: да, мы будем учредителями, как и прежде.

— Это только делает честь и «Восточке», и её руководству.

— Я тоже так считаю. Но не все же разделяют это мнение. Поэтому я сильно была обрадована, что Александр Владимирович понял и сказал: «Всё, что связано с Вампиловым, будет находить у нас поддержку». Мало того, я иногда либо забегаю, либо звоню Александру Владимировичу, когда мне нужно ключевые вопросы решить или получить практический совет. В.К. Венгера я стараюсь не огорчать, как председателя нашего фонда, оберегаю его от негативных эмоций. А когда невмоготу, бегу к учредителю, благо «Восточка» теперь прямо в центре города. И вот внеочередное учредительное собрание 17 октября, где мой статус изменился, вёл как раз А.В. Гимельштейн.

— И какой теперь ваш статус, Галина Анатольевна?

— Заведующая отделом Иркутского областного краеведческого музея «Дом-музей Александра Вампилова». Ну и, кроме того, заместитель председателя правления Иркутского областного фонда А. Вампилова.

— Неоднократно доводилось видеть, как вы передаёте для мамы своей подруги Лины Иоффе кипы прочитанных газет. Какое же место, по вашему мнению, у «Восточки» среди иркутской прессы? Её ведь теперь – море разливанное?

— «Восточку» я считаю газетой деликатной, выдержанной, не ругательной, ничем не бахвалящейся, аналитичной. Это не жёлтый листок. Я обязательно читаю «Колонку редактора», обязательно читаю то, что пишет Дима Люстрицкий, я уж не говорю о материалах по культуре. Там есть приложение «Ступеньки», которое Дина Мадьярова готовит, где обязательно публикуются итоги наших конкурсов, положения о них. Вот и конкурс «Моё слово о Вампилове», который проводил департамент образования Иркутской области совместно с фондом А. Вампилова в связи с 70-летием драматурга, «Ступеньки» тоже освещали. В газете работает шикарный фотокорреспондент Коля Бриль, такой непредсказуемый, такой порой несобранный, но очень талантливый. Поэтому я про «Восточку» могу сказать, что они мои дружочки. И могу привести ещё массу примеров конкретного участия «Востсибправды» в пропаганде имени Вампилова и его творчества, простите за пафос, в увековечении памяти последнего великого драматурга ХХ столетия.

— В таком случае, чего вы желаете газете, которая вызывает у вас любовь и благодарность?

— «Восточка» пережила вместе со страной разные эпохи и периоды. И продолжает оставаться живой. В её названии, мне кажется, теперь по-особому звучит одно слово: «Восточно-Сибирская правда». Это слово опорное, ключевое – «правда»! Сегодня оно для журналистов «Восточки», по-моему, главное. И для меня оно главное в этой газете. И я желаю ей сохранить, несмотря ни на что, вот это качество своего профессионализма, человеческого и нравственного здоровья. Потому что нездоровье всякого рода возникает, когда прорывается неправда. В редакции работает устоявшийся коллектив, в котором умеют друг друга поддерживать. Желаю, чтобы все сотрудники «Восточки» не выживали, а жили и дышали полной грудью, крепко стоя на ногах! Под стать своей газете-долгожителю.

Беседовала Вера ФИЛИППОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер