издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Молодое поколение выбирает пиво, водку и тому подобный товар, который у нас по-прежнему легко купить, несмотря на официальные запреты

Педагогическая и социальная запущенность – детей с таким неутешительным диагнозом продолжает плодить иркутская глубинка. В Нижнеудинском городском суде, например, к началу декабря минувшего года возбуждено более 40 уголовных дел в отношении несовершеннолетних. Статистика 2007 года, впрочем, мало чем отличается от 2006-го, а по некоторым пунктам здесь отмечен несомненный рост показателей. Если в 2006-м суд рассмотрел поведение 54 юных граждан и осудил 45 из них, то к началу декабря 2007-го осуждено 46 из 66 задержанных несовершеннолетних нижнеудинцев. Среди осуждённых есть и девушки. Большинство нарушений закона, допущенных подростками, связано, по мнению специалистов, с употреблением алкоголя.

– Недавно суд вынес приговор в отношении 15-летней Татьяны М. Цепь событий, которая привела её к преступлению, характерна для жизни и быта многих современных подростков, – считает заместитель председателя Нижнеудинского городского суда Дмитрий Стефанков.

Место встречи не изменить

Таня росла в так называемой неполной семье. Мать не занималась воспитанием дочери, нередко была замечена в злоупотреблении алкоголем. (Любой взрослый легко продолжит этот ряд «увлечений» Таниной мамы). Ещё в начальной школе девочка пропускала уроки, потом и вовсе забросила школу, стала бродяжничать. Неизвестно, чем могли закончиться её похождения, если бы не специалисты по опеке. Маленькую бродяжку поместили в ближайший реабилитационный центр, где Таня, по словам педагогов, постепенно взялась за ум, учёбу и т.п. При этом мать девочки не лишили родительских прав, и время от времени Татьяна навещала свою родительницу.

Во время одного из таких «визитов» Таня и её подружка, выпив полтора литра пива, пошли прогуляться. Встретили знакомую девушку, на которой была красивая джинсовая курточка. Таня, недолго думая, отвела хозяйку модной одёжки в сторону и потребовала отдать куртку. Та, судя по всему, не сразу согласилась расстаться с дорогой вещью, но после убойного аргумента – сильного удара по лицу – всё же отдала куртку нападавшей. Дочь прибежала домой в слезах, с разбитым до крови носом, в состоянии сильного нервного потрясения, как рассказали родители пострадавшей девушки. Тем не менее в милицию они поначалу решили не обращаться, хорошо зная юную преступницу, понадеялись – одумается, стыдно станет девчонке, она и вернёт куртку. Но шло время, а та и не думала каяться. Пришлось идти в милицию…

Подобных ситуаций, как, впрочем, и ячеек общества, где подрастают будущие криминальные звезды, на территории области не счесть. Судя по материалам современных российских СМИ, немало их и в других регионах страны – подростковый алкоголизм и связанные с ним нарушения закона продолжают оставаться одной из главных проблем современной России. А на фоне неумирающей рекламы алкоголя на российском ТВ, на страницах тех же российских СМИ (только популярный еженедельник АИФ, например, ухитряется рекламировать из номера в номер не менее 5-7 сортов водки!) и какой-то особой общероссийской терпимости к выпивохам алкоголь и вовсе легко встраивается как в особенности национальной охоты-рыбалки, так и в особенности российского национального образования-воспитания. Примеров каждый российский читатель, зритель и вообще родитель может привести много и сразу.

Лично мне памятны несколько таких вот «алкогольно – образовательных» ситуаций.

Середина учебного года. Я направляюсь в одну из сельских школ Слюдянского района по какой-то журналистской надобности. За углом образовательного учреждения примостилась группа девчонок, по виду никак не старше 5-6 класса, с банками пива в руках. Юные сельчанки, прихлебывая пивко, живо и в очень красочных выражениях обсуждали какую-то школьную ситуацию. Услышав звонок, барышни побросали опустевшие банки и отправились за очередной порцией знаний.

Ещё одно образовательное учреждение – в селе Табарсук Аларского района. Год назад, помнится, там по соседству со школьной столовой располагался обычный киоск с товарами первой необходимости, где можно было запросто приобрести не только жвачку с шоколадками, но и пиво с сигаретами. Ассортимент и пива, и сигарет – город обзавидуется. Хотя, если хорошо попросите, шепнули мне сельчане, они и водку продадут. Жива ли ещё та незаконно-потребительская точка? Привет администрации замечательного вампиловского села Табарсук!

Ещё памятен разговор, что называется по душам, с семиклассниками одной иркутской школы. Рассказывая о бывшей преподавательнице не очень популярного предмета, ребята упомянули, что её можно увидеть в такой-то и такой-то пивнушке. Такое вот «место встречи» поколений…

Как свидетельствует Роспотребнадзор

«Веселие Руси есть питие» – классическая формула продолжает определять радости безрадостной российской действительности и в начале третьего тысячелетия. Есть, впрочем, ещё одна, не менее знаковая российская формула, родившаяся гораздо позднее. Рассуждая о рождаемости на постсоветском пространстве, лидер российских либерал-демократов обещал, как известно, не только обеспечить каждую бабу мужиком, но и (в качестве награды? компенсации издержек?) каждого мужика – бутылкой водки. Кто изнывает в поисках российской национальной идеи – обратитесь к отцу ЛДПР.

Несколько хорошо известных и тем ещё более страшных цифр. Два с половиной миллиона российских граждан страдают алкоголизмом, в том числе примерно 70 тысяч детей и подростков. Независимые эксперты считают, впрочем, эти цифры весьма заниженными. И более реальными – масштабы, которые превышают указанные цифры в 2-2,5 раза. Либерализация российской экономики – это не только рост оборота алкогольной продукции в разы, но и столь же резкое увеличение смертности населения. По данным Роспотребнадзора, с 1990 по 2005 год смертность, связанная с алкоголем, выросла у нас в три раза, её ежегодный показатель – около 70 тысяч человек в год. Опять же – официально.

На фоне антиалкогольных кампаний и им подобных мероприятий, ежегодно проводимых в стране, рост детско-подросткового алкоголизма – ещё одна тайна и без того таинственной России. Меня, например, особенно умиляет запрет продажи спиртного несовершеннолетним. Кто-нибудь вообще видел, что в торговых точках уточняют возраст юных покупателей спиртного хотя бы с помощью паспорта? Единственно реальна одна картина: деньги – товар – деньги. То есть пиво, водку и прочие ходовые товары не продают разве что первоклашкам. Особенно беспрепятственно торгуют алкоголем в разных сельских глубинках, и минувшие новогодние праздники, судя по всему, принесли неплохую прибыль владельцам таких торговых точек. Приоритет экономических показателей на фоне всяких там рассуждений о здоровье нации – налицо.

Множество дел о подростковых правонарушениях, которыми завалены городские суды – ещё одно подтверждение, что ситуация с продажей спиртного детям практически бесконтрольна.

После пьянки тянет на «подвиг»

В отношении несовершеннолетних закон, как известно, устанавливает особый порядок судопроизводства и назначения наказаний. Минимальный срок, например, может быть снижен ещё наполовину. Позарившуюся на чужую джинсовую куртку пятнадцатилетнюю Татьяну из Нижнеудинска суд приговорил к условному лишению свободы сроком на 1 год.

– Это считается не самым мягким наказанием, – поясняет заместитель председателя Нижнеудинского горсуда Стефанков. – К более щадящим относятся штрафы, исправительные работы. Но с их выполнением у нас серьёзные проблемы. В данном случае фактически они будут адресованы матери юной правонарушительницы, которая вряд ли сможет выплатить пострадавшим даже весьма скромные суммы. Важно также, что нарушительница закона осознала своё поведение, обещала выполнять возложенные на неё обязательства: воздерживаться от употребления спиртного, наверстать всё упущенное в учёбе. К тому же теперь, кроме работников реабилитационного центра, её будут контролировать и сотрудники службы исполнения наказаний.

Судимость, полученная в подростковом возрасте, – само по себе серьёзное наказание. Даже если она будет погашена, этот факт может стать серьёзным препятствием в реализации жизненных планов молодого человека. К примеру, вряд ли он сможет работать в правоохранительных органах, властных структурах и т.п. И даже если его амбиции не распространяются на эти и им подобные сферы деятельности, не сбережённая смолоду честь не раз отзовётся горьким эхом в дальнейшей судьбе. Стыд и честь как платье: чем больше потрёпаны, тем беспечнее к ним относишься, говорили древние.

– Недавно наш суд рассматривал дело семнадцатилетнего Валерия Н., – рассказал тот же Дмитрий Стефанков. – Вместе со своим другом он продал мотоцикл знакомому парню, который так и не отдал обещанные деньги. Через какое-то время продавцы «возместили нанесённый им ущерб» по-своему – увели у незадачливого покупателя другой, более дорогой мотоцикл. Наказание было минимальным, тем более что потерпевшая сторона не настаивала на строгом наказании. К тому же украденный мотоцикл принадлежал матери потерпевшего – словом, семнадцатилетний юноша отделался лёгким испугом.

Меньше чем через полгода он совершает дерзкое преступление: после хорошей пьянки вместе с друзьями жестоко избивает своего ровесника, отбирает у него сотовый телефон. Потом компания совершает и другие «подвиги»: вламывается в чужую квартиру, избивает находившихся там подростков, забирает спиртное и т.п. Вскоре эти «герои» оказываются в милиции и наш Валерий проходит по уголовному делу как один из главных виновников уже нескольких преступлений. У бывшего осуждённого ни тени раскаяния, он ведёт себя нагло, вызывающе. Под стражей, где многие плачут, искренне раскаиваясь, Валера чувствовал себя замечательно: бодро, уверенно, словно в родной дом попал. Глядя на него, можно сказать, что первое наказание не послужило ему уроком. Думаю, что, отбыв срок, этот молодой человек может вернуться к криминалу, – он уже выбрал, похоже, свою дорогу в жизни.

Молчание плюс терпимость

Специалисты отмечают один любопытный факт: среди несовершеннолетних преступников в последнее время всё больше и больше девушек, даже девочек. Это явление характерно для начала нового века. Ещё 10-15 лет назад юных нарушительниц закона было гораздо меньше. Что творят нынешние девчонки – не поддаётся никакому описанию, разводят руками сотрудники правоохранительных органов. Избивают своих сверстниц так, что для спасения потерпевших требуется серьёзное вмешательство медиков. Дерутся отчаянно, жестоко, как звери, словно им неведомы никакие человеческие нормы, законы, правила. Совершают грабежи, кражи, даже убийства.

Одно из громких преступлений, раскрытое недавно в том же Нижнеудинске, – жестокое убийство человека. Его совершили двое: неоднократно судимый мужчина и его юная сожительница, 14-летняя девушка. Оба преступника были взяты под стражу, тем более что у девчонки до этого было немало грехов: она бросила школу, бродяжничала, пьянствовала.

Характерно, рассказывали мне сотрудники Нижнеудинского горсуда, что мужчина вёл себя на процессе нормально, спокойно давал показания и т.п. Следом привели его юную сожительницу. Та с порога начала орать, скандалить, всё отрицала, хотя, как выяснилось позже, несмотря на юный возраст, её роль в преступлении была наиболее активной. Она зверски издевалась над потерпевшим, отрубала ему пальцы, например. Словом, непонятно, как в таком юном создании помещается столько злобы, ненависти к людям? Не последнюю роль сыграл здесь и алкоголь, справедливо утверждали мои собеседники. И – добавлю – его продавцы, которые вряд ли озадачивались нормами закона и морали, продавая подросткам запрещённый и, по сути, смертельный для них товар.

Загадочно уменьшается внимание продавцов к возрасту покупателей спиртного и сигарет по мере удаления торговых точек от областного центра. Словно действует некая центробежная сила, вовлекающая в заговор молчания обе стороны на фоне той же российской терпимости к выпивохам, пусть и не вышедшим за пределы школьного возраста. А «детки» между тем пьют не только пиво, ставшее чуть ли не самым популярным школьным напитком, но и что покруче, покрепче. Статистика свидетельствует: в стране растёт смертность от употребления суррогатного алкоголя, каждый десятый отравившийся моложе 18 лет.

И ещё один штрих к недавней криминальной истории с джинсовой курткой и пьяными подростками Нижнеудинска. Потерпевшая по неизвестной причине не явилась на вынесение приговора. Сотрудники горсуда стали выяснять причину неявки. Причина оказалась более чем уважительной: пятнадцатилетняя школьница на тот момент была в роддоме. Пока суд да дело, девушка стала мамой.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер