издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не затраты, а инвестиции

Приоритеты региональной молодёжной политики

Игорь Иванов занимает пост руководителя областного агентства по молодёжной политике примерно год. Молодой, и тогда ещё мало кому известный, в областную администрацию он пришёл в 31 год, почти что из… скаутского отряда. Правда перед этим успев защитить кандидатскую диссертацию и поработать директором областного Центра профилактики наркомании несовершеннолетних. Он уверен, что молодость – это не просто возрастная категория, ограниченная законодательством от 14 до 30 лет. Это время, когда совершается внутренний переход от человека зависимого к независимому, когда решения он принимает сам и сам за них отвечает. Своими соображениями о проблемах и приоритетах молодёжной политики Игорь Иванов поделился с нашей газетой.

– Игорь Владимирович, насколько чётко выстроена сегодня система приоритетов в молодёжной политике региона?

– Достаточно чётко. Проблемы, с которыми сталкиваются молодые люди в этом состоянии перехода, – и есть наши приоритеты. Вчерашние подростки начинают осознавать себя как граждане, искать своё место и свою нишу. Молодой человек самоопределяется, выбирает свой жизненный путь. Прежде всего это связано с выбором специальности и профессии. Учёба в вузе, техникуме, колледже – отдельный период, связанный с целым рядом внешних факторов. Статистика показывает, что чаще всего именно в это время формируются социально-негативные привычки и зависимости. Только курить подростки начинают раньше, ещё в школьном возрасте. Но это не потому, что дети такие плохие. Дети впитывают привычки и нравы окружающей среды. Они – зеркало, в котором отражаются все беды и проблемы общества. А на зеркало, как говорится, нечего пенять…

Очень яркий пример – алкоголизация сельской молодёжи. А почему молодёжь спивается? Потому что село пришло в упадок. В какой-то степени молодёжь – это «группа риска», наше уязвимое звено. Потому что молодые люди выбирают своё и наше будущее, причём глядя на нас. Наша задача – по возможности уберечь молодых от пороков. Воздействуя на молодёжь, мы тем самым воздействуем и на само общество. Поэтому средства, которые мы вкладываем в молодых – это не затраты. Это инвестиции в будущее.

– Вы говорили, что молодёжная политика во многом – сфера межведомственная. Но где тут заканчивается зона вашей ответственности, и начинается сфера соседнего ведомства?

– Я не думаю, что нам необходимо искать границы, ответственность должна быть общая. Давайте посмотрим на проблемы молодой семьи. Их немало. И не только бытовые и материальные вопросы нам надо помогать решать молодым семьям. Всё гораздо сложнее. Очень много сегодня разводов, утрачен культ семьи, забыты традиции. Некоторые функции семья делегировала, например, образовательным учреждениям. Родители «сдают» ребёнка в сад или в школу, самоустраняются и считают, что воспитанием должны заниматься педагоги. Педагоги и воспитывают. Но, в лучшем случае, они могут воспитать гражданина, патриота, интеллектуала. А хорошего семьянина может воспитать только семья.

Потом эти дети вырастают, женятся, и тут оказывается, что жить в семье они не умеют. Они не готовы понимать и принимать другого человека. Большое количество разводов и гражданских браков говорит о том, что люди не готовы брать на себя дополнительных обязательств. Ведь в семье нужно отвечать не только за себя, но и за другого человека, а то и за нескольких. Изменить ситуацию и отношение к ней – это сложная задача и приоритет. Однако это не только наша работа, но и всех ведомств социальной политики.

Другая сторона – здоровье. Сегодня государство в приоритетном порядке занимается проблемами демографии и здравоохранения. Мало улучшить показатели по уменьшению смертности и увеличению рождаемости. Конечно, это очень важно, и эти цифры могут служить индикаторами. Однако нужно смотреть глубже. Смертность от передозировок наркотиками, по сравнению с 2005 годом, уменьшилась в 5 раз. Это хороший показатель. Но есть удручающий факт, о котором не так много говорят. По сравнению с прошлым годом, количество суицидов в детской и подростковой среде увеличилось почти в 2 раза. Речь идёт о школьниках – подростках. Наверно, это связано с тем, что психологический климат в этой среде не так хорош, как нам бы хотелось. Эта тема звучала на коллегии образования, и было принято решение вынести обсуждение проблем психологической адаптации и подросткового суицида отдельным вопросом на региональный межведомственный совет.

– Если уж речь зашла о подростках, спрошу вас как бывшего скаута. Исходя из вашего личного опыта, как вы считаете, нужно ли нам какое-то массовое движение для школьников?

– Рассуждая о детских общественных организациях, почему-то все сразу говорят о необходимости какого-то универсального массового движения. Мне это не понятно. Я уверен, что это от недостатка знаний, в том числе истории детского общественного движения. Скаутские отряды, например, появились ещё до революции. В том числе и в России, только наши скауты назывались «разведчики» и зародились они не где-нибудь, а в Царском Селе, под патронатом Августейшей семьи. И первым «разведчиком» был цесаревич Алексей. Это говорит о том, что необходимость детского движения была признана уже тогда, причём на самом высоком уровне. Это был своеобразный ответ на угрозы того времени.

В США нет ни одного президента, который не был бы скаутом. Король Швеции – скаут, крупные бизнесмены – тоже скауты, даже принц Японии – скаут. При этом главное здесь не количество и массовость. Скаутингом во всём мире охвачены всего 5% детей и молодёжи. Правда из них вырастает 80% мировой управленческой элиты. Это кузница кадров, система отбора людей, успешных в жизни. Пионерия тоже была создана на основе скаутинга. Только она была «заточена» под советское общество. Но, в принципе, выполняла те же самые функции.

Сегодня говорить о том, что нужна какая-то одна организация, было бы неправильно и некорректно. Детских организаций и объединений у нас много, и это хорошо. Но, к сожалению, активно в их работе участвуют только 10% молодёжи. Мы проводили исследования, чтобы выяснить потребности молодых людей в услугах общественных организаций. Оказалось, у подавляющего большинства есть желание тематической организации досуга и активного времяпрепровождения. Ребята готовы вступать в общественные организации, которые этим занимаются. Но если организации к ним сами придут.

– То есть лидеров мало?

– Да. Сегодня высока потребность в компетентных и целеустремлённых лидерах-созидателях.

В советское время существовала мощная государственная система поиска, отбора и «лифта» молодых людей. Если отбросить идеологию, следует признать, что сама технология была успешной. Она позволяла на уровне каждого посёлка осуществлять отбор талантливых, инициативных молодых людей и давала им шанс, что называется, выбиться в люди. Примеров таких сколько угодно. Потом эту систему разрушили.

Сегодня сам факт наличия отдельного органа власти, который работает с молодёжью, уже говорит о многом. Это значит, что власть понимает и принимает вызовы, которые стоят перед молодёжью. И для нас сейчас важно разработать проекты и программы, которые смогут создать равные условия для самореализации и саморазвития каждого молодого человека вне зависимости от того, где он живёт: в Ербогачёне или в Иркутске.

Понятно, что точечными методами этого не решить. Но сейчас и время другое, которое позволяет ставить не точечные, а системные задачи. Если в 90-е годы речь шла просто о выживании, то сегодня уже определён вектор развития. Изменён сам подход к сфере. В головах чиновников тоже происходит переход на проектное мышление. Мы вычленяем проблему, которую нужно решить, вырабатываем механизм её решения с конечным результатом и индикаторами качества его достижения. При помощи этих индикаторов мы можем отследить и измерить степень решения вопроса и проблемы.

– Чего не хватает для того, чтобы система заработала с максимальной эффективностью?

– У нас есть региональное законодательство. Оно регулирует вопросы молодёжной политики в регионе. Но на уровне Федерации закона о молодёжной политике нет. Есть огромное количество отдельных нормативных актов, которые регулируют какие-то узко профильные вопросы, и есть стратегия государственной молодёжной политики. Это накладывает негативный отпечаток на работу и на уровне субъектов. На местах, например, всё очень сильно зависит от личной позиции мэра. У нас в регионе работает только 9 самостоятельных отделов по делам молодёжи. В 6 муниципальных образованиях автономного подразделения, занимающегося вопросами молодёжи, вообще нет, а есть специалист по работе с молодёжью. Что может один специалист сделать с огромным количеством задач и проблем – вопрос риторический.

Событием 2007 года в области молодёжной политики России стало воссоздание в структуре правительства Комитета по делам молодёжи. Функции комитета приравнены к функциям мини-стерства. Это уже попытка консолидировать нашу деятельность, навести порядок: и функциональный, и содержательный по всем направлениям работы. Сегодня комитет активно работает с регионами по изучению и формированию нормативной базы. Думаю, на основе регионального опыта и будет создана целостная система. Мы ожидаем, что, как раз 2008 год будет решающим.

– Назовите самые удачные региональные проекты последнего времени.

– Очень удачный проект «Кадры нового поколения для местного самоуправления». У нас не хватает грамотных специалистов для организации местного самоуправления. «Кадры нового поколения» – это поиск и подготовка молодых людей, повышение их конкурентоспособности. Одновременно это и обучающий конкурс областного масштаба. В него попадают молодые люди из муниципальных образований по рекомендации органов местного самоуправления. Экспертами в конкурсе выступают представители органов исполнительной и законодательной власти, политологи, экономисты, региональная элита. Они дают практические знания, делятся собственным опытом. Параллельно ребята выполняют практические задания на уровне своих муниципальных образований. По их итогам мы определяем победителей.

Результаты есть. Все ребята, во-первых, попали в кадровый резерв на уровне муниципалитета и области. Часть из них стала муниципальными служащими. Их заметили мэры, депутаты. Другую часть составляют ребята, которые на своём профессиональном поприще выросли до следующей ступеньки карьерной лестницы. Кто-то пришёл на госслужбу в администрацию Иркутской области.

Только не надо думать, что программа нацелена на воспроизводство чиновников. Ребята растут профессионально. Важно, что проект идёт на места, готовит там кадры, повышает их конкурентоспособность. И при этом не выполняет функцию «пылесоса», который всё лучшее выкачивает в центр. Нет, ребята остаются и работают на благо своего города, посёлка. Проект очень востребован в муниципалитетах. Мы получили в этом году заявки из 24 районов. Это результат работы «снизу». Значит, мы попали в яблочко.

Ещё один очень удачный проект – фестиваль «Голосуй за себя». Он нацелен на формирование высокой гражданской активности среди молодёжи. У нас существует стереотип, что молодёжь политически пассивна, не ходит на выборы. Так вот, выборы в Госдуму показали, что это не так. По статистике, 46% молодёжи от 18 до 30 лет приняли участие в выборах. Это большой успех. На него, в частности, работает проект «Молодёжный кадровый резерв», серия молодёжных фестивалей. В общем, это системная, целенаправленная работа. В итоге молодой человек должен задуматься и ответить себе на вопрос: кто такой гражданин общества, в чём его долг – и примерить это на себя.

В фестиваль входило несколько блоков, первый из них – психологический. Это были тренинги, формирующие умение работать в команде, коммуникативность, сплочённость. Участники игры делились на команды, каждая выбирала себе реальную проблему, на которую она может повлиять, и решала её. Как решала – это уже их дело. Мало того, что ребята сами это делали даром, так они привлекали других людей, которые включались в работу и помогали тоже добровольно. Мы наблюдали просто потрясающий всплеск социальной активности. Они реально влияли на ситуацию в своём районе, в своём городе. И снова ломалось сознание, рушились стереотипы. У нас какая основная установка? «А что я могу, ничего не могу сделать, от меня ничего не зависит». Вот на этом фестивале, самое главное, что ребята поняли – они не винтики, они могут влиять на окружающую жизнь. Мы до сих пор получаем резонанс. И ещё одну подспудную задачу мы решили. Ребята познакомились, стали общаться. На месте сформировался молодёжный актив. И я вас уверяю, они не дадут своему мэру спать спокойно. Потому что они молодые, в них энергия бурлит, нужно только направить её в созидательное мирное русло.

Беседовала Елена ТРИФОНОВА, «Восточно-Сибирская правда»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное