издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Волчья стая

Недавно Куйбышевский районный суд города Иркутска вынес приговор так называемой банде «удавочников». Множество дерзких нападений на водителей, занимавшихся частным извозом, десятки потерпевших, суммарный ущерб в несколько миллионов рублей – таков итог деятельности преступной группы, долго державшей в страхе город.

– Это уникальное дело практически не имеет аналогов в практике районных судов нашего города, – утверждает судья Александр Финк, более года разбиравший все нюансы разбойных нападений в Иркутске.

Нападавших на водителей преступников народ метко окрестил «удавочниками» по одному общему признаку: главным орудием почти всех совершённых преступлений была обычная бельевая верёвка, петлю из которой один из разбойников набрасывал на шею ничего не подозревавшего водителя. Дальше всё шло по плану: несколькими ударами бейсбольной биты по голове жертва лишалась сознания, машина, документы, ценные и вообще любые приглянувшиеся бандитам вещи поступали в их распоряжение, а судьба избитого и выброшенного из машины потерпевшего была ведома только богу. В разработанной преступниками схеме ограбления имелись и другие тонкости, соблюдение которых обеспечивало безнаказанность в течение длительного времени.

Распределив между собой роли и выбрав место нападения на водителя такси с целью хищения автомобиля, Вдовин, Оленников и их сообщник около 12 часов ночи договорились с водителем «Тойоты-Спринтер» о поездке в один из отдалённых районов города. После того как машина, добравшись до места назначения остановилась, Оленников направил на водителя револьвер «РС-22» и потребовал деньги. Получив отказ, этим же револьвером, вместе с орудовавшим бейсбольной битой Вдовиным, избил водителя, применив опасное для здоровья потерпевшего насилие…

Реализуя свои преступные намерения, Фомин, Чёрный и Никишов приехали поздно вечером на остановку общественного транспорта «Филармония», остановили такси «Тойота-Карина» водителя Яковенко, договорились о поездке в намеченное для преступления место. Затем сидевший за спиной водителя Чёрный накинул ему на шею «удавку» и стал душить. Фомин и Никишов били Яковенко кулаками, в результате чего тот потерял сознание и перестал оказывать сопротивление. Преступники выбросили водителя из машины (с закрытой черепно-мозговой травмой, переломом челюсти, и другими серьёзными повреждениями), похитили его машину и скрылись.

31 декабря в пятом часу утра Никишов подошёл к стоявшему возле дворца спорта такси и попросил водителя Санина «подбросить до танка». «Пассажир» сел на заднее сиденье. Когда машина прибыла на место, оказавшееся местом преступления, Никишов набросил на шею водителя верёвочную петлю и стал душить. Машину окружили подоспевшие бандиты, которые, пытаясь проникнуть внутрь заблокированного автомобиля, били палками по стёклам. Избили водителя, забрали вырученные деньги и скрылись. Подобные криминальные эпизоды, ставшие в Иркутске несколько лет назад едва ли не обычной повседневностью, заставляли сотрудников следственной части при Главном управлении МВД РФ по Сибирскому федеральному округу (зам. начальника С. Егорова) трудиться день и ночь.

Работая над «делом удавочников», судья А.Финк подробно проанализировал все 32 эпизода преступной деятельности, в том числе 28 случаев нападений, 2 — приобретения и хранения оружия, опросил сотни свидетелей.

— Преступная группа напоминала стаю молодых волков, — вспоминает Александр Иванович, — такое сравнение появилось сразу после личного знакомства с «удавочниками». — Жестокие, наглые, дерзкие. Среди пострадавших, по счастливому стечению обстоятельств, не оказалось ни одного трупа. Некоторые избитые водители смогли даже доползти до ближайшего жилья и попросить помощь, другие по своему мобильному телефону вызывали друзей, милицию. Хотя ущерб здоровью и имуществу людей был нанесён очень серьёзный. Пострадавшие водители — люди небогатые, зарабатывали частным извозом, в том числе в ночное, праздничное время, многие отрабатывали взятые автокредиты. Обвинение по данному делу предъявлено 19-ти, осуждено 18 человек. Один преступник до сих пор находится в розыске.

Объединившимся в «волчью стаю» парням не исполнилось на момент совершения преступлений и двадцати лет. Их социальный статус был невысок: одни числились неработающими, другие — грузчиками, отделочниками, сборщиками мебели, разнорабочими. Кое-кто из «удавочников» имел судимость, словом, контингент вполне маргинальный. С ненавистью к любой частной собственности, в том числе и той, что заработана нелёгким трудом. Отсутствие каких-либо моральных ценностей в этой среде компенсируется потребностями жить за чужой счёт, хватая всё, что попадётся под руку. Завладев чужой машиной, преступники не брезговали ничем: забирали деньги (порой совсем маленькие суммы), документы, барсетки, куртки, шапки, магнитолы, диски, канистры масла, запасные колёса, аптечки, даже аудиокассеты и гаечные ключи. Похищенные машины отправлялись в гаражи-отстойники, дальше каждое авто ждала своя судьба: одни выкупались хозяевами за немалые деньги, другими преступники «распоряжались по своему усмотрению», как сказано в приговоре. Исковые требования по возмещению нанесённого ущерба судья А. Финк оставил без рассмотрения, но признал за потерпевшими право обращаться с гражданским иском в суд.

— К сожалению, утраченное имущество записано только со слов потерпевших, расчётов по искам произведено не было. Такие ситуации не редкость в судебной практике.

«Как верёвочке ни виться, а конец всегда будет», — гласит народная мудрость, которая в этом деле приобретает особый, зловещий смысл. Долго державшие в страхе чуть ли не весь город бандиты получили, наконец, по заслугам. В приговорах большинству из них десятки раз дублируется одна и та же статья — 162, ч.2 УК РФ — «разбой, совершённый группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Так, А. Чёрный, признанный виновным в более десяти преступлениях, получил 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, А.Никишов — 10, П.Фомин, А.Бугаев — по 8 лет каждый. Не остались безнаказанными «подвиги» и прочих преступников.

«Дело удавочников» сегодня уже история, хотя и недавняя. В местах лишения свободы они, надо полагать, сумеют пересмотреть свои жизненные ценности и приоритеты под руководством сотрудников службы исполнения наказаний. Пострадавшие водители, пережив немалый стресс, избиение, материальные убытки, которые до сих пор не возмещены, продолжают работать как и прежде — надо кормить семью, растить детей. Истории с избиением, грабежом и разбоем стали для них жестоким уроком, который заставил многих смотреть на жизнь по-другому.

— Самое неприятное, что бандиты напали на меня накануне Нового года, — рассказал иркутянин Дмитрий Сидоренко. — Потеря машины, избиение, травмы — всё, случившееся в ту ночь, пришлось пережить, к сожалению, и моим близким — жене, детям, родителям. Это стало огромным стрессом для всех нас. В ту ночь у меня появилась первая седина, хотя всё произошло настолько быстро, что я не успел испугаться, не потерял контроль над собой и не поддался панике. Это, по-моему, главное в таких ситуациях.

Профессиональный водитель продолжает работать в службе такси. Но теперь Дмитрий стал иначе относиться к людям, которые садятся в его машину.

— Опасность, исходящую от пассажира, чувствую за версту, пережитое научило лучше разбираться в людях, в жизни. Профессия таксиста продолжает оставаться одной из самых опасных в нашем городе, — сделал печальный вывод Сидоренко. — В начале нынешнего года, например, возле курорта «Ангара» было совершено ещё одно разбойное нападение на водителя такси, труп с множеством ножевых ранений нашли неподалёку от реки. В нашей профессии слишком много факторов риска: безобразные дороги, высокая преступность. Не знаешь, что произойдёт в любую минуту…

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер