издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Энергоперестройка

  • Автор: Борис МАТВЕЕВ

Реформа электроэнергетики вошла в самую сложную фазу – фазу ускорения либерализации рынка электроэнергии и начала либерализации рынка электрической мощности. Сегодня Иркутской энергосистеме необходимо выполнить действия, связанные с окончательным разделением конкурентного и монопольного бизнеса. Компания приступила к решению проблем, заставивших власти ещё в 1999 году начать процесс реформирования, а именно, к введению новых мощностей, что позволит беспрепятственно развиваться экономике и социальной сфере региона.

Государство, избрав рыночную модель реформы электроэнергетики, планирует, что деньги инвесторов в значительной мере решат проблемы развития отрасли. Для этого энергокомпании были разделены по видам бизнеса, в ходе аукционов проданы акции вновь созданных компаний – инвесторы вошли в отрасль. Иркутской же энергосистеме, для того чтобы соответствовать внешней модели реформы и выполнить требования законодательства, осталось исключить аффилированность с ООО «Иркутская электросетевая компания» и региональным диспетчерским управлением. Рассматривается несколько вариантов развития событий, в том числе и продажа этого направления бизнеса.

При этом говорить об особом пути реформирования «Иркутскэнерго» не совсем верно, считает директор по продаже энергоресурсов ОАО «Иркутск-энерго» Борис Розенраух. «Если мы двигались не вполне синхронно с командой РАО ЕЭС, это ещё не значит, что мы шли против закона, – говорит он. – Компания не нарушила ни одного законодательного акта с самого начала процесса реформирования. Другое дело, что на стадии нашего участия на оптовом рынке, на стадии разделения компании на генерацию и сбыт мы не считали нужным бежать впереди паровоза, постарались учиться на ошибках других. Для этого надо было очень внимательно следить за изменениями законодательного поля и адекватно на них реагировать, анализировать опыт лидеров реформы и учитывать их результаты».

Модель рынка действительно быстро развивалась, и участники учились работать в изменяющихся условиях. Нужно отдать должное управлению реформой – всем участникам предоставлена возможность внести свои предложения по совершенствованию тех или иных аспектов и, если было признано, что предложение полезно, оно принималось и внедрялось. Так, например, по предложению «Иркутскэнерго» было обосновано и закреплено право генерирующих компаний на замещение (при соблюдении определённой рыночной процедуры и согласовании с системным оператором) отклонения от торгового графика одной из тепловых электростанций разнонаправленными отклонениями другой тепловой электростанции. Первоначально в таком случае предполагались штрафные санкции, что для тепловой электростанции, встроенной в технологическую цепочку крупного промышленного потребителя или вынужденной идти за тепловым графиком, создавало риск разорения.

Например, потребление пара Братским лесопромышленным комплексом в дневные часы колеблется от 240 до 500 тонн в час. Братская ТЭЦ-6 в значительной мере ориентирована на производство пара для БЛПК. Производственные технологии изготовителей целлюлозы не всегда дают возможность точно запланировать паропотребление. И когда комбинат меняет потребление пара, соответственно, меняется производство электроэнергии на ТЭЦ. Возникает дилемма: либо в периоды изменения потребления пара платить штрафы, либо заставлять БЛПК, возможно в ущерб их технологии, соблюдать плановое потребление. Оба варианта не оказались выходом для энергосистемы и потребителя. Тогда родилась идея взаимозамещения. «В случае прогнозирования отклонений, мы, в формате установленной рыночной процедуры, обращаемся к системному оператору с предложением компенсировать эти отклонения другой станцией, — рассказывает Борис Розенраух, – и если не нарушаются контролируемые параметры энергосиситемы, системный оператор может согласовать замещение».

Иркутская энергосистема в числе первых организовала круглосуточную работу по торговле электроэнергией. В прошлом году внутри компании было создано подразделение для работы на оптовом рынке – Управление оптовой торговли. «Это – авангард компании, – пояснил Борис Розенраух. – Они выстраивают взаимоотношения с системным оператором, электростанциями, участвуют в ценовых аукционах, осуществляют оперативный анализ. Другие энергокомпании следуют нашему примеру. А было по-разному: у кого-то директор по экономике и финансам занимался торговлей на рынке, у кого-то – главный инженер».

Однако возможность торговать по свободным ценам на оптовом рынке далеко не главное, чего хотели достичь идеологи реформы электроэнергетики. Основное в рынке – это доведение рыночных цен до конечных потребителей. В Иркутской области с этим не спешили: до конца прошлого года счета потребителей содержали лишь регулируемые тарифы. Хотя большинство энергокомпаний начали включать в счета потребителей долю энергии по рыночным ценам с сентября 2006 года, как только появилось постановление правительства, позволяющее это делать. «Мы считали и считаем, что для вхождения в рынок должна быть безупречная правовая база, и решили дождаться выхода в свет правил трансляции рыночных цен на розницу. Минпромэнерго и Федеральная служба по тарифам издали соответствующие документы только в августе 2007 года», — отметил Борис Розенраух.

С 1 июля доля либерализации рынка составит уже 25%, а с начала нового года увеличится до 30%, достигнув 100% к 1 января 2011 года (см. график). Правда, эта динамика не касается населения, здесь следует ожидать дополнительного решения правительства.

Для Иркутской области включение в рынок означает рост стоимости электроэнергии. В марте, например, средневзвешенная цена рынка составляла 57 копеек за кВт/ч. Действующая модель маржинального ценообразования определила формирование рыночной цены по самому дорогому из воспринятых предложений. Когда баланс закрывается Гусиноозёрской ГРЭС, где стоимость киловатт-часа близка 80 копейкам за кВт/ч, формируется одна цена, когда иркутской ТЭЦ-1 с 60 копейками – другая. В любом случае, она оказывается несопоставима со средним для Иркутской области тарифом – 18 копеек за кВт/ч. В январе иркутские промышленные потребители оплачивали по рыночной цене в среднем 18% получаемой электроэнергии. Счета некоторых из них в этом месяце увеличились почти на 30%. Естественно, что для потребителей Иркутской области эти цены непривычны.

Аналитики убеждены, что электро-энергия будет дорожать более быстрыми темпами, чем раньше. Рост потребления и, как следствие, возникающий дефицит мощностей, служат главным основанием для таких выводов. «Сегодня мы обсуждаем высокую стоимость платы за присоединение, а завтра будем предлагать любые деньги, но свободных мощностей не будет, — констатирует один из экспертов. – В энергетике слишком длинный инвестиционный цикл, порой он превышает 8–10 лет, да и технологически объекты сложные. Поэтому сегодня надо радостно расставаться с деньгами, и дай Бог, чтобы эти деньги позволили создать новые мощности».

Регион в очень быстром темпе превращается из энергоизбыточного в энергодефицитный. Рынок реагирует на зиму, отсутствие воды в водохранилищах, появление новых потребителей. 18 января ОАО «Иркутскэнерго» достигло исторического максимума нагрузок на ТЭЦ – 3443 МВт. Прежний рекорд был зафиксирован двадцать лет назад, 24 января 1988 года. Тогда компания вышла на уровень 3300 МВт. Рост производства на тепловых электростанциях в дорогом конденсационном цикле привёл к заметному увеличению цен на свободном рынке электроэнергии. В январе индикатор цен фиксировался в среднем на уровне 600 рублей за МВт/час против 350 рублей в январе прошлого года.

В ОАО «Иркутскэнерго» заявляют, что в 2009 году загрузка мощностей компании достигнет максимума. Стратегией развития «Иркутскэнерго» до 2020 года предполагается увеличение установленной мощности компании на 2,49 тыс. МВт (в настоящее время установленная мощность 12,9 тыс. МВт). Программа предполагает колоссальные вложения, она оценена в сумму более 90 млрд. рублей. Однако введение в эксплуатацию новых станций произойдёт не ранее 2016 года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер