издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Инвалидам вышло послабление

Для сведения: на 1 января текущего года в Иркутской области (пока без учёта Усть-Ордынского Бурятского автономного округа) проживают 214 282 инвалида, из них более 13 тысяч – дети. Примерно, это 9% численности всего населения. Из недугов, провоцирующих взрослую инвалидность, на первом месте – патологии сердечно-сосудистой системы, на втором – онкология, на третьем – болезни костно-мышечной системы. Из заболеваний, влекущих детскую инвалидность, на первом месте стоят психические патологии, на втором – врождённые аномалии и на третьем – нервные болезни.

7 апреля Правительством России принято постановление, вносящее коррективы в правила признания лица инвалидом. Опубликованное в «Российской газете» 18 апреля, оно уже вступило в силу. Редакция попросила заместителя руководителя по экспертной работе Главного бюро медико-социальной экспертизы по Иркутской области Ларису Баранову прокомментировать новый законодательный акт. Что он сулит людям, страдающим серьёзными недугами: облегчит или, наоборот, усложнит их жизнь новая правительственная инициатива?

— Лариса Юрьевна, чем вызвано появление нового постановления?

— Прежде всего, обращением граждан непосредственно к президенту во время его «прямой линии» в октябре минувшего года. Если помните, тогда главе государства был задан вопрос: когда у человека нет ног, зачем ему каждый раз при заказе новых протезов проходить медицинскую комиссию? Президент тогда ответил очень грамотно. Он сказал, что необходимость переосвидетельствования вызвана возможностью предоставления инвалиду новых технических средств реабилитации в соответствии с характером и степенью нарушения его здоровья. Согласитесь, медицинская, в том числе и реабилитационная техника, совершенствуется постоянно. Проходя ежегодное или через какой-то определённый срок переосвидетельствование, инвалид получает более удобные и необходимые ему технические средства, рекомендации по социальной и профессиональной реабилитации. Но президент добавил: если частые переосвидетельствования вызывают дополнительные трудности у человека, процедуру нужно упростить. Согласуясь с мнением президента, Минздравсоцразвития приняло новое постановление, о котором мы сейчас и говорим. Изменения, продекларированные в нём, касаются установления инвалидности без срока переосвидетельствования у взрослых и установления категории «ребёнок-инвалид» вплоть до достижения молодым человеком восемнадцатилетия. Утверждён перечень заболеваний и необратимых изменений в организме, а также условия, при которых внесённые изменения вступают в силу.

— Но хотелось бы знать, облегчит ли новое постановление жизнь человеку, который напрямую, в силу своего заболевания, зависит от систематического прохождения медкомиссий?

— В какой-то степени облегчит. Я лишь напомню вам о том, что сам Закон «О социальной защите инвалидов» был принят в 1995 году, и он декларировал право каждого инвалида на получение социальной защиты, включая реабилитацию при наличии медицинских показаний. Но без врачебного обследования всё равно не обойтись. И граждане всё равно будут приходить к нам на освидетельствование, ведь состояние здоровья в течение жизни меняется. Это во-первых. А во-вторых, не нужно забывать о том, что государство постоянно расширяет спектр своих услуг инвалидам, и, уйдя из-под нашего наблюдения, человек не получает информацию о возможных положительных лично для него изменениях в сфере социальной защиты.

Я думаю, что новое постановление – это первый шаг, затем последует документ, разъясняющий, как долго может действовать разработанная для каждого конкретного инвалида индивидуальная программа реабилитации (ИПР). И тут будет справедливым заметить, что в нашей области мы совместно с Фондом соцстраха ещё до нового постановления приняли документ, позволяющий увеличивать срок переосвидетельствования с целью разработки ИПР при определённых заболеваниях до двух или даже до четырёх лет. И это при том, что в большинстве регионов России инвалиды ежегодно переосвидетельствуются для разработки индивидуальной программы реабилитации. Это именно та проблема, на которую сетовал инвалид, обращаясь к президенту.

— Всё-таки в ежегодном переосвидетельствовании был свой смысл – человек, по крайне мере, не исчезал из поля зрения врачей. А так, в связи с новым постановлением и дальнейшей его конкретизацией, инвалид сам себя может «приговорить» к отлучению от медицины.

– В том-то и дело! Новое постановление, с одной стороны, облегчает повседневность инвалидов, но с другой… У каждой «медали» всегда две стороны. Так вот, про обратную сторону: представьте себе ребёнка, впервые освидетельствованного в два или в четыре года, и потом, только спустя полтора десятка лет вновь появляющегося перед врачебной комиссий. Мы видим таких молодых людей, по воле прежде всего родителей (родители ведь всякие бывают!) лишённых медицинского внимания, обучающихся противопоказанным им по состоянию здоровья профессиям и, как следствие, утративших шанс на улучшение качества своей жизни. Как пример приведу вот такую ситуацию: до двухтысячного года в педиатрической практике действовал приказ, согласно которому инвалидность ребёнку по многим заболеваниям устанавливалась сразу до его шестнадцатилетия.

И что же? Не являясь на переосвидетельствование, такие, якобы получившие «вольную», ребята, лишались возможности восстановления в наших детских реабилитационных центрах органов соцзащиты: не могли бесплатно получать слуховые аппараты, кресла-коляски, другие необходимые им технические средства, а также предметы личной гигиены. Вот почему, пользуясь случаем, я хочу через газету обратиться как ко взрослым инвалидам, так и к родителям или попечителям детей-инвалидов: даже если, согласно принятому новому постановлению, сроки врачебного переосвидетельствования и индивидуальных реабилитационных программ по целому ряду заболеваний сейчас будут продлены, не лишайте себя или своих близких медицинского внимания.

— Поддерживая этот призыв, всё-таки спрошу вас, Лариса Юрьевна, о том, насколько доступны инвалидам комиссии по медико-социальной экспертизе? Для Иркутской области с её огромными расстояниями, с её северными «медвежьими углами» вопрос этот весьма злободневен.

— В Иркутской области работает 32 филиала и 7 экспертных составов главного бюро медико-социальной экспертизы. Часть из них расположена в самом Иркутске. Это главное бюро, бюро медико-социальной экспертизы, обслуживающее население областного центра, и бюро специализированного профиля. Но половина наших филиалов – в городах и районах области. Там, где их нет, мы проводим регулярные выездные заседания, о графике которых информируем территориальные учреждения здравоохранения, органы социальной защиты населения и отделения Пенсионного фонда. Например, всю прошлую неделю наши специалисты трудились в Братске в составе межведомственной рабочей группы, чтобы оперативно, по принципу «в одно окно», решить вопросы протезирования инвалидов. Такие же бригады в ближайшее время будут работать в Усть-Илимске и Усолье-Сибирском. Иногда, в исключительных случаях, проводим заочную экспертизу, основываясь на присланных почтой результатах исследований состояния здоровья. Причём ответственность за полноту и достоверность сведений несёт лечебное учреждение, оформившее направление на медико-социальную экспертизу.

Мы видим свой долг в том, чтобы сделать нашу службу максимально доступной нуждающимся в ней людям.

На снимке: Л. БарановаФото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер