издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Что волнует третью власть

В конце года в столицу съедутся самые уважаемые представители российской Фемиды, чтобы оценить нынешнее состояние правосудия и наметить перспективы развития судебной системы. О том, как изменилась третья власть страны за время между съездами, — в интервью нашего корреспондента с членом Совета судей России, делегатом VI съезда судей РФ, председателем Октябрьского районного суда г. Иркутска Николаем КУЛИКОМ.

— Николай Гаврилович, судебная реформа в нашей стране идёт уже полтора десятка лет, и конца ей, кажется, не предвидится. Как вы оцениваете её результаты?

— Сегодня можно констатировать главное: судебная власть в стране состоялась, и она способна защитить права человека, интересы общества и государства. Об этом красноречиво свидетельствует статистика. Далеко ходить не будем, возьмём нашу область. Представители третьей власти Приангарья в прошлом году рассмотрели 172 тысячи только гражданских дел — на 58 тысяч больше, чем в 2004 году, когда состоялся последний Всероссийский съезд судей. За эти три года, кстати, заявлений в органы правосудия поступило вдвое больше, чем за предыдущие 10 лет судебной реформы.

О чём это говорит? Прежде всего о темпах роста доверия к судебной власти. Очевидно, что суд в граждан-ском обществе завоёвывает всё более прочную позицию. Именно с ним население связывает надежду на справедливое разрешение своих проблем, на защиту. В том числе — от произвола чиновников исполнительной власти. А давно ли в глазах граждан правосудие было безжалостной бюрократической системой?

— Есть и другая статистика: у трети россиян (и, думаю, наши земляки не исключение), по данным социологических опросов, суд до сих пор не в авторитете.

— Причём благодарить за это надо вашего брата-журналиста, формирующего общественное мнение зачастую необъективной информацией. По-моему, решение этой проблемы лежит на поверхности: суды должны стать более открытыми. В этом направлении, безусловно, за последние годы сделано немало. Создана, например, государственная автоматизированная система «Правосудие», объединяющая суды общей юрисдикции. В рамках программы развития судебной системы до 2011 года доступ в ГАС «Правосудие» через Интернет получит любой пользователь. Так что очень скоро, я думаю, не будет проблемой узнать, где, когда, какое дело слушается, его движение по инстанциям, решение по нему. Как и данные о судье, принимающем решение. Управление Судебного департамента в Иркут-ской области сейчас над этим работает, а в Верховном суде РФ, некоторых регионах такие системы уже действуют. Судьи получают, таким образом, серьёзный стимул добросовестнее относиться к исполнению профессионального долга.

Но открытость суда связана не только с внедрением новых технологий. У нас ведь до сих пор «залом заседаний» служит кабинет судьи, где даже для родственников спорящих сторон не всегда есть места. Остальным же посетителям «открытый» процесс тем более малодоступен. Что ж, такое наследство досталось людям в мантиях от партийной власти. Только сейчас Судебному департаменту удалось более-менее справиться с «латанием дыр». И начать проектирование и строительство современных зданий для отправления правосудия. Конечно, хотелось бы ускорить этот процесс.

— Доступность судебной власти зависит и от нагрузки вершителей людских судеб. Её рост — оборотная сторона роста доверия к третьей власти. Совет судей России собирается решать эту проблему? Ведь сегодня во многих судах очереди, чтобы сдать заявление. Не говоря уж о сроках рассмотрения дел…

— Президиум Совета судей России в конце прошлого года принял постановление, в котором в качестве основного направления развития судебной системы названа её оптимизация. Малосоставные суды скоро будут упразднены, а штаты служителей правосудия перераспределены. Такая работа уже началась и в Иркутской области. Надо думать, эта мера, наряду с усилением штата помощников судей, позволит их немного разгрузить. Действительно, возрастающая из года в год нагрузка представителей третьей власти — серьёзнейшая проблема. Они работают буквально как на конвейере. Особенно в мировой юстиции. В прошлом году, правда, штаты мировых судей немного расширили, но остроту проблемы эта половинчатая мера отнюдь не сняла.

Прежде всего нужно менять сам принцип организации судебных участков. Сейчас они создаются в зависимости от числа проживающих на территории граждан. Вот почему в столь сложном положении оказались районы, где жилых зданий негусто, зато расположены органы публичной власти и центральные офисы большинства учреждений и организаций, являющихся ответчиками по многим гражданским и административным делам. Средняя месячная нагрузка мировых судей, несмотря на увеличение количества участков, зашкаливает в Иркутской области за сотню дел. Это значительно выше среднероссийского показателя. Четыре года назад этот вопрос уже стоял в повестке съезда как один из самых актуальных, а ведь тогда нагрузка была всё-таки меньше на треть.

— Так что «скорый и правый суд», о котором мечтал ещё Александр II, проводивший судебную реформу полтора века назад, так и остаётся для россиян недосягаемым? А количество жалоб наших сограждан в Европейский суд по правам человека на сроки рассмотрения дел, заключения под стражей между тем растёт…

— Вопрос о сроках, не спорю, остаётся злобой дня. Но я бы хотел сказать несколько слов в защиту наших судей. Я был в Европе, знакомился с зарубежными судебными системами. Тогда как нашим законодательством отведён на рассмотрение дела чёткий срок (2-3 месяца), в других странах в такие рамки судьи не поставлены. Там выше доверие законодателя к третьей власти. Например, в Австрии дело может рассматриваться годами — в этой стране система ещё запутаннее и сложнее нашей. Причём затраты граждан на процесс отнюдь не маленькие. И любой австриец, идя в суд, прекрасно знает, что процедура предстоит долгая и дорогая. Но он готов к этому.

— В Австрии, подозреваю, малоимущих всё же меньше, чем у нас…

— Это ещё одна составляющая доступности судебной системы. Сегодня, чтобы правильно составить исковое заявление в суд, надо заплатить адвокату тысячу рублей. Деньги, конечно, неподъёмные для пенсионеров, других социально незащищённых граждан. Тут нужна серьёзная государственная поддержка. И пока этот вопрос не решается, к сожалению, никак.

Вообще, главные задачи, поставленные перед профессиональным сообществом последней концепцией развития судебной системы, — нагрузка, сроки, открытость — можно решать только комплексно. Согласитесь, что, добиваясь доступности правосудия, мы увеличиваем тем самым поток поступающих дел и обостряем проблему сроков, нагрузки специалистов, качества решений. И всё это неминуемо отразится на авторитете судебной власти, который только-только начинает подниматься.

— Какие ещё вопросы поднимались Советом судей между съездами на пленарных заседаниях, совещаниях?

— Пробелы в законодательстве, например. В этом вопросе мы значительно отстаём от правовых государств, где действует, как правило, не меньше 3,5 тысячи законов. У нас как минимум на тысячу меньше. Или, допустим, проблема правовой защиты и безопасности судей. В Италии у каждого служителя Фемиды по два телохранителя, которых он и в лицо не знает, но которые своё дело делают. У нас этот вопрос открыт.

Вообще Совет в курсе всех проблем, волнующих наших коллег. Мы выходим с законодательной инициативой, обращаемся к президенту, правительству страны, и многие проблемы решаются. Да, не все. Остаётся ещё много и для следующего состава Совета. В том числе и такие глобальные, как создание ювенальных и административных судов, которые, как известно, были изначально заложены в реформе, но так и остались на уровне разговоров.

В Иркутской области, правда, суд с применением ювенальных технологий работает уже несколько лет в Ангарске, и анализ рассмотренных им дел показывает, насколько он эффективен. Но закона о ювенальной юстиции до сих пор нет, и решение актуальнейшего вопроса возвращения в нормальное общество социально неблагополучных детей затянулось до неприличия. Нельзя отдавать его на усмотрение судебных органов регионов.

Я в Совете судей России пред-ставляю интересы районного звена 18 территорий и могу сказать, что в Приангарье судебная система развивается очень активно. Тут надо отдать должное и Управлению Судебного департамента, и областному суду, а главное, конечно, самим людям в мантиях, председателям судов. В конце концов, как они организуют работу, как выполняют свой профессиональный долг, так и функционирует третья власть.

Интервью вела Людмила Фомина

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное