издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Баба ЕГЭ

Согласно народным суевериям, в мае нельзя играть свадьбу, иначе всю жизнь придётся маяться. Так что приходится учиться, даже если очень хочется жениться. Вот уже третий год в мае учащиеся выпускных классов действительно маются – они пишут тестовые работы ЕГЭ (единого государственного экзамена).

Кстати, если с ЕГЭ всё сложится хорошо и он приживётся в нашей образовательной системе, то, возможно, со временем будет принято указывать его результаты в брачных объявлениях (вместе с возрастом, увлечениями и телесными параметрами). А почему бы и нет? С помощью результатов ЕГЭ могут получаться прекрасные «цифровые портреты» жаждущих совместности личностей. Быть может, гармония результатов обученности, показанных супругами по окончании средней школы, – это ключ к счастливой семейной жизни.

Уже три года я принимаю участие в работе комиссий по проверке ЕГЭ. Проверяю историю и обществоведение. Это тяжёлая работа, которая не обходится без вспышек веселья. Дело в том, что в ученических работах всегда можно вычитать что-нибудь необыкновенно остроумное и бессознательно-мудрое. Конечно, особенно в этом плане везёт преподавателям литературы. Сам предмет подвигает учащихся на сочинение разнообразных шедевров. Тут может быть и вошедшее в анекдоты «Князь Нехлюдов был светский человек и мочился духами», и виденный лично мною небольшой, но яркий переворот в литературоведении: «Евгений Онегин» – это произведение с лишним героем».

Проверка же работ по истории хороша тем, что позволяет воочию наблюдать процесс бытования исторических и даже историософских штампов, существующих в современном общественном сознании. Ведь давно подмечено, что ничто так не выдаёт общество, как его молодёжь и система образования.

Попробую внести скромный вклад в историческую науку и создать, пожалуй, версию истории нашего Отечества, используя исключительно отобранные мною из школьных работ ЕГЭ фразы (они будут закавычены).

В истории нашей всегда осуществлялась борьба старого и нового. Поэтому «Аввакум был за старообрезание».

Но всё великое у нас началось, как известно, с Петра Великого. «Пётр I создал такие государственные учреждения, как табачная фабрика и поля для картошки».

Процедура передачи власти частенько была у нас не продумана. Случалось, например, такое: «Гвардия не могла отказать женщине, тем более императрице. Гвардейцы даже закрыли глаза на то, что императрица была прачкой из Финляндии». Это сказано про «восцарствование» (тоже отличное слово из работ) Екатерины I. А однажды дело дошло до того, что «с поста президента был опущен Хрущёв».

Власть не всегда соответствовала высоким требованиям. Так, например, «Столыпин был плохой человек и всех душил галстуками» (фраза, достойная Хармса). Или: «Участники Учредительного собрания были так стары, что не подходили под современные взгляды». Опять же: «Община была кормилицей дворян».

Из-за этой самой власти частенько приходилось воевать. Иногда проигрывали по странным причинам: «Цусима вёл войну в защиту интересов России, что было на руку Японии». Зато выигрывали по вполне определённым: «Главной причиной победы в русско-турецкой войне была тактичность русской армии».

Впрочем, власть наталкивалась на сопротивление «свободомыслитей» (гениальное слово). Так, например, «декабристы требовали повышения заработной платы, 8-часового рабочего дня и отмены смертной казни». А однажды «вернувшиеся из ссылки Ленин и Бродский взяли всё в свои руки». А ведь и правда – оба были в ссылке. Вдруг встречались?

Судя по всему, после их возвращения несладко пришлось даже Богу. Так и было сказано: «В те времена Бог был запрещён». Такая фраза, наверное, украсила бы любой теологический трактат. Плохо было не только Богу. «В лагерях сидели лучшие люди страны – Ахматова, Пастернак и доктор Живаго».

Борьба власти за, собственно говоря, саму власть и борьба с властью за лучшую долю – это два ключевых сюжета, создающих штамповую основу нашего – повторюсь: не школьно-косноязыкого, а нашего – восприятия собственной истории.

Если серьёзно, то когда возвращаешься с проверки ЕГЭ, то обязательно попадётся какой-нибудь знакомый, который спросит: а как ты сам относишься к ЕГЭ? И ждёт ответа. И приходится отвечать.

Да непросто отношусь. Но просто убеждён, что успех любого реформирования в нашей стране не столько в правильности (и уж точно не в идеальности) выбранных реформаторских целей, сколько в последовательности самого движения к ним. В неком волевом стремлении придерживаться взятого курса, не покупаясь на искушение исправить издержки заимствованиями из альтернативных моделей реформ.

В затянувшейся дискуссии об изменениях в образовании я бы предложил положить на стол несколько стратегий и без всяких споров о том, что лучше, просто спичку вытянуть, какую из них реализовывать. Но после этого уже ничего не менять в случае подсказанной стратегии. Даже просто взять самую худшую из стратегий, но поклясться не отступать и не сворачивать, пока она полностью не будет реализована. Если выбрали болонскую систему, то пусть будет болонская система, если профильное образование, то профильное, если ЕГЭ, то ЕГЭ и т.д. Поступая последовательно, мы и выгоды получаем, и за риски несём ответственность. Все попытки объединения лучшего из разных моделей приводят к объединению худшего из них.

Пусть будет хоть ЕГЭ, хоть Баба Яга. Лишь бы надолго.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер