издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прибрежные противоречия

Почему байкальская глубинка не вписалась в рыночные реалии?

Порт Байкал – конечная станция маршрута по КБЖД, который начинается в Слюдянке. Отмотав на «мотане» сто с небольшим километров за шесть часов, покидаешь этот убогий, но удивительно живучий вид транспорта с чувством глубокого удовлетворения: все путевые невзгоды остались позади. Впереди, в нескольких десятках метров от вокзала, вечный как мир Байкал, в обрамлении людских забот и проблем, радостей и огорчений.

(Продолжение. Начало в прошлом номере «ВСП»)

В жизни тех, кто издавна обосновался в этих местах, их всегда хватало с избытком. Стодвадцатилетняя история Порта Байкал (юбилей посёлка был в прошлом году) – это и строительство КБЖД, и войны, и коллективизация со всеми историческими последствиями, тяжелейший период послевоенных лет. Пережив множество разных структурных реорганизаций, зачислявших Порт Байкал то в состав Иркутской области (губернии, округа), то отправлявших его назад, в Слюдянку, нынешний рабочий посёлок Порт Байкал получил статус городского поселения и вошёл в состав Слюдянского муниципального района Иркутской области. Своеобразие местных ландшафтов – скалистые горы, которые отделяют от Байкала порой несколько десятков метров земли, – наложило отпечаток на жизнь и быт людей. Заставило ценить каждый её клочок, который мог бы пригодиться для садово-огородных работ и других, не менее насущных нужд.

С этим здесь, пожалуй, главная проблема. Даже не проблема – настоящая беда, потому что земля посёлка почти вся, без остатка, отведена железной дороге. Ещё небольшая часть входит также в состав федеральной структуры – национального парка. Любопытный факт: отвод прибайкальской земли железной дороге в 1995-м и 2006 годах отмечен на карте, которая висит в кабинете недавно избранного главы поселения Владимира Хлебалова. Жёлтой полосой, поскромнее – первый отвод, и ярко-красной, отхватившей новые, солидные куски земли и на горах, и на равнине, – второй.

— Живём как в резервации, – говорят здешние жители. – Шагнёшь за порог дома, и ты уже не на своей, муниципальной – на чужой земле. Железнодорожное начальство, которое время от времени наведывается в эти края, так и говорит: скажите спасибо, что пока ещё живёте тут, что вас никто пока не гонит.

Ещё один документ, обративший моё внимание в том же поселковом офисе, – план развития Порта Байкал до 2011 года. Выполненный вполне «на уровне», с красивыми иллюстрациями на дорогой бумаге, с применением новейших полиграфических технологий, он выглядит сказочной птицей, невесть каким ветром занесённой в эти суровые края. Листая красочно оформленные страницы, читатель узнаёт, что, в соответствии с расчётом объектов культурно-бытового назначения, в порту должен появиться ещё один детсад с полсотней юных портовчан, что количество детей, обучающихся в местной общеобразовательной школе, должно вырасти с 70 нынешних до 250 запланированных, что к маленькому фельдшерскому пункту обязан добавиться стационар на 50 коек с современными поликлиникой и амбулаторией, и всё остальное в таком же духе. К «остальному», кстати, относятся четыре современных предприятия общепита, спортивный зал на 600 человек, два крытых бассейна на 125 человек каждый, четыре бани-сауны, а также значительное увеличение жилищного фонда. Красивая сказка сегодня мирно пылится в шкафу, тогда как на узкой полосе здешнего байкальского берега происходят совсем другие события.

— На чём основаны эти расчёты? Кто будет вкладывать в это деньги? – резонно спрашивает Хлебалов и сам же отвечает: – У бывшего губернатора в отношении Порта Байкал были грандиозные планы. Главная роль в их реализации отводилась дороге и крупным бизнес-структурам. Наверху горы, возле маяка собирались построить гостиничный комплекс с видовыми площадками, соединить всё это подвесной дорогой с пиком Черского и т.д. Миллионы рублей, которые ожидались из федерального бюджета для реализации проекта особой экономической зоны на Байкале, как манна небесная должны были осчастливить всех страждущих новорусского туризма и быстрых выгод.

По одёжке протягивай ножки – похоже, этот вечный русский тезис лежит в основе организации местного самоуправления, который «признаётся, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации». Известный ФЗ-131, принятый Госдумой в октябре 2003 года, предусматривает некий переходный период. Так или иначе, уже 1 января следующего, 2009 года, Закон «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» должен стать основой жизни населения страны. Как отмечала одна из федеральных газет, «к этому моменту имущество должно быть перераспределено между регионами и муниципалитетами, между муниципальными районами и поселениями в соответствии с разделениями полномочий. Поселения должны начать самостоятельно выполнять все свои функции, в том числе и те, которые сегодня разрешено передавать в районы. А у районов появится возможность распоряжаться имуществом, лесными и водными ресурсами, землёй».

Некоторые российские политологи, однако, считают, что за полгода до стартовой даты реформа местного самоуправления находится в подвешенном состоянии. На примере небольших поселений, расположенных на КБЖД, в уникальных по красоте байкальской природы местах это проявляется особенно заметно.

— Никто не собирается вкладывать деньги в развитие нашего поселения; красивый план с крытыми бассейнами, банями, саунами и спортивным залом, который был выполнен по заказу областных властей, – всего лишь бумага. Наш нынешний бюджет с огромным минусом, – рассказывает глава поселения. – Ежегодных дотаций – 520 тысяч из области и 300 из района – не хватает даже на зарплату. Разбиваем его на 12 месяцев. Не хватает денег в мае – берём из июньских, в июне – из следующего месяца, и так далее. Прокурор района требует привести бюджет в соответствие с требованиями Бюджетного кодекса, сократить дефицит до 10 процентов. У нас он сегодня на несколько порядков больше. При том, что сокращены все, кого только можно было сократить: из трёх муниципальных служащих – двух, остались водитель (на полставки), и по 0,25 ставки – уборщица и электрик. Даже при таких жёстких сокращениях бюджетный дефицит в несколько раз превышает законную планку. Из планов работы поселения убрали пожарную безопасность, развитие и благоустройство, правоохранительную службу, даже оказание услуг ЖКХ. Если денег нет и не предвидится, зачем планировать заранее неосуществимое? Мы у себя в администрации подсчитали: чтобы получить законные 10 процентов, нам надо три месяца не выходить на работу, как бы самораспуститься.

Главный источник доходов в бюджетах поселений – сбор налогов. На территории Порта Байкал несколько крупных налогоплательщиков: завод по розливу байкальской воды, порт Восточно-Сибирского речного пароходства, железная дорога – тупиковая станция КБЖД. Все налоговые отчисления этих предприятий уходят в область или Москву. Налог с физических лиц невелик, половина земельного налога, опять же в соответствии с недавней законодательной поправкой, уходит в район. Так финансовая самостоятельность поселения оказалась практически сведена к нулю. Нет денег – нет решения реальных жизненно важных для сельчан вопросов.

— Мы здесь поставлены вроде бы для того, чтобы улучшать жизнь людей, – сетует глава Маритуйского МО Александр Смирнов. – Но за счёт чего решать бюджетные вопросы? Железная дорога, которая здесь проходит, – федеральная, национальный парк – тоже. Других налогоплательщиков, источников и организаций нет. На этот год мы приняли бюджет с дефицитом около 1000 процентов; сегодня, чтобы привести его в соответствие с законом, вынуждены сокращать почти всех бюджетников и все свои полномочия, в том числе и уборку мусора, благоустройство посёлка, его освещение. Выручает добросовестность людей. Например, мусор убираем в посёлке сами, сгребаем его в кучи, но проблема вывоза остаётся нерешённой годами. Обращались к железнодорожникам, они говорят: платите. Из каких средств? Мотовоз, который возит мусор в Слюдянку, на полигон, стоит 800 рублей в час. Одна поездка – 12 часов. Нетрудно подсчитать, во что обойдётся нам вывоз мусора.

Даже поверхностному взгляду туриста, путешествующего по Кругобайкалке, видно, что с уборкой, и особенно вывозом мусора, в здешних поселениях далеко не всё благополучно. А в Порту Байкал эту ситуацию уместнее назвать экологической катастрофой. Главная роль в создании которой принадлежит той же дороге, конкретнее – структуре, которая отвечает за развитие туризма на КБЖД.

В течение последних 10-12 лет видно, что железная дорога неуклонно увеличивает объёмы арендуемой в этих краях земли. Какими же принципами руководствуются новые арендаторы?

Один из примеров. Недавно в Порту Байкал железнодорожники построили сауну. Там поблизости раньше находилась свалка, куда свозили мусор, стояли туалеты. Но сауна, была, конечно, важнее санитарного состояния всего посёлка, и потому мусорную свалку – чтобы не мешала – переместили в другое место, аккурат под окна одноэтажных жилых домов. Там же поставили почти бутафорский туалет. Теперь под окнами людей с каждым днём растут горы бытовых отходов и мусора, туалет быстро оказался переполненным, и всё равно те же туристы с поездов бегают туда, потому что он на виду, в двух шагах от вокзала. А местные жители задыхаются от зловония и пишут гневные письма в Слюдянку и Иркутск, прикладывая «наглядность» – фото-графии мусорных гор под окнами своих домов.

Горы мусора сегодня одна из главных достопримечательностей посёлка. Они давно завалили все мусорные контейнеры, всякий бытовой хлам складируется сверху, сбоку – как придётся. Общую картину дополняют кучи ржавого железа, обломки бетонных плит, между которыми начинает пробиваться молодая травка. Расположенные вдоль железнодорожного полотна, они явно не украшают туристический бизнес, который сегодня активно развивает ВСЖД.

– У нас нет своей поселенческой земли, – говорит Хлебалов. – Старую площадку для хранения мусора запретили – кто-то из местных написал в Росприроднадзор и в прокуратуру. Теперь меня таскают по судам – приношу вред окружающей среде. Вообще-то выделение такой площадки – компетенция районной власти. Недавно наша администрация заключила договор на вывоз мусора с одной иркутской фирмой. На пароме это обойдётся в 1200 рублей за кубометр. По условиям договора нужна специальная площадка примерно 10 на 8 метров для сортировки и погрузки твёрдых бытовых отходов, которой до сих пор нет. Зато есть огромные горы мусора и проблемы, которые растут вместе с ними.

Одним из самых сложных вопросов в жизни поселений назвал проблему утилизации твёрдых бытовых отходов первый заместитель мэра Слюдянского района Георгий Трифонов.

– Такого мусорного беспредела раньше не было. Сейчас своей поселенческой земли в том же Порту Байкал почти не осталось, но появились огромные толпы туристов, путешествующие на «Кругобайкальском экспрессе» и других подобных поездах. А местные жители неожиданно оказались между интересами турбизнеса, который активно продвигает ВСЖД, и невозможностью тех же поселений на КБЖД утилизовать и свои, и чужие отходы. Логично было бы решать эти вопросы с участием железной дороги, которая получает миллионные прибыли от посещения туристами этих мест.

Фото автора

Окончание – в одном из ближайших номеров «ВСП»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер