издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Северное страдание

Проблема предоставления жилья людям, выехавшим с северных территорий, в очередной раз встала перед областной властью со всей остротой. Бывшие северяне, периодически устраивающие пикеты возле здания областной администрации, в понедельник начали голодовку. Она продолжалась в течение всего дня, однако вечером к пикетчикам подошли сотрудники внутренних дел и сообщили, что акцию необходимо прервать, поскольку не оформлены все документы. Голодовка перенесена на следующую неделю.

Пикетчики пошли на «крайние меры», несмотря на то, что на прошлой неделе с ними встречались первый заместитель губернатора Юрий Параничев и представители областного департамента социальной защиты населения. Временно исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Игорь Есиповский дал поручение структурным подразделениям администрации держать вопрос на особом контроле. По словам директора департамента социальной защиты населения Иркутской области Семёна Крутя, сейчас «северный вопрос» прорабатывается в Москве.

«Это наша четвёртая голодовка за два года, – заявила член инициативной группы пикетирующих Валентина Кошевая. – Сколько времени она продлится, мы не знаем. Будем смотреть по состоянию здоровья». На газон около здания администрации вернулись палатки и потрёпанные растяжки с призывами к власти. В понедельник в акции участвовали 8 человек из 14 пикетирующих. Все – женщины пенсионного и предпенсионного возраста. Настроены они по-боевому и заявляют, что покинут свой пост, только получив ключи от квартир.

На сегодняшний день очередь на получение жилищных сертификатов в Иркутской области составляет более 13 тысяч человек. «На мой взгляд, ситуация во многом усугубляется тем, что федеральное законодательство не разграничивает понятия «выехавшие» и «выезжающие» северяне, – говорит Семён Круть. – У нас более тысячи человек, которые лет 10 назад добросовестно сдали свои квартиры государству и уехали … в никуда. Они не виноваты в том, что до сих пор не получили квартиры на новом месте, как им было обещано. Однако и областные власти не могут вмешиваться в федеральную компетенцию».

Среди пикетирующих, например, практически все – бывшие жители Мамско-Чуйского района. В очереди на жильё стоят по 10-12 лет. Но дело в том, что субсидии северяне получают из средств федерации, согласно федеральному законодательству. Область не имеет права как-то влиять на этот процесс. А федеральный закон устанавливает строгую очерёдность на получение жилищного сертификата. В первую очередь сертификаты предоставляются инвалидам 1 и 2 группы и инвалидам детства. В этой категории насчитывается 2248 человек, из них 1993 пожелали получить сертификат в 2008 году.

В нынешнем году финансирование жилищных субсидий для Иркутской области увеличено в несколько раз. В 2008 году сумма составит 450 млн. рублей, в 2009 – 510 млн., в 2010 – 524 млн. рублей. С 2010 года федеральная целевая программа «Жилище», согласно которой происходит финансирование, заканчивает своё действие. Для того чтобы закрыть всю очередь, области требуется порядка 16 млрд. рублей. Правда, есть надежда, что финансирование по новой программе, которая будет действовать с 2010 года, будет увеличено. Тогда решить проблему северян можно будет быстрее. Напомним, что пикет северян у здания областной администрации с перерывами длится уже третий год.

В ноябре прошлого года с пикетчиками встречался губернатор. После этого акция протеста была приостановлена и возобновилась 25 марта 2008 года.

Программа для жителей области, находящихся в трудной жизненной ситуации, была разработана и принята в прошлом году. Название программы говорит само за себя. По словам представителей власти, программа была разработана специально «под пикетирующих». В рамках программы область пыталась облегчить жизнь бывшим северянам, предоставив наёмное жильё, в котором они могли бы жить, пока не получат сертификат на собственную квартиру. На реализацию программы областной бюджет выделил 50 млн. рублей.

Однако только две семьи из числа пикетирующих подошли под условия программы.

В федеральном законодательстве существует чёткое определение людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Первый критерий – отсутствие жилья, второй – ежемесячный доход на одного члена семьи не должен превышать прожиточный минимум. Если с первым условием у бывших северян всё в порядке, то со вторым – прямо беда. Практически все имеют доход выше прожиточного минимума. Сама сумма прожиточного минимума индексируется каждый квартал. В последний раз она составляла более 4 тысяч рублей.

«Понимая всю остроту «северной» проблемы, мы с прошлого года пытаемся выйти на федерацию с предложением по внесению изменений в федеральный закон, – говорит Семён Круть. – Предлагали внести поправки о передаче полномочий по распределению средств среди очередников на уровень субъектов и получили отказ. Теперь мы пошли по другому пути. Мы предлагаем полномочия по распределению субсидий передать правительству. Правительство, в свою очередь, пусть решает, каким регионам передать право определить людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с тем чтобы перераспределить на них часть средств вне общей очереди. Под людьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, я прежде всего имею в виду выехавших северян, оставшихся без жилья».

Нужно отметить, что Иркутская область – единственный регион, в котором проблема выехавших северян приобрела такую остроту. Нигде больше люди не выезжали с Севера в массовом порядке. Как правило, дело ограничивалось десятком случаев.

Как сообщили в департаменте социальной защиты населения области, проблема северян будет обсуждаться в четверг на совещании под руководством первого заместителя губернатора Юрия Параничева.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер