издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Альтернатива пороку

Есть ли смысл в принудительном лечении от наркомании?

На заседании Общественного совета при администрации области по проблемам противодействия наркоугрозе полемику вызвало обсуждение двух вопросов повестки: есть ли смысл в принудительном лечении наркоманов и какая профилактическая программа предпочтительнее для школ и вузов.

Профессор Иркутского юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ Юрий Солодун, оценивая наркоситуацию в регионе, заявил, что она не терпит пассивного выжидания. На наркологическом учёте в области сейчас состоят более 52 тысяч алкоголиков и 12 тысяч 320 наркоманов. Их правовой статус по существу не определён: больные они или преступники? Большинство наркозависимых страдают расстройствами психики, систематически привлекаются к административной и уголовной ответственности. По мнению профессора, они представляют для общества серьёзную опасность.

В 2007 году в регионе к уголовной ответственности привлекалось более 17 тысяч зависимых от алкоголя и наркотиков. Корректно ли с позиций права вторгаться в их частную жизнь и принуждать к лечению? Доктор медицинских наук, старший советник юстиции Юрий Солодун считает, что нынешнее законодательство, в котором отсутствует институт принудительного лечения даже для осуждённых наркоманов, противоречит сложившимся реалиям. Сегодня наркоман, отбывающий наказание, сам решает, проходить ему лечение от зависимости, или не стоит. Между тем по своему психическому состоянию и характеру поведения наркоманы ничем не отличаются от тех душевнобольных, которых суд помещает в стационары закрытого типа для принудительного лечения.

Профессор Солодун заявил, что недостаточно ввести контроль суда за назначением принудительных мер медицинского характера наркозависимым, необходим также судебный контроль за выполнением этих мер. Причём сроки принудительного лечения наркоманов, согласно предложению доктора медицинских наук, суд не должен связывать со сроком отбывания наркопреступником наказания. Освобождение из мест лишения свободы – вовсе не повод, по мнению Юрия Солодуна, прекращать лечение от зависимости. Больной просто должен «передаваться» в другие руки: из лечебного учреждения «зоны» – в то, которое расположено по месту его жительства.

В целом предложения профессора были приняты Общественным советом: решено ходатайствовать перед Государственной Думой РФ о возвращении к практике принудительной госпитализации наркоманов и алкоголиков, которые уклоняются от амбулаторного лечения. Известно однако, что проект закона о принудительном лечении больных, страдающих химической зависимостью, и без того находится на рассмотрении Госдумы РФ – он принят уже во втором чтении.

А кроме того, у членов Общественно совета явное недоумение вызвала непоследовательность профессора, ратующего за введение принудительных мер медицинского характера для героинщиков. Ведь начал он своё выступление с заявления о неэффективности наркологической помощи как таковой. По его словам, специалисты-наркологи сегодня в состоянии только снять абстиненцию, или, как говорят сами наркоманы, ломку, что формирует у больных лишь новый уровень толерантности. Говоря проще, после медицинского вмешательства героинщики отнюдь не прекращают колоться, их доза даже увеличивается. Но если врачи не в состоянии помочь тем, кто пришёл к ним за помощью добровольно, осознанно, то какой смысл добиваться массового принудительного лечения? Тем более что для организации такой помощи потребуются огромные средства. Сам же профессор утверждает, что без строительства специальных лечебно-трудовых профилакториев (типа бывших ЛТП для алкоголиков) никак не обойтись.

В то время, пока Общественный совет обсуждает подобные прожекты, достаточно далёкие от воплощения в жизнь, специалисты занимаются менее масштабными, зато более реальными проектами. Так, с осени в Иркутской области планируется конкретное сопровождение всех наркозависимых, изъявивших желание пройти курс лечения в наркодиспансере. Наркоманы, попавшиеся на мелких преступлениях, будут поставлены перед выбором: наказание или центр реабилитации. (В этом, кстати, нет ничего нового: подобная система работает в других странах). Есть ещё другие проекты, которые давно требуют внимания и изучения. Например, уже несколько лет в Ангарской колонии № 2 успешно действует реабилитационный центр для осуждённых алкоголиков и наркоманов. Его опыт перенимают сегодня в других регионах России, им интересуются зарубежные специалисты, у нас же, «дома», распространять его пока не пытались.

Полемика при обсуждении профилактической программы «Полезная прививка», которая уже внедряется в ряде иркутских школ, содержала много критики. Не всегда, к сожалению, конструктивной. Священник Александр Абидуев, руководитель отдела по работе с молодёжью Иркутской Епархии Русской православной церкви, выразил недовольство тем, что программа имеет американские корни. Нельзя допустить, чтобы страна, из которой к нам пришли наркомания и СПИД, теперь учила нас с этими пороками бороться. По мнению священника, нужно разрабатывать и внедрять собственные проекты. Тем более что и деньги из областного бюджета для этого предусмотрены в системе мер по противодействию распространению наркомании.

Думаю, для многих членов совета так и осталось неясным: зачем разрабатывать всё новые и новые образовательные программы и тратить на это средства? Пару лет назад, когда в Иркутской области проводилась акция «Поезд в будущее», специалисты столичных НИИ, помнится, привозили множество готовых, апробированных программ по профилактике наркомании среди детей и молодёжи, начиная с ясельного возраста и до возраста зрелой юности. Для педагогов, психологов проводились тогда тренинги, предлагалась конкретная помощь по внедрению программ, к которым прилагались методические рекомендации.

Но заграничного и столичного опыта нам, оказывается, мало. Проректор по воспитательной работе Иркутского педагогического университета Алексей Ушаков подробно рассказал членам Общественного совета о деятельности рабочей группы по внедрению собственных образовательных программ профилактики наркомании, разработке авторских методических пособий, организации тренингов – работа в педагогическом вузе проводится нешуточная. Спрашивается, куда столько методик – их собираются солить или всё-таки применять в школах? Школьникам такого количества программ вовсе не требуется. Как справедливо заметила директор областного департамента образования Наталья Малявкина, толк от профилактики появится только в том случае, если ею будет охвачено хотя бы процентов 80 детей. А до этого ещё далеко. Кроме того, чтобы ввести в школах новый курс, требуется одобрение министерства, а сегодня оно получено только в отношении программы «Полезная прививка». Может, она и не самая совершенная, но её можно применять уже сейчас, и она позволяет научить детей делать выбор в пользу здорового образа жизни.

Синица в руке – это всё же лучше, чем журавль в небе.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер