издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Конопляное излишество

Криминальную «передачу» для осуждённого собирали всем селом

К беспробудному пьянству, которое традиционно скрашивает деревенскую жизнь, добавилась в последнее время не совсем типичная для селян забава: кроме «стеклореза», оказывается, для «улёта» вполне годится «травка». В бытовом сознании привыкших к крепкому спиртосодержащему продукту деревенских жителей этот наркотик числится… так, баловством. Его употребляют «на десерт», а не в качестве «основного блюда». Но бывают ситуации, когда волей-неволей приходится подчиняться «сухому закону» – тогда только на «травку» и надежда.

Юрий Пятында был осуждён Заларинским районным судом за изнасилование и находился в изоляторе временного содержания при РОВД. Мать с младшим братом собирали ему продуктовую посылку. Чтобы как-то скрасить дорогому родственнику жизнь за решёткой, решили заодно передать ему в ИВС и магнитофон: будет слушать музыку – глядишь, мрачные мысли в голову не полезут. Идея принадлежала 18-летнему Павлу, а мать её горячо поддержала. Так же горячо она одобрила и предложение младшего сына в придачу к магнитофону и клипам отправить арестанту немного «травки». Юрий и в добрые-то времена не прочь был побаловаться дурман-травой, тем более приятно ему будет поймать кайф в мрачном каземате, отвлечься от горьких дум.

Екатерина Андреевна, как человек дела, тут же кинулась претворять идею младшего сына в жизнь. По материалам уголовного дела, рассмотренного Заларинским судом, видно, что найти в селе Ханжиново сырьё и приготовить из него наркотик большого труда 50-летней женщине и её 18-летнему отпрыску не составило. В затее приняли участие множество сердобольных односельчан. Некий Тигран принёс свой однокассетный магнитофон. У кого-то из соседей Екатерина Андреевна, отлучившись ненадолго, раздобыла баночку с пыльцой конопли. Ещё четверо «болельщиков» наблюдали, как брат арестованного держал «пыль» над паром из чайника, делил полученную массу на три «ляпа», бережно упаковывал каждый в целлофан и прятал внутрь магнитофона, с которого была снята крышка. Некоторые из свидетелей в меру сил помогали. Независимо от того, в какой стадии находился процесс, когда каждый из проходивших по делу очевидцев заглядывал к соседке на огонёк, все без исключения уверенно заявляли на следствии и в суде, что сразу поняли: идёт приготовление наркотика из конопли. Для жителей села Ханжиново подобное занятие стало столь же знакомым и обычным делом, как настаивать брагу или гнать самогон.

Соседи же помогли сердобольной матери отвезти передачу в Заларинский ИВС. Мало того, что никто из них не увидел ничего предосудительного в действиях родственников арестанта, хотя все понимали, что на их глазах совершается преступление. Но ни у кого, как ни странно, не хватило смекалки додуматься, что вся эта затея с передачей в зону конопли была просто обречена на провал. Если сами они учуяли ни с чем не сравнимый дух каннабиса, едва переступив порог помещения, где изготовлялся наркотик, то почему его не должны были учуять сотрудники ИВС? Магнитофон с дурманящей начинкой простоял на полке в конвойном помещении с вечера до утра – на его передачу требовалось разрешение начальника изолятора временного содержания. За разрешением дело не стало, но к тому времени, когда оно было получено, аппаратура издавала такой стойкий и специфический аромат, что не обнаружить духовитую начинку было бы просто странно.

Так что, естественно, в то же утро последовали рапорт дежурного ИВС, осмотр места происшествия. А вскоре было готово и заключение химической экспертизы, показавшей, что в изъятой из магнитофона начинке оказалось наркотическое вещество гашиш весом 35,85 грамма, приготовленное из верхушек растения каннабис. Преступление, вменённое Павлу Пятынде и его матери Екатерине Андреевне Страмиловой, отнесено Уголовным кодексом к категории особо тяжких: покушение на незаконный сбыт наркотического средства группой лиц, по предварительному сговору, в особо крупном размере, не доведённый до конца по не зависящим от обвиняемых обстоятельствам.

При назначении наказания Заларинский районный суд учёл раскаяние подсудимых, их активную помощь в раскрытии преступления. Мать и сын были приговорены хотя и к реальному лишению свободы, но срок им определён ниже низшего предела, предусмотренного за это общественно опасное деяние уголовным законом. Павел Пятында получил четыре года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Екатерине Андреевне Страмиловой предстоит провести в колонии общего режима четыре с половиной года. Дополнительного наказания в виде штрафа суд сердобольным родственникам, учитывая их тяжёлое материальное положение, не назначил. Мать и сын нигде не трудились, «заработки» их были случайными и не всегда законными. Страмилова, к примеру, ко дню совершения преступления с наркотиками отбывала условное наказание за квартирные кражи (неотбытый срок частично присоединён к новому).

Так за колючей проволокой оказалась вся дружная семейка.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер