издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гремлины: русская версия

Ну, что ты будешь делать – воруют! Воруют, хоть кол на голове теши! Ничего не меняется в пределах матушки-России со времён Салтыкова-Щедрина и Гоголя. Похоже, к набору природных инстинктов человека у большого процента россиян в довесок добавлен зуд воровства, который никакими проповедями, никакими карами извести нельзя. Конечно, разные бывают воры. Есть размашистые, матёрые, космического, что называется, масштаба. А есть и такие, что, словно смиренная курочка, «по зёрнышку клюют». Только курочка промышляет чем Бог пошлёт, что на дороге валяется. А наши старатели на воровской ниве норовят проникнуть в почтенные владения соседа, где и жнут несеянное. Залезут в жилище, обчистят, напакостят, наследят – и смываются с краденым добром. Оставляют после себя мерзость запустения и безобразный ералаш. Не ветшает старинная поговорка: «Господи, прости, в чужую клеть пусти, дай нагрести да и вынести!». Самая расхожая уголовная практика в отечестве. Суды трещат от дел по квартирным кражам. А сколько их остаётся нераскрытыми? Воровские эпизоды, о которых мы расскажем, окончились для жуликов плачевно.

Вот тебе, бабушка, и новая метла!

Все помнят, как в кино фантастические пакостники гремлины навестили бабусю на Рождество. Хрипло распевая бесовские колядки, эти зловредные существа напугали старушку до смерти. Раз в крещенский вечерок, а именно 20 января нынешнего года, к Саре Васильевне, жительнице посёлка Качуг, тоже наведалась нечисть. Около восьми часов пополудни пожилую женщину встревожил стук в дверь. Она вышла в сени и спросила: «Кто там?». Женский голос ответил: «Не хотите ли купить новую метлу? Помните, какую хорошую метлу мы вам продали осенью?». Хозяйка неважно слышит и не поняла предложения. Женщину, которая с ней говорила, она не узнала и поэтому благоразумно решила дверей не открывать. Так прямо и сказала: не открою, мол, и всё.

Но неизвестная гостья не уходила и продолжала настойчиво стучать в кухонное окно. Сара Васильевна, объятая беспокойством и страхом, всё это время находилась на кухне, не смея вернуться в комнату. Это продолжалось некоторое время. За окном она смутно различала женский силуэт в белой шапочке с капюшоном на голове. Что-то недоброе чудилось бабушке в этом позднем явлении, тяжёлые предчувствия томили её робкую душу. И не напрасно. Как выяснилось очень скоро, пока незнакомка атаковала избу с кухонного фланга, не давая бдительной старушке покинуть место явного вторжения, в комнату со стороны палисадника, разбив оконное стекло, пролез другой не-прошеный гость.

Им оказался 42-летний безработный качугский выпивоха Олег Иляскин. Он и впрямь по осени продавал бабушке добротную метлу, знал, что покупательница живёт одна, еле передвигается и туговата на ухо. В день описываемых событий бывалый рецидивист Иляскин вместе со своей также не работающей сожительницей Мариной Ж. решил ограбить беззащитную престарелую землячку. Тех нескольких минут, когда Марина отвлекала внимание хозяйки своим настойчивым стуком и окликами, ловкому жулику хватило, чтобы с размахом поорудовать в пустой комнате. Осмотревшись, он живо проверил кровать и обнаружил под подушкой (типичный стариковс-кий тайник!) женскую сумочку с деньгами. Само собой, 19 100 рублей тут же перекочевали в карман похитителя. Затем вор выпотрошил шифоньер, забрав простыни, одеяла, пять отрезов ткани, нехитрые предметы гардероба, не погнушался даже ночной сорочкой. Всё без разбору он чохом засунул в наволочку. Туда же отправились сотовый телефон со стола, а также женские варежки и махровые носки со спинки дивана. Видно, основательно и прилежно привык «работать» преступник, уже имевший за плечами шесть судимостей.

Пять минут – и дом жертвы очистился от «лишнего» имущества на сумму 25 тысяч рублей. Добро, утрамбованное в наволочке, через окно полетело в палисадник. А вслед за ним жилище спешно покинул и сам Иляскин. Своей зазнобе и соучастнице Марине он дал знак, и оба скрылись с места преступления. Большую часть добычи Иляскин спрятал в туалете заброшенной усадьбы по соседству с домом обчищенной бабуси. Ну, а украденные деньги с сожительницей и собутыльницей Мариной Ж. понёс, известное дело, в магазин, где первым делом были куплены выпивка и закуска.

Обнаружившая хищение в своём доме бедная старушка подняла, конечно, шум. И наших лису Алису и кота Базилио, потерявших бдительность от радости и спиртного, быстро вычислили в маленьком населённом пункте и замели куда следует. Им пришлось признаться в своём жалком злодеянии, вернуть односельчанке её пожитки и даже деньги, которые ещё не успели прокутить. Марина Ж. Качугским районным судом осуждена на один год условно с испытательным сроком два года. А вдохновитель и главное действующее лицо преступного эпизода Олег Иляскин отправился в исправительную колонию общего режима на 3 года. В пользу потерпевшей с него будут взысканы 15600 рублей в возмещение ущерба.

Врагу не сдаётся наш гордый ворюг!

Удивительную картину застала у себя дома жительница Култука Н., вернувшись из магазина. Было это в канун Международного женского дня. Уже по дороге к дому для Н. начались сюрпризы. Позвонил муж, взволнованно сообщив, что в квартиру кто-то забрался. Ускорив шаг, женщина поспешила к своему очагу. Здесь она увидела своего благоверного, мать и сотрудников милиции. Один из блюстителей закона как раз покинул подполье, когда хозяйка вошла в дом. В окне веранды было разбито стекло, а на полу, возле самой двери, уже стояли аккуратно приготовленные к выносу музыкальный центр и видеомагнитофон общей стоимостью 6500 рублей.

Самым поразительным показалось женщине не увиденное, а услышанное. Под полом происходило что-то несусветное, оттуда раздавались странные, дикие звуки. Слышался мужской голос с характерной хрипотцой и хмельной отрыжкой, не совсем членораздельно этот глас вопиющего из подполья повествовал о своём тюремном прошлом и о воровских «заслугах», за которые его «закрывали». Всё тот же треснутый баритон распевал удалые песни, крыл матом стражей порядка и пафосно заявлял, что нипочём не выйдет на свет Божий.

Тот милиционер, что лазил за лиходеем в подполье, достать его не смог. Злоумышленник забился вглубь и, не желая даваться в руки, переполз в подполье соседней квартиры. Последовать за вором не было возможности, так как отверстие между соседскими погребами оказалось очень маленьким. Только худоба и отчаянный страх помогли преступнику в него протиснуться. Впрочем, со страхом он, по-видимому, быстро совладал. До такой степени, что даже попросил у лазавшего в подпол милиционера закурить. А вылезать к поймавшей его с поличным компании наотрез отказался. «Я, – говорит, – и так совсем недавно «оттуда», так что добровольно нипочём не пойду!». Тут он снова принялся распевать и сквернословить. Гвардия погибает, но не сдаётся, одним словом.

Что ж, пришлось служителям возмездия препроводить упрямца в кутузку с особым почётом. Для этого им понадобилось пройти в соседнюю квартиру, а там даже разобрать половицы, под которыми, как крот, пытался залечь нарушитель закона. Миру он предстал злой и не-трезвый, с решительным блеском в глазах и с металлическим прутом в мозолистой руке. И тут все увидели перед собою не барабашку, не косматое привидение, а известного култукского маргинала С. Этот нигде не работающий, крепко пьющий, ранее судимый субъект был хорошо знаком с семьёй потерпевшей. Сама Н., ещё подростком, часто нянчилась с ним по-соседски. А будучи взрослым, он одно время жил этажом выше и поэтому отлично знал расположение квартиры, в которую залез с преступным умыслом. Только он приготовил к эвакуации ценные вещи хозяев, как его с поличным накрыла мать Н., живо позвавшая на помощь. Тогда вор вынужденно отступил и принял глухую оборону в подполье.

Своего воинственного пыла мужик не лишился даже перед лицом суда. Он, как указано в приговоре, отказался от дачи показаний, «критически оценивал предъявленное ему обвинение и активно защищался». Слюдянский районный суд приговорил лихого татя к двум с половиной годам в колонии общего режима за «покушение на тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище».

Недаром говорится, что вор ворует, а тюрьмы не минует. Нервный это промысел, рисковый, неблагодарный. Но соблазн даровой поживы сильнее страха, надёжа на воровской фарт милее здравомыслия. А может, всему виной пакостный гремлинский вирус – зараза, не объяснимая и не излечимая?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное