издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пришло время жатвы

Первый хлеб, как всегда, радует. Но много ли его будет?

Как сложится страда, ведь условия для роста зерновых складывались по области неоднозначно? Что делать тем, кто оказался в эпицентре стихии? Как сказался на новом урожае уровень материально-технической вооружённости? Этим и другим вопросам была посвящена беседа с директором департамента АПК Юрием Бажановым корреспондента «Восточно-Сибирской правды» Геннадия Пруцкова.

– Уборку мы начали в традиционные сроки, но, если честно, по некоторым позициям отстаём от прошлого года.

– Сказались климатические условия или…?

– Дожди заливают, развернуться не дают. А убрать хлеба мы должны на 425 тысячах гектаров. Это вместе с Усть-Ордынским округом. На 18 августа к обмолоту приступили Заларинский, Зиминский, Иркутский, Куйтунский, Тулунский, Тайшетский, Усольский, Чунский районы, а из Усть-Ордынского округа пока лишь Боханский. Наиболее хорошие показатели по урожайности имеет Усольский район, где с каждого гектара берут по 32,6 центнера зерна, по Черемховскому району получают по 25,7 центнера, по Тулунскому уже немного ниже – 21,3. В Куйтунском районе намолачивают на круг по 20 центнеров, в Иркутском – 19, в Зиминском – 18 центнеров.

Но это начало страды, и по первым показателям о многом судить нельзя. Скажу откровенно, если выйдем на уровень урожайности 2007 года, когда взяли по 18,6 центнера, то это будет замечательно.

– Но для аграрников, как вы знаете, главное всё-таки валовое производство.

– Я это и имею в виду. Тогда вместе с земледельцами Усть-Ордынского округа мы произвели 733 тысячи тонн хлеба.

– Но прошлый год учёные и специалисты считают просто идеальным для условий Восточной Сибири. Более равномерное распределение дождей, очень длительный безморозный период, большее количество активных и эффективных температур. Сегодня ситуация иная. В конце прошлого лета – в начале осени, когда происходит основная влагозарядка почвы, дождей было очень мало. Этим летом они распределились неравномерно. Ну если в Балаганском районе в конце июня кое-где зерновые не всходили, то это уже о чём-то говорит? И лишь в начале этого месяца ту зону промочило.

Поголовье нужно держать!

– Да, поля Балаганского, Нукутского, Усть-Удинского, части Осинского, Заларинского районов капитально подсушило. Ситуация сложная. Есть большие проблемы с заготовкой кормов. Кое-кто стал поговаривать о сбросе скота. Я им заявляю: ребята, что хотите, то и делайте, но поголовье нужно держать. Согласимся на сокращение – опять лет пять будем поднимать и восстанавливать. Посмотрите ещё раз естественные сенокосы, договоритесь с соседями о завозе кормов. У нас же есть старый опыт, когда выходили из подобных ситуаций, когда все неудобицы выкашивали. Нет, я даже мысли не допускаю о сбросе скота.

– А с другой стороны, поздние августовские дожди вызовут отрастание подгона, поднимутся сорняки, и это чрезвычайно усложнит уборку. Хлеб пойдёт влажный, засорённый.

– Раньше из такой ситуации мы выходили за счёт раздельной уборки, но сегодня, учитывая дороговизну нефтепродуктов, такой подход потребует много средств.

– Тем более что такой хлеб пришлось бы сушить днём и ночью, а это опять большой расход нефтепродуктов.

– Вот именно. Поэтому говорим руководителям хозяйств: если появится много подгона, то убирайте такие хлеба на монокорм. У нас же отработана эта технология, есть консерванты. А потом – всё-таки основная часть зерна идёт на корм скоту. Так пусть эта масса идёт в кормушку. Удастся сохранить продуктивность скота и объёмы производства мяса и молока.

А в целом ситуация здесь такая. Если на старте зелёной страды мы отставали от уровня прошлого года, то теперь потихоньку нагоняем. Сказались и дожди. Трава пошла. Выходим на уровень того года. Скошено почти 70 тысяч гектаров трав. По сену немного отстаём, а по сенажу почти вышли на прежние показатели. В общем, можно достаточно заготовить кормов.

– Раньше руководители хозяйств немного лукавили. Не желая быть в очередной раз битыми, на вопрос «почему меньше посеяли» заявляли, что побольше земель оставили под парами. На самом же деле те поля не парились, а запускались. Как нынче решается эта проблема?

– До 1 августа вспаханы пары на 193 тысячах гектаров и распаханы 15 тысяч гектаров ранее не использованных земель. Хочу отметить, что в эту посевную применили 30 комплексов (машин, разом выполняющих несколько операций и отличающихся высочайшей производительностью труда). Из них 12 комплексов получены в нынешнем году. Благодаря использованию этой техники мы увеличили посевные площади, и этот азарт весенней страды, что можем сеять гораздо больше и быстрее, сказался уже на следующем этапе полевых работ – на подготовке паров.

– Если в прошлом земледельцы, образно говоря, всё дальше и дальше отступали со своих полей, засевая всё меньше и меньше, то теперь…

– Прирост есть, но незначительный. Но я говорю своим специалистам: «Не обольщайтесь!». И сам не обольщаюсь. Пока что можно считать, что наступила некоторая стабилизация. И с учётом новой программы «Развитие сельского хозяйства до 2012 года» нам надо идти дальше.

Не забываем о картошке!

– Больной вопрос – обеспечение горожан картофелем. Высокие цены скорее свидетельствуют о дефиците его, по крайней мере, в зонах, прилегающих к городам. Данные о том, что производится 800 тысяч тонн клубней и больше, – это лукавство.

– Он отражает производство во всех формах хозяйствования, включая и частный сектор.

– Будет ли увеличено производство картофеля, расширяются ли площади? Вот Иркутский район поворачивается лицом к этой культуре.

– И по области постепенно наращиваются посадки (в хозяйствах крупных и средних сельскохозяйственных товаропроизводителей – авт.). Приобретаются новые технологии. Картофель, кстати, самая высокорентабельная культура. Вы думаете, зря что ли Иван Степанович Баширин, директор учхоза «Оёкское», до тысячи гектаров занимал им? Картошкой он все прорехи в экономике закрывал.

Новые технологии позволяют не только вывести агротехнику на более высокий уровень, но механизировать до предела производственный процесс. Вы можете представить себе, сколько потребовалось бы автобусов на подвозку городских помощников на уборку или посадку при старой технологии? Сколько пришлось бы тратиться на них, на бензин и так далее?

– Теперь сама логика жизни показывает, что человек с лопатой не обеспечит нас картошкой. Ориентация на мелкого сельского товаропроизводителя, работающего на своей плантации, в своей стайке, – это путь тупиковый. Но Иркутская область года два-три назад развернулась в сторону модернизации сельского хозяйства. Новые машины появляются на полях. Правда, этим процессом охвачено не столь уж много хозяйств. Сможете ли вы и дальше выдержать этот курс? Ведь он связан со значительным финансированием.

– Проблема не простая. Техника очень дорогая. Посевные комплексы, например, стоят 10 – 15 миллионов рублей. Задумались мы о создании трёх молочных комплексов, каждый на 1200 коров, а он стоит 1 миллиард 200 тысяч. У нас по области бюджетная поддержка на все хозяйства равна 1,2 миллиарда. Ясно, что здесь без кредитов не обойтись.

Кредит – спасение для многих

– В прошлом десятилетии иных руководителей лишь под страхом смерти можно было обязать брать кредиты в банках. Но будучи в ОПХ «Буретское», я услышал от директора Владимира Шалашова радостное известие: только что купили трактор К-744. Машина недешёвая, но тут была использована интересная схема: 10 х 90. То есть 10% стоимости заплатило хозяйство, а 90% – Россельхозбанк. И этой системой, как сказал Владимир Иванович, многие пользуются. Признаюсь, последней новости с трудом поверил.

– Финансовая схема здесь простая. ОПХ заплатило 10% стоимости трактора и приобрело его. Покупка является одновременно залогом. А мы будем субсидировать процентную ставку. Кредит же взят на 5 – 8 лет, и хозяйство будет выплачивать его в течение этого периода. Такой подход – спасение для многих.

Вы говорите о том, что область развернулась в сторону новых технологий. Так мы для этого и добивались, чтобы субсидировалась не только процентная ставка, но и, как говорят, основное тело кредита. Поясню. Вы взяли, допустим, кредит на 100 миллионов рублей. А сейчас можно брать кредит сроком на десять лет. Таким образом, каждый год вы должны возвращать по 10 миллионов рублей. Мы же, со своей стороны, помогаем хозяйству построить или реконструировать животноводческое помещение, приобрести доильное оборудование, охладители или технологии по производству картофеля и овощей, зерноуборочные комбайны либо кормоуборочные, племенной скот и так далее. То есть хозяйство все эти деньги взяло, новое животноводческое помещение построило, технику приобрело и потихонечку рассчитывается. В этот год оно должно отдать 10 миллионов рублей, а мы субсидируем процентную ставку и отдаём 40% основного тела кредита, т.е. 400 тысяч рублей, чтобы хозяйство рассчиталось с банком. И за счёт этого можно как-то выкарабкаться.

Тот, кто хочет работать, работает, а кто не хочет… Сейчас мы «тащим» Сергея Ерёменко (ОАО «Сибирский бройлер») в Балаганский район. Но руководство района не очень-то охотно идёт на это. Говорят: дайте нам деньги, которые вы намерены выделить «Сибирскому бройлеру», для того чтобы он зашёл к нам, и мы заживём. Я им отвечаю: мы денег не даём. Единственное, на что вы можете рассчитывать, только на кредитные ресурсы. Уточняю. Сегодня финансовая ситуация в хозяйствах Балаганского района тяжёлая. И взять кредиты, как может это сделать Ерёменко, у которого отработана кредитная история, они не смогут. Поэтому говорим: Ерёменко заходит к вам, берёт кредиты именно под ту технику, которая будет субсидироваться ещё и как основа кредитного тела, за счёт этого потащим Балаганский район.

Откровенно говоря, мы как бы две стороны разворачиваем лицом друг к другу. Как-то обращается к нам генеральный директор «Сибирского бройлера» с просьбой выделить ему три тысячи тонн зерна из стабилизационного фонда. Курицам его не хватает. Пришлось сказать: «Твоё зерно, Сергей Константинович, в Балаганском районе. А распечатывать неснижаемый запас непозволительно. Это возможно в самом крайнем случае».

Если в Жигаловском районе нет крупных предприятий, то мы ориентируемся на поддержку фермеров. Такая же ситуция в Качугском районе. А здесь, в южной зоне, есть солидные инвесторы, и мы будем грузить по полной программе.

– Был на днях в Иркутском районе и удивился тому, что частные инвесторы активно заходят туда. Иные уже больших успехов добились. За четыре года поразительные перемены произошли в ОАО «Сибирская нива», в которое частный инвестор вложил огромные средства. Перемены социальные, экономические, производственные.

– Да какая нам разница, какой именно инвестор зашёл туда?! Главное, что хозяйство работает, даёт продукцию, люди заняты, получают зарплату. В Иркутском районе почти все частники. А в городе? Заводы частные, магазины частные. Что касается кредитования производства, то сейчас весь мир живёт на кредитах. Там берут на 10, 15, на 20 лет. Живут, работают. И нам не надо бояться этого. Хотя у нас свои особенности. Но я понимаю сложность составления бюджета и часто возвращаюсь к вопросу о 40% субсидирования.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер