издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Восстановление

– Это эспарцет-песчаник! – пояснил Давыдовский всем, кто вышел из автобуса. – Отличная культура. Я в Казахстане много лет проработал, в Карагандинской области, там дождей не бывает. Если за лето прошёл один – это уже счастье. А у нас девять тысяч голов скота. Так эспарцет только и выручал. И житняк ещё. Но житняк на сено шёл, а эспарцет – на сенаж.

Вчерашний дождик немного освежил воздух, прибил пыль на дороге, смыл её с растений, и потому массив цветущих и высоко поднявшихся трав особенно хорошо смотрелся. А участники семинара щупали, мяли траву, шелушили бобики и слушали директора ОАО «Сибирская нива». Именно в его хозяйстве руководство Иркутского района решило «убить двух зайцев»: провести соревнование операторов машинного доения и совещание-семинар руководителей хозяйств. Но перед большим разговором началось знакомство с хозяйством. У края одного из массивов директор Э.К. Давыдовский просит остановить машину, и мы выходим в поле.

– Года четыре назад завезли посевной материал, – рассказывает Эдуард Константинович. – Боялся, хватит ли тепла, чтобы самим семена получить. Опасения оказались напрасными. Вот здесь намолотили 16 тонн, то есть по восемь килограммов на круг вышло. Многие хвалят люцерну. Хорошая культура, слов нет. Но эспарцет лучше. У него более глубокие корни. Он хорошо закрепляет почву, спасает её от эрозии. Здесь, смотрите, какие земли. Супеси. Пшеница тут не всегда радует урожаем, и картошка не всегда хорошая получается, а он, видите, как поднялся. Сенаж из него – лучше не надо. Откроешь яму – яблоками и грушами пахнет. Сам бы ел. Ведь это бобовая культура. Белка в ней много.

– Обратите внимание на последнее, – вступает в беседу начальник сельхозотдела администрации района Виктор Михайлович Бутузов. – Без белка в кормах не будет много мяса и большого молока.

Проблема кормового белка сверхактуальная. Эспарцет в СССР возделывался на миллионе гектаров, люцерна даже в 2001 году в России занимала четыре миллиона гектаров. Если говорить про сегодняшний день Приангарья, то наши хозяйства потеряли огромные площади бобовых культур. Мощное ужатие областного поля бобовых трав – удар не только по животноводству, но и по земледелию в целом. Дело тут вот в чём. Небывалый и непрекращающийся рост цен на минеральные удобрения обернулся резким сокращением их использования. И это несмотря на то, что страна давно уже вышла на дореформенный уровень их производства. Но теперь эшелонами вывозят их за рубеж. В Европе, например, основными получателями тукосмесей в предыдущие годы были Ирландия, Германия, Великобритания, Финляндия. То есть страны, которые получают богатые урожаи хлебов и кормовых культур, превращают их в мясо, молоко и поставляют нам по импорту. Собственному селу достаются крохи удобрений, если точнее, то 8 – 10% от общего производства. Принцип «Не доедим, но вывезем» больнее всего бьёт по периферии, по регионам, которые не являются аграрными. Такая закономерность чётко прослеживается на примере Иркутской области. В 1990 году в Приангарье под гектар посевов было внесено 74 килограмма минеральных удобрений (в пересчёте на 100% действующего вещества), а по России – 88 килограммов. Но уже в 1998-м доза внесения туков у нас снижается до 8 килограммов, а по стране этот показатель в 1995 и 2000 годах составил соответственно 17 – 19 килограммов. В 2002-м мы внесли 8,7 килограмма, страна – 21 килограмм, в 2003-м мы поднялись до 10,1 килограмма, Россия осталась на уровне 21 килограмма. Это данные различных статистических отчётов. В последующие годы если по области и изменились показатели, то не в лучшую сторону.

Поскольку городскому читателю эти цифры мало о чём говорят, придётся сделать сравнение с другими странами. Так, по Великобритании и Вьетнаму доза внесения минеральных удобрений составляет 285 килограммов (в действующем веществе), в Китае – 255 килограммов, в ФРГ – 228, в Беларуссии – почти 229, в Индии – 98,6 килограмма. Мы отстаём даже от южного соседа – от Турции. Эксперты утверждают, что по уровню использования минеральных удобрений страна отброшена на 40 лет назад. И вообще в таких малых (российских) объёмах удобрения вносят лишь слаборазвитые страны типа Бирмы, Сенегала, Лесото, Папуа-Новой Гвинеи.

Увы, иркутские земледельцы по использованию минеральных удобрений отстают даже от папуасов из Новой Гвинеи. И если у нас одновременно сократилась доза внесения органических удобрений в четыре раза (с 2,08 тонны на гектар в 1990 году до 0,5 тонны в 2002-м), то можно представить, как снизилось плодородие пашни. Много ли продукции можно взять с таких земель – вопрос риторический. Между тем выращивание бобовых трав позволяет значительно обогащать почву питательными веществами. Иные из них оставляют после себя такое количество органических и питательных веществ, которое равноценно 40 – 60 тоннам навоза. Кроме того, та же люцерна ежегодно накапливает на одном гектаре 120 – 150 килограммов экологически чистого азота. Вот почему на последних совещаниях наш департамент АПК настойчиво призывает увеличить посевы бобовых культур.

Начальник сельхозотдела Иркутской районной администрации Виктор Михайлович Бутузов во время беседы на массиве эспарцета поделился некоторыми планами по разведению этой культуры в других хозяйствах, развитию семеноводства на более серьёзной основе. А гости тем временем интересовались возможностью приобретения семян в «Сибирской ниве», их стоимостью и так далее. Истины ради следует отметить, что и соседи, земледельцы ОАО «Луговое», серьёзно занимаются бобовыми травами, в частности, люцерной. Какую роль сыграет она в повышении продуктивности полей, время покажет. Но на продуктивность коровёнок влияет превосходно. «Луговое» занимает второе место по итогам минувшего года, получив от каждой из 800 с лишним коров по 4601 килограмму молока. (Лидирует НИИ сельского хозяйства, где удой на корову составил 4858 килограммов.) Зато по валовому производству «Луговому» нет равных в районе. В прошлом году хозяйство произвело почти 3750 тонн молока.

Успехи этих двух лидеров значительны. Но не меньше впечатляют достижения тех животноводов, которые идут следом, то есть тружеников «Сибирской нивы». Ещё пять лет назад предприятие казалось безнадёжно отстающим. В 2003 году на одну корову приходилось менее 2200 килограммов молока, в 2007-м – свыше 4100. Стадо тут оптимальное для нашего времени, в 460 коровёнок, но, благодаря росту продуктивности, предприятие за пять лет увеличило производство молока с 10,1 тысячи центнеров до 18,9 тысячи центнеров. То есть среднегодовой прирост превысил 37%. Всем бы так расти. В основе успеха и значительное укрепление кормовой базы. Так, объёмы сочных кормов возросли вдвое, а сена – почти в 34 раза.

– В этом году ещё несколько возрастёт годовая продуктивность, но при этом стадо нуждается в улучшении. В следующем году закупим 200 племенных тёлок в Красноярском крае, – делится своими планами Давыдовский. – Почему раньше не закупали? Сначала нужно создать прочную кормовую базу. Кстати, эспарцет специально не косим нынче на сенаж. Намерены вновь получить семена и засеять ими другие поля.

К счастью ли, к сожалению, не знаю, как тут правильнее сказать, но «Сибирская нива» – всё-таки приятное исключение из общей сложившейся на селе ситуации, для которой характерен продолжающийся регресс. А это предприятие в чём-то поднимается до уровня прежних хороших позиций, а кое в чём и превосходит их. Так, урожайность зерновых за тот же период (2003 – 2007 годы) поднялась с 7 центнеров до 20. Производство зерна возросло почти вчетверо. Если сравнивать с прошлым, то ещё в середине 70-х годов, когда у совхозного руля стояли два опытнейших агронома А.Н. Никифоров и М.С. Кошевенко, уже получали по 20 центнеров на круг.

Да, тогда хозяйство было совхозом и называлось оно «Байкалом». Славилось хорошими урожаями не только колосовых, но и картофеля. Тут следует сказать откровенно, что во многом это было заслугой двух западных украинцев – братьев Гахов. Они по своим религиозным убеждениям были свидетелями Иеговы, а поскольку вера находилась под запретом, то и оказались братья в далёкой Сибири, в совхозе с символичным названием. Праздники советские не отмечали (у них были свои), водку после получки или аванса не пили. Иногда, правда, слегка расслаблялись, когда в небольших дружеских компаниях их угощали. Но не больше того. Их награждали, премировали, о них мы писали в районной газете. Словом, картошкой занимались замечательные труженики, настоящие крестьяне. Их плантации в Черёмушках всегда радовали хорошими урожаями.

Прошло 30 лет. Иеговистов теперь никуда не ссылают. Но сегодня и коренным жителям многих иркутских сёл и деревень работы нет. Пришёл в упадок и бывший «Байкал». Дошло до того, что до шести гектаров ужалась у него площадь «второго хлеба». А город в это время чуть ли взвывал, приобретая бульбу. Зимой цена в супермаркетах за 25 рублей зашкаливала, а брать у частников – дело рискованное. Да и они «перед ценой не устояли». Весной появлялся свежий продукт – китайский. Как он выращивался, чем он насыщен, одному Богу известно.

И вот мы снова в бывшем «Байкале» – в «Сибирской ниве». Директор Давыдовский везёт нас в Черёмушки, туда, где когда-то работали Гахи. Попадаем на хорошо огороженный хозяйственный двор.

– Зерноток убираем отсюда, зерносушилку тоже, – объясняет Эдуард Константинович и, показывая на высокие навесы, продолжает: – Вон там будут находиться трактора, дальше – навесы для комбайнов, чтобы они с подборщиками могли войти. Техника слишком дорогая, чтобы её под дождём и снегом хранить. А ещё дальше – картофелехранилища. Одно построили в прошлом году, другое – в нынешнем. Пойдёмте посмотрим.

И мы увидели современные хранилища. Оказывается, последние три года здесь шло неуклонное увеличение плантаций «второго хлеба». В прошлом было 70 гектаров, нынче – уже 100. Возделывается картофель по голландской технологии. Приобретены два комплекса.

Сознаю, что читателей из числа сельских специалистов по мере знакомства с этой публикацией неустанно будет мучить один вопрос: как возможно такое? Приобретение двух голландских технологий, строительство машинного двора, хранилищ? Где деньги взяты на всё это? Такой же вопрос был задан во время семинара-совещания. Давыдовский честно ответил, что в прошлом году хозяйство заработало 41 миллион рублей, семь миллионов получило в качестве дотаций, остальные вложил один из инвесторов. Инвестор, которому не безразличны интересы родного села.

Фото автора

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер