издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Весеннее испытание

Региональные власти прошли в апреле проверку форс-мажором

  • Автор: Владимир ДЁМИН, «Восточно-Сибирская правда»

По всем народным приметам апрель – один из самых непростых месяцев в году: с одной стороны, зима прошла не так давно, чтобы не вернуться на день-два, с другой – весна вступает в самую буйную свою стадию с паводками, пожарами, ураганными ветрами и прочими погодными эксцессами. Чувствуют определённую усталость от долгой зимы и люди: утомлённый зимним авитаминозом организм идёт вразнос, хочется какой-то определённости, чаще случаются нервные срывы. Апрель 2012 года в Иркутской области запомнится надолго.

Затянувшийся рабочий день

Прошедший месяц был бы самым обычным рабочим циклом из двадцати с чем-то дней, если бы не серия форс-мажорных происшествий, поразивших область в последнюю декаду. Снегопад, парализовавший работу не только иркутского аэропорта, но и почти всего общественного транспорта, вызвал заодно и отключение электричества в нескольких муниципалитетах. Жители области приняли случившееся с уже привычным стоицизмом: каприз погоды – тут уж ничего не попишешь. Безобразная работа коммунальных служб областного центра (по сути, некоторые сугробы не убрали и неделю спустя), в общем, уже не удивила – есть проблемы, которые рядовой гражданин и даже объединение граждан решить не могут, их можно только пережить. Тем более что отключение электроэнергии было кратковременным, а отопление отключать ещё не начинали. 

Спустя пару дней жители Иркутска имели  все основания в очередной раз сказать, что их проблемы были мелочью: разлив нефтепродуктов из трубопровода в реку Ангару в районе Усолья-Сибирского и дрейф неприятных радужных пятен в сторону водозабора Черемховского района в считанные часы стали новостью федерального масштаба. Скорее всего, это событие станет одним из ключевых не только в 2012 году, но и за всё время работы губернатора Дмитрия Мезенцева, ведь, если верить информации, озвученной в первые дни мая в федеральных новостных программах, в реку попало более 300 тонн нефтепродуктов. И это, к сожалению, крупнейшая авария такого типа в России. Реакцию губернатора и правительства никто не назовёт ни недостаточной, ни запоздалой: уже через день после того, как стали понятны масштабы разлива, к месту событий отбыло всё руководство областной исполнительной власти, за исключением оставшегося на хозяйстве первого заместителя председателя правительства Ивана Хоменко и отбывшего в командировку в Усть-Илимск первого заместителя председателя правительства Владимира Пашкова. 

Все решения, которые можно было принять в сложившейся ситуации, были приняты уже в первый день работы губернатора в Черемховском районе. Водозабор остановили сразу (что важно – до того, как в него попала нефть), на реке установили боновые заграждения и всю неделю сыпали в воду сорбенты, в район доставили несколько тонн активированного угля и собрали кассеты для фильтрации воды. Все эти процедуры, казалось бы, можно было провести и без присутствия главы региона, если бы не фактор времени. Для широкой публики так и останется неизвестно, какие рычаги задействовал Дмитрий Мезенцев, чтобы наутро после проведённых им телефонных переговоров пять тонн активированного угля уже были доставлены из Китая в Иркутск. С учётом разницы во времени и огромного расстояния результат очень впечатляющий. Не менее весомым оказалось и другое достижение главы региона: благодаря мобилизации водовозных спецавтомашин из ближайших городов и оперативной доставке бутилированной питьевой воды в Черемхове, Свирске и Михайловке удалось предотвратить попытку спекулировать единственным ресурсом, без которого нельзя нормально прожить и пару дней. 

Нельзя сказать, что официальные сообщения правительства вызывали у населения области полное доверие и неудержимый оптимизм: всё-таки в России живём, и если что хорошее, то дели на десять, а если плохое – смело на те же десять умножай и не ошибёшься. Очевидно, что эпопея с разливом нефтепродуктов далека от завершения. Правоохранительные органы бодро отчитались о задержании нескольких злоумышленников, причастных к незаконной врезке, которая и стала источником загрязнения. Но это вовсе не гарантирует, что других врезок больше не будет и что история не повторится хоть завтра. Концентрация нефтепродуктов в воде в районе водозабора снижена. Но всего лишь до показателей, позволяющих использовать эту воду для технических нужд, ни в коем случае не для питья. Жители посёлка Тыреть могут порассказать о том, каково это – на протяжении десятилетий жить в пятиэтажных панельных домах, но с водовозками. Последствия чрезвычайного происшествия для экосистемы Ангары, предсказывают специалисты, могут быть долгосрочными – годы, на протяжении которых вода будет представлять собой «коктейль» из различной химии: выше Черемховского водозабора, как известно, и Ангарск с его большой химией, и Усолье-Сибирское с его ртутью.  

И нет нам покоя

Губернатор Мезенцев, как ни пафосно это прозвучит, прошёл в апреле нынешнего года второе испытание из трёх, освящённых фольклорной традицией, если считать огонь, охвативший леса вокруг и внутри Братска осенью прошлого года, и ставшую в одночасье «волшебной» воду Ангары в апреле года нынешнего. Прошёл, разумеется, не окончательно с приобретением какого-то иммунитета (пожароопасный сезон вот-вот начнётся, да и с рекой проблем будет ещё предостаточно), но, во всяком случае, с обретением важного опыта, пригодного к распространению даже на другие территории. Осталось пережить только «медные трубы», но это, к сожалению, как минимум до конца срока полномочий. Уходящий с поста президента Дмитрий Медведев не использовал теоретически имевшуюся у него возможность снять иркутского губернатора досрочно и тем самым поставил точку в спорах местных политологов и досужих наблюдателей, предсказывавших эту отставку с завидным упорством. Теперь оппонентам Мезенцева остаётся только надеяться на его собственное желание оставить пост либо ожидать выборов, которые, в соответствии с подписанным президентом законом, должны будут состояться осенью 2014 года. До этого момента пройдут не только выборы в Законодательное Собрание, но и выборы в городскую Думу Иркутска. Что может означать существенную ротацию в персональном составе этих двух важных для области органов власти и, соответственно, изменение баланса сил в региональных партийных организациях.

Выступления областных чиновников с критикой мэра Иркутска вскоре после снегопада 22-23 апреля и во время отчёта градоначальника о проделанной в 2011 году работе можно расценивать как одно из первых ясно сформулированных предупреждений муниципальным властям. Позиция городских властей только кажется неуязвимой, поскольку областное правительство входит в единую вертикаль исполнительной власти, а муниципалитет отделён от неё действующим законодательством, – в действительности рычагов, имеющихся в распоряжении правительства, более чем достаточно, чтобы испортить мэру не только настроение, но и имидж до конца срока и далее. Разумеется, Виктор Кондрашов далеко не худший мэр в области, однако его могут сделать поучительным примером для всех остальных – благо поводов более чем достаточно. 

В Иркутске, вопреки благодушному отчёту мэра, не решены проблемы общественного транспорта и ремонта дорог, очередей в детские сады и больницы, участников долевого строительства, «точечной застройки» – очередная «горячая точка» появилась на карте города в районе улиц Цимлянской и Донской как раз в апреле при полном молчании мэрии. Застройка ведётся хоть и массово (по отчёту), но жильё не становится ни доступнее, ни красивее. Город, который раньше выглядел хотя бы приблизительно единым по стилю, застраивается бессистемно, или, если позволить себе определённую лингвистическую вольность, «от балды». К тому же многоэтажная застройка без параллельного строительства социальной и инженерной инфраструктуры уже ощутимо усложняет жизнь. А ведь этот ужас, который имеет не только эстетическое, но и социальное измерение, строится не на один десяток лет. Чиновник, который если не остановит этот процесс, то хотя бы притормозит его, получит полное понимание со стороны жителей города. 

Повышенное внимание, которое правительство области уделяет Иркутску, вполне понятно и оправданно как с экономической, так и с политической точки зрения. Город, являющийся витриной области; город, в котором (если верить неожиданному пресс-релизу мэрии о рождении 600-тысячного жителя) проживает добрая четверть населения региона; центр научной, образовательной и спортивной жизни – Иркутск заслуживает того, чтобы правительство брало на себя повышенные обязательства и пусть медленно, но приводило в порядок принадлежащие области объекты. Никто, в принципе, не должен быть в претензии, ведь все остальные населённые пункты и территории получают свою долю внимания, иногда даже несоразмерно значению и вкладу в общественную и экономическую жизнь области. В апреле, в частности, было принято решение о введении во всех муниципальных образованиях должности инвестиционного уполномоченного. Этот чиновник будет нести персональную ответственность за разработку и качество инвестиционной стратегии территории, разработку «инвестиционного предложения муниципального образования» для потенциальных инвесторов, то есть документа, содержащего «порядок и условия поддержки инвестиционной деятельности со стороны местной администрации, порядок и формы осуществления этой поддержки, а также перечень критериев, на основании которых предоставляется поддержка». Интересно будет наблюдать, кто из руководителей территорий успеет первым перейти на новые условия работы и что из всей этой затеи получится. 

Деньги любят счёт

Пока же область на 30% превысила собственный прошлогодний показатель по вводу жилья (в первом квартале было введено 148 тысяч квадратных метров) и вышла в лидеры Сибирского федерального округа по темпам роста налоговых и неналоговых поступлений в бюджет. По данным за январь и февраль, сообщил министр экономического развития и промышленности Иркутской области Игорь Корнеев на заседании правительства 12 апреля, налоговые поступления в бюджет превысили показатели предыдущего года на 68%: область получила 7,4 млрд. рублей вместо 4,4 млрд. в 2011 году. По мнению министра, это следствие успешной реализации инвестиционных проектов и общей инвестиционной привлекательности региона. Отчасти успех можно объяснить и финансовой политикой, которую областное министерство финансов проводит на протяжении последних двух с половиной лет. Она, как известно, заключается в систематическом сокращении государственного долга: в апреле был погашен очередной выпуск областных долговых обязательств, размещённых в декабре 2007 года. Теперь областной долг составляет 4,2 млрд. рублей, или на 10 млрд. меньше, чем было в июне 2009 года. Уверенность правительства в своих финансовых возможностях звучит и в других новостях апреля: о создании научно-образовательных центров, выделении дополнительных средств на строительство жилья для молодых семей, выделении субсидий образовательным учреждениям и планах ремонтных работ на дорогах области. 

Планы областного правительства по созданию в регионе областного центра обработки данных или приобретению оборудования для  медицинских учреждений (на 2 млрд. рублей разом), к сожалению, внушают жителям области, привыкшим к разного рода скандалам и неприятностям вокруг бюджетных денег, определённые опасения. Интересно, конечно, узнать о появлении в области невиданного и неслыханного доселе сооружения, вида деятельности и пилотного проекта в одном флаконе (а таких, помимо ЦОД, наберётся ещё несколько), но уж больно часто мы обжигались на всяких инновациях в прошлом. Губернатор Мезенцев предпринял сразу несколько попыток не только реализовать собственные проекты вроде 130 квартала, но и завершить чужие: Академический мост, библиотека имени Молчанова-Сибирского, Ледовый дворец и так далее. Рвение похвальное, результаты обнадёживают, а встретившиеся трудности, от которых у многих опустились бы руки, не охладили энтузиазм главы региона – решение создать в области музей авиации и Байкальский центр изучения человека (каждый из которых вполне может стать достопримечательностью в масштабах всего Сибирского округа) тому доказательство. 

Но преодолеть инерцию правительственного и законодательного аппарата, «традиции» долгостроев, взаимное недоверие общества и власти и многие другие препоны будет потруднее, чем «просто» выбить очередные несколько сотен миллионов рублей из Фонда содействия реформированию ЖКХ на переселение граждан из ветхого и аварийного жилья. Наблюдая в конце месяца за поведением жителей Черемховского района, оказавшихся в трудной ситуации, Дмитрий Мезенцев, как он позднее рассказывал в своих выступлениях, в очередной раз осознал, какое большое значение имеет солидарность разных слоёв общества перед лицом очередной проблемы. Физик и общественный деятель Нильс Бор писал в своё время: «Решение проблемы – это не ответ, а вопрос». И вопрос этот в Иркутской области сегодня звучит так: все ли чиновники правительства, общественные и политические деятели, все ли общественные организации и отдельные граждане готовы действовать в едином ритме, в одном направлении на благо области? Всё ли сделало правительство, чтобы убедить их действовать в этом ритме? И если не всё, то чего не хватает? 

Единственное, что беспокоит, – отвечать на такой вопрос можно очень и очень долго. »

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер