издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я всегда старался для людей»

Приговор скандально известному в Иркутске застройщику объявят 12 июля

  • Автор: Лариса ШЕЛЕХОВА

Рассмотрение уголовного дела Евгения Кузнецова подошло к концу. Завтра Свердловский районный суд Иркутска объявит приговор автору знаменитых строек на улицах Бородина, 45, и Багратиона, 44. Предприниматель обвиняется в причинении имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, а также в самоуправстве. Ему грозят три года лишения свободы, исправительные работы и временный запрет на ведение строительства. Фактически это первый случай в Иркутске, когда уголовное дело в отношении застройщика дошло до суда. Однако прецедент может и не окончиться для Кузнецова реальным наказанием. Сам бизнесмен своей вины не признаёт, а истцы – жильцы его незаконно по- строенных домов – считают, что ответственность за произошедшее не столько на подсудимом, сколько на чиновниках.

Жильё вне закона

Несмотря на резонанс, который вызывали истории дольщиков  домов  Евгения Кузнецова и его многочисленных компаний, процесс проходил тихо, без огласки.  Дело в отношении него было передано в Свердловский районный суд  ещё 9 февраля 2012 года и рассматривалось пять месяцев. На заседания бизнесмен  являлся исправно, хотя до сих пор некоторые чиновники и представители надзорных органов жаловались, что «не могут его поймать».  

В процессе Кузнецов числится как генеральный директор и совладелец ООО «Российский Деловой Мир», хотя в разное время выступал в роли учредителя либо директора множества  строительных компаний Иркутска, не раз вызывавших  дискуссии в прессе и негодование дольщиков: ООО «МетРоссо», ООО ФПП «РоссДСМ», ООО «МолдРосс», ООО «СибРоссо», ООО «РоссДСМ». Объекты последних двух – дома на Багратиона, 44, и Бородина, 45, – и стали предметом уголовного разбирательства.  Главная претензия обвинения заключается в том, что предприниматель продал там дольщикам квартиры, непригодные для жилья. В связи с этим его обвинили в совершении преступлений, предусмотренных ст. 330 ч. 1 УК РФ «Самоуправство» и ст. 165 ч. 1 п. «б» «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием». На момент совершения преступлений Кузнецову было 26 лет, сейчас ему 30. 

По обоим эпизодам прокуратура потребовала признать предпринимателя виновным. Относительно здания на  Бородина, 45, ему попросили назначить наказание в  виде трёх лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кроме того, гособвинитель потребовала запретить Кузнецову заниматься гражданским и промышленным строительством в течение полутора лет. Что касается дома на Багратиона, 44, Кузнецову грозят исправительные работы с удержанием 10% заработной платы.

Преступление, которого не было

Защита Кузнецова предприняла неудачную попытку признать  возбуждение уголовного дела в отношении него незаконным. «Мой подзащитный не является субъектом статьи 165 ч. 3, потому что привлечён как должностное лицо. Нет субъективного состава преступления», – утверждала адвокат. Однако суд отклонил требования защиты. «В материалах дела сказано, что «СибРоссо» было  допущено к выполнению работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, только  21 декабря 2009 года. Вместе с тем из показаний свидетелей следует, что ещё в феврале 2009 года был залит фундамент, а в августе того же года были построены пять этажей, – сказала гособвинитель. – Разрешение на строительство, выданное ООО «Норд-Вест», которое предоставлялось при заключении договоров, также нельзя принимать во внимание, поскольку оно было выдано для строительства малоэтажных домов. В целом земельный участок был оформлен под индивидуальный жилой дом, а не под строительство». Представитель районной прокуратуры добавила, что «разрешения на строительство многоэтажных жилых домов у Кузнецова не было, в связи с чем оформить квартиры в собственность в Росреестре, как он обещал дольщикам, оказалось невозможно».

Что касается дома по ул. Багратиона, 44, дело со ст. 165 УК РФ было переквалифицировано на ст. 330 УК РФ «Самоуправство», которая не предполагает наказания в виде лишения свободы. 

«Кузнецов нарушил ФЗ № 214 об участии в долевом строительстве, заключал договоры и построил дом, который до сих пор в эксплуатацию не сдан, чем причинил существенный вред на сумму 10,773 млн. рублей», – пояснила гособвинитель. Но в  связи с истечением срока давности данного преступления небольшой тяжести она предложила прекратить уголовное преследование. Впрочем, даже с таким смягчением ответчик не согласился, заявив, что не совершал преступления. «Соглашаться на прекращение дела из-за истечения срока давности по преступлению, которое не совершалось, подзащитный не будет», – подтвердила адвокат Кузнецова.

«Если я находил кошелёк, то отдавал его»

11 июля рассмотрение дела завершилось и Кузнецову дали последнее слово. В присутствии немногочисленных присутствующих – обвинителя, судьи, своего адвоката, одной дольщицы и журналиста «М2» – предприниматель  заявил, что «никого не обманывал, ни у кого деньги не воровал и никакими  способами не присваивал». «То, что должен был выполнить, я выполнил. Остальные какие-то гражданско-правовые вопросы я доделаю, людям предоставляю жильё. Хочу пояснить, что никогда не вводил людей в заблуждение, документы были в наличии, никаких подложных документов я не представлял, – сказал Кузнецов. – Люди видели, что  строил, все обязательства по договору я исполнял, всегда старался для людей. Обманывать никого не хотел. Самоуправными действиями не занимался». Строить без разрешения Кузнецова, по его же словам, отучил единственный опыт «самоволки», который он запомнил и больше никогда так не делал. «И если бы не ажиотаж вокруг этого дома (на Бородина, 45. – «М2»), я бы его зарегистрировал. Но  если не получилось этими, я другими способами людям сделаю и предоставлю в собственность жильё, то есть в нормальных условиях».  

На взгляд подсудимого, ему «не было никакого логического смысла заниматься каким-то обманом», учитывая, что на тот момент объём строительства его компаний составлял около 70 тыс. кв. метров. «А здание на Бородина – всего  около двух с половиной тысяч квадратов, – отметил он. – Недвижимости было на сумму около миллиарда. Поэтому заключать договоры и вводить кого-то в заблуждение не имело смысла. К тому моменту я уже добился честным, тяжёлым трудом состояния и не желал никого обманывать».  

В свою защиту Кузнецов также сказал, что рос в семье, которая  «жила вначале довольно бедно». «Я с 11 лет работал и зарабатывал. На путь преступности,  в криминальный мир никогда не ступал. Хотя было много соблазнов, – продолжал подсудимый. – Но я всегда поступал честно, даже когда мне везло. Если я находил кошелёк, то отдавал его водителю, чтобы он передал человеку. Потому что понимал, что у человека, может быть, это последние деньги и как его семья без них останется». Ещё один довод  Кузнецова заключался в том, что обманывать при плотном графике работы, как у него, очень тяжело и даже невозможно. «Когда в восемь утра встаёшь и только в полночь приезжаешь домой, время на отдых остаётся лишь в воскресенье после обеда», – рассказал он. 

Последний «камень» ответчик кинул в сторону  районной прокуратуры. «Следователь говорила, будто её заставили дело возбудить. Я ей ответил, может быть, резковато… Когда они обмывают звёздочки на погонах, то пьют из стакана. Так пусть она представит, что там кровь невинных людей, которых она посадила», – драматизировал Кузнецов в завершение речи. Оглашение приговора назначили на следующий день, 12 июля. 

«Обманутые – это немножко другое»

Дольщики, участвующие в процессе, сомневаются, впрочем, в том, что Кузнецов получит реальное наказание. «Может, даже без штрафов обойдётся», – предположила жительница дома на Бородина, 45, Елена Андрющенко, представлявшая интересы всех потерпевших на заседании. Но, вопреки ожиданиям, она не осуждает Кузнецова категорически. «Человек нас обманул? С точки зрения законодательства,  возможно, это и обман. Но нельзя так однозначно на вещи смотреть. Я считаю, что дом  полностью пригоден для проживания. Проживание в нём возможно и необходимо, – сказала Андрющенко. – Вина Кузнецова, на мой взгляд, в том, что он всё это дело не сумел довести до конца и законодательно урегулировать. И когда начались судебные процессы по сносу, он никаким образом участия в них не принимал. Не прикладывал усилий, чтобы ситуация разрешилась. Чувствую, что в этом он и виноват. А обманутые – это немножко другое». 

Потерпевшая признаётся: от решения суда для дома на Бородина, 45, ничего не изменится. «Будет Кузнецов  в колонии или на свободе – нам всё равно», – сказала она, впрочем, подчеркнув, что это её личное мнение. Решение о сносе дома никто не отменял. «Мы его пытаемся опротестовать, провели свою экспертизу (её стоимость более 850 тыс. рублей. – «М2»), которая показала, что ничего сносить не надо. Но суд её во внимание не берёт и говорит, что это недопустимое доказательство, поскольку оно было получено позже, чем получено решение. Вот в такие юридические рогульки жизни наши упёрлись», – говорит Андрющенко.  Она добавляет, что многочисленные обращения в одни и те же инстанции ничего не дали. Прокуратура и мэрия настроены жёстко в отношении дома на Бородина, 45, и, судя по общению с жильцами,   являются главными «виновными» в случившемся. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер