издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело о неразумном сроке выиграли лишь три процента заявителей

  • Автор: Валерий ГРИГОРЬЕВ, для «Восточно-Сибирской правды»

Закон о компенсации за судебную волокиту (ФЗ № 68 «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок») вступил в силу в мае 2010 года. Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского област-ного суда опубликовала в декабрьском выпуске своего «Бюллетеня» первый обзор практики по его применению.

Закон о компенсации за судебную волокиту (ФЗ № 68 «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок») вступил в силу в мае 2010 года. Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского област-ного суда опубликовала в декабрьском выпуске своего «Бюллетеня» первый обзор практики по его применению. 

Само понятие «разумный срок» появилось в связи с необходимостью выполнить требование Европейского суда по правам человека, который предписал внести в национальное законодательство изменения, обеспечивающие право каждого на справедливый и скорый суд. Россия до сих пор остаётся лидером по количеству направленных в Страсбург жалоб на попранные судом права, и новый закон можно считать своего рода извинением государства за то, что представители Фемиды не принимают должных усилий к обеспечению конституционных прав граждан. 

Насколько эффективно новое средство правовой защиты от волокиты в суде, показывает статистика. С 4 мая 2010 года по 30 июня 2011 года в Иркутский областной суд поступило 108 заявлений с требованием компенсировать нарушенное право на рассмотрение дела или исполнение принятого по нему решения в разумный срок. Причём львиная доля заявлений (70 из 108) касалась именно волокиты в суде, а участники процесса выражали недовольство скоростью разрешения Фемидой как гражданских споров, так и уголовных дел.  

Нашли ли защиту у судебной власти те, кто жаловался на недобросовест-ную работу представителей той же самой власти? Как следует из обзора судебной практики, в течение первого года действия 68-го закона (до июля 2011-го) областным судом принято к производству и рассмотрено лишь 14 заявлений из 108 поступивших, а удовлетворения своих требований (хотя бы частичного) добились всего трое заявителей. Так, Б. получил право на компенсацию в сумме 350 тысяч рублей за волокиту при рассмотрении уголовного дела, а по двум жалобам на нарушение разумных сроков гражданского судопроизводства присуждено к взысканию 45 тысяч рублей. Подавляющее же количество требований придать машине правосудия хоть какое-то ускорение не принесло желаемого эффекта: 85 заявлений (или 78,8 процента) были попросту возвращены тем, кто их направлял. Поскольку отказ в рассмотрении по существу обоснован ссылкой на статью 244.6 ГПК РФ, суд либо счёл очевидным отсутствие волокиты при рассмотрении дела, либо углядел нарушение порядка и сроков обращения за компенсацией самих заявителей. Возможно, недовольные затянувшимся процессом не учли, что, прежде чем требовать компенсацию, они обязаны были обратиться к председателю суда с просьбой ускорить разбирательство дела. 

В любом случае говорить о том, что новый закон помогает превратить суд в «скорый и правый», пока преждевременно. Анализ поступивших в Иркутский областной суд заявлений с требованием компенсировать рублём волокиту при разбирательстве вы-

явил, как говорится в опубликованном документе, «ряд системных проблем». Прежде всего, с точки зрения нового закона нарушение «установленных сроков» ещё не является нарушением «разумных сроков». В судах общей юрисдикции срок искового разбирательства оставлен прежним, каким он был и до появления 68-го закона: для мировых судей – один месяц, для рай-онного звена – два. Так называемый разумный срок никакими пределами закон не ограничил: со дня поступления искового заявления в суд первой инстанции до даты принятия последнего постановления по делу может пройти сколько угодно времени. Главное, чтобы период рассмотрения соответствовал критериям разумности, а к ним относятся сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий судьи. Однако, учитывая, что ГПК РФ теперь разрешает подавать заявление на «волокитную» компенсацию до окончания производства по делу, если оно рассматривается больше трёх лет, то по логике именно такой срок и признаётся ориентировочно разумным. И этот факт, конечно, поразителен: выходит, разумный срок превышает установленный законом двухмесячный (неразумным его назвать тоже язык не поворачивается) в 18 раз! 

Но на сегодняшний день мы можем говорить лишь о двух прецедентах, когда областной суд признал за заявителями право на компенсацию из-за затянувшихся процессов по гражданским делам. В одном случае неразумным назван срок разрешения спора в 3,5 года, поскольку работу суда первой инстанции в течение примерно полутора лет областной суд счёл неэффективной (несвоевременно было изготовлено мотивированное решение, ознакомление с протоколами заседаний слишком затянулось, сами заседания часто откладывались в связи с отпуском либо болезнью председательствующего по делу, в кассационную инстанцию материалы ушли не вовремя). В результате П. получил назначенную ему компенсацию в размере 15 тысяч рублей. 

По делу М. разбирательство длилось 2 года 9 месяцев, и, по мнению областного суда, при этом были нарушены процессуальные сроки подготовки материалов к рассмотрению, изготовления решений, вручения их копий сторонам, назначения дела в кассацию. Так что заявителю М. причитается из казны Российской Федерации за неумение служителей Фемиды организовать как положено судебный процесс уже 30 тысяч рублей.  

К «системным проблемам», связанным с применением 68-го закона, практики относят и тот факт, что правом требовать компенсацию за волокиту при рассмотрении дела в суде наделены все участники процесса. А вот за явно неразумные сроки исполнения судебного решения потребовать «расплаты» может далеко не каждый взыскатель, а только тот, перед кем несёт обязательства бюджетная система страны. По делам, например, о возмещении ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, когда ответчиками являются физические лица либо организации, никакого права на компенсацию за нарушение разумных сроков исполнения судебного решения у взыскателей не возникает. До пассивности службы судебных приставов-исполнителей законодателю и дела нет. 

По мнению тех, в чьих руках сегодня оказалось решение вопроса о разумности сроков рассмотрения дел и исполнения принятых решений, «системные проблемы» применения нового закона связаны с тем, что практика по нему только начинает формироваться, как и «понимание норм данного правового акта». Время покажет, сможет ли новый закон дисциплинировать всех участников судебных разбирательств. Бесспорно одно: представителей Фемиды он заставит относиться к процессуальным срокам более ответственно. А значит, в будущем можно ожидать и сокращения жалоб в Европейский суд по правам человека. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector