издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Такса для морга

Ангарский городской суд вынес приговор врачу-патологоанатому М., признав её виновной в 25 эпизодах мошенничества

Подсудимая занимала должность заведующей отделением Центральной медсанчасти Ангарска, в её обязанности входила организация работы федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения. По утрам М. обычно вела приём посетителей по скорбным делам: родственники умерших обращались к врачу за медицинским свидетельством о смерти. В патологоанатомическом отделении, согласно уставу учреждения, все услуги осуществлялись бесплатно: не только выдача документа, но и подготовка тела к похоронам. Последним туалетом усопшего занимались санитары.

Но подсудимая за услуги морга брала деньги. Небольшие – от трёх до четырёх тысяч рублей. В октябре – начале ноября прошлого года такое происходило почти ежедневно, иногда по два-три раза на дню. Возможно, врач делилась незаконными доходами с санитарами, которым, собственно, и приходилось обмывать, причёсывать и обряжать мёртвых, порой накладывать им на лица косметику. По материалам дела видно, что убитые горем родственники погибших воспринимали информацию заведующей отделением о необходимости оплаты ритуальных услуг как нечто естественное. Никто не роптал, всем хотелось, чтобы, отправляясь в последний путь, близкий человек выглядел достойно. 16 человек из тех, за кого морг потребовал деньги, оказались глубокими стариками, пожившими и много повидавшими на этом свете, одному исполнилось уже 96 лет. Но остальные умерли от тяжёлых болезней и травм, после перенесённых операций, не достигнув пожилого возраста, некоторые ушли из жизни молодыми. Естественно, родители и дети просили привести навсегда покинувших их родственников в божеский вид. Да и сумма, которую заведующая отделением требовала за услугу, была, что назы­вается, в пределах разумного. (В Иркутске такие услуги стоят гораздо дороже, самой приходилось платить). Причём в морг люди, только что потерявшие близких, приходят в таком подавленном состоянии, что им и в голову не придёт требовать квитанцию или просить ознакомить их с прайс-листом.

Из материалов дела видно, что не все потерпевшие даже пожелали забрать назад деньги, когда М. в ходе предварительного следствия пыталась добровольно возместить им ущерб. И в судебных заседаниях на суровом наказании виновной никто из них не настаивал. Скорее всего, преступление было вызвано материальными проблемами подсудимой. Выяснилось, что супруг М. болен и не может работать, а в семье двое детей.

Вообще-то суд за каждый эпизод мошенничества назначил М., соглас­но ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса России, по два года лишения свободы – если бы их пришлось сложить полностью, наказание потянуло бы на полвека. Однако в результате применения частичного сложения наказаний М. за 25 фактов хищения путём мошенничества, то есть обмана граж­дан, получила три года лишения свободы условно без штрафа. На днях приговор вступил в законную силу. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер