издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В эпистолярном жанре

Бывший ректор БГУЭП предъявил претензии нынешнему главе вуза

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

Открытое письмо бывшего ректора БГУЭП и нынешнего научного руководителя университета Михаила Винокурова министру образования и науки Дмитрию Ливанову вывело внутренний вузовский конфликт на новый уровень, причём в разгар приёмной и предвыборной кампаний. Копия письма направлена губернатору. Реакции пока не последовало, однако оппоненты высказывают всё новые обвинения в адрес друг друга.

Письму в адрес министра Ливанова предшествовало ещё более подробное выступление Михаила Винокурова на учёном совете  29 мая (копия текста выступления имеется в распоряжении «Конкурента»). Открытое письмо бывший ректор сократил до четырёх ключевых проблем, в которых, по его мнению, повинен Александр Суходолов – это единоличный отказ ректора от безвозмездной аренды спортивного комплекса  «Октябрьский» (срок аренды истекает через 10 лет); единоличное же решение о закрытии санатория-профилактория  и увольнение 29 его сотрудников; отказ университета  принять под управление  гостиницу в 130-м квартале, в которую вложено около 60 млн рублей; увольнение ста сотрудников университета и политика подписания трудовых договоров сроком не более года. В заключение ректор просит министра принять меры.

Спорткомплекс «Октябрьский» 

«Никакого единоличного решения по вопросу расторжения договора не было, как не было и самого расторжения», – комментирует ситуацию проректор по связям с общественностью БГУЭП Михаил Рачков. По его словам, Александр Суходолов принял решение о расширении спортивной базы за счёт реконструкции  рекреационных помещений самого университета и введении в эксплуатацию пяти спортивных залов. «Когда-то возможность безвозмездной аренды  была для нас большим прогрессом, но тогда были другие требования к лицензированию,  количеству площадей. Спустя 15 лет помещения спортивного центра «Октябрьский» требуют серьёзного ремонта. Ректор стоит перед выбором: вложить около 10 миллионов в муниципальную собственность или ввести в эксплуатацию собственные спортивные залы». По словам Рачкова, принято второе решение, в частности, потому, что вновь вводимые площади полностью замещают арендуемые. Открытие новых залов планируется в наступающем учебном году. 

«Что касается подозрений Винокурова  в коррупционной составляющей, то он должен знать, что ректор федерального государственного бюджетного учреждения не имеет права самостоятельно распоряжаться недвижимостью, – подчёркивает Михаил Рачков. – Теоретически такая коррупционная схема возможна, однако ректор не может реализовать её самостоятельно: в этом случае он должен был бы войти в сговор с руководителями Росимущества и Минобрнауки Российской Федерации. Но такое подозрение может иметь далеко идущие последствия для самого Винокурова». 

«У нас 28 тысяч студентов, на каждого семь квадратных метров площади, – возражает Михаил Винокуров, – а норматив – 13 квадратов. Площадей не хватает, занимаемся в две смены. Надо построить ещё корпусов десять, чтобы  выйти на нормативы».  Что касается «Октябрьского», то, по его словам, оборудование выброшено, все занятия в секциях прекращены, студенты самостоятельно обратились к властям. Он отрицает подозрения о «втягивании студентов в свою игру»: «Посмотрите даты, я был в это время в отпуске, мне делали операцию на сердце».

Санаторий-профилакторий

По официальной версии университета, санаторий-профилакторий не закрыт, просто зданию нужен капремонт и его работа приостановлена на неопределённый срок, поскольку ремонт требует значительных финансовых вложений и времени.  По словам Михаила Рачкова, с 2010 года санаторию было вынесено 26  предписаний, касающихся противопожарной безопасности, однако они не были реализованы.  «Санаторий был построен в начале 1990-х годов без утверждённого проекта, сегодня проживание в нём студентов и тем более детей сотрудников недопустимо», – озвучивает позицию ректора Михаил Рачков. Он признаёт, что сотрудники были уволены, поскольку вуз не может обеспечить их работой, однако обещает: спустя какое-то время ремонт будет проведён.

С точки зрения Михаила Винокурова,  шесть гектаров земли под профилакторием – лакомый кусок, который постепенно может отойти заинтересованным лицам. По его словам, такие предложения в своё время поступали и ему, а ремонт в санатории сделан в прошлом году, дополнительно там можно отремонтировать только баню.  «Это  просто предлог, чтобы разогнать людей», – уверен Михаил Винокуров. 

Гостиница в 130-м квартале

По мнению Михаил Рачкова, ситуация в стране изменилась. Раньше в Иркутске не хватало гостиничных мест и вузу удобно было иметь свою гостиницу. Сейчас, когда мест хватает, выгоднее оплатить пребывание гостей, чем содержать свой, пусть и небольшой, отель, тем более с учётом арендной платы в центре города. 

При этом Михаил Рачков заявляет: оспаривать решение суда вуз не намерен. «Будем мучиться», – говорит он. Будущие мучения связаны с тем, что сегодня, по словам Рачкова, у Минобрнауки жёсткая позиция: не давать ни копейки на содержание  непрофильных объектов. «Это означает, что и налоги, и  аренду, и другие расходы вуз будет оплачивать из своего кармана», – комментирует он.

Михаил Винокуров уверен: в случае  с гостиницей или научно-производственной лабораторией гостиничного бизнеса, где на всех должностях, как предполагалось, будут работать, а значит, практиковаться студенты БГУЭП, речь также идёт о коррупционной составляющей. «Мне в октябре 2014-го поступали такие предложения – «твоё дело подписать». Я отказался. Новый ректор с ходу стал сдавать гостиницу», – высказывает своё мнение Михаил Винокуров. Кроме того, бывший ректор отрицает, что финансирование вуза сократилось так сильно, как об этом заявляет новое руководство. «Да, бюджет сократился примерно на 7%, как и в других вузах, – признаёт он. – Но в БГУЭП другая ситуация. У нас доля бюджетного финансирования – 27%. Остальное мы зарабатываем сами. А заработал университет в прошлом году очень хорошо». По словам Винокурова, отказ от профилактория и спорткомплекса – это ещё и нечестность по отношению к студентам, ведь эти услуги «сидят» в плате за обучение.  

Недовольства коллектива

«У нас не уволен ни один штатный преподаватель, – комментирует последний пункт письма Михаил Рачков. – Да, есть сокращение административно-управленческого персонала, но оно идёт везде». Точную цифру сокращённых сотрудников в университете не называют, однако подчёркивают: это точно меньше, чем 100 человек.

Михаил Винокуров, в свою очередь, говорит, что в университете множество недовольных текущей политикой, однако  высказывать своё мнение сотрудники боятся. «Все запуганы. Я выступаю против, остальные опасаются увольнения», – комментирует Михаил Винокуров.

Развитие событий

Михаил Рачков подчёркивает, что должность научного руководителя была введена приказом самого Винокурова, зарплата последнего составляет баснословную цифру, а обязанности дублируют должность проректора по научной работе. В связи с этим и принято решение о сокращении должности научного руководителя университета.  «Я хорошо понимаю, что Михаил Алексеевич 27 лет был во главе вуза, привык быть человеком номер один. Однако времена изменились. Сейчас его публичные выступления основаны на полуправде и подтасовках, они недостойны, на мой взгляд, высокого звания «интеллигент провинции». По словам Рачкова, Винокуров хотел бы видеть на посту ректора БГУЭП более удобного для себя человека, а Александр Суходолов самостоятельная  фигура с большим опытом административной работы. 

Бывший ректор БГУЭП, в свою очередь, утверждает, что нынешнее руководство просто не готово к конструктивной критике, поэтому в ответ он получает обвинения в свой адрес. «Главный аргумент – моя зарплата в 700 тысяч. Но она состоит из двух частей. Первую я получаю как профессор. На эту зарплату может претендовать любой, но пока такие требования (в том числе 10 авторских книг, публикации за рубежом, более 20 защит докторантов и так далее) выдерживаю только я». Что касается второй части зарплаты,  то Винокуров ссылается на инструкцию, изданную ещё Черномырдиным. Согласно ей ректоры, более 10 лет отработавшие на своём посту, имеют право сохранять свой оклад в течение 10 лет после оставления поста. «Мы ввели должность научного руководителя, а Суходолов рекомендовал на  эту должность меня и установил размер оклада», – говорит Винокуров и отмечает, что не меньшие ставки, по его сведениям, имеют ректор, проректоры (в том числе и Михаил Рачков), главный бухгалтер. 

Кроме того, Михаил Винокуров высказывает сожаление о том, что содействовал приходу на пост ректора  Александра Суходолова: «Я рекомендовал и активно агитировал за него на выборах, у нас была договорённость, что он продолжит курс на стабильное развитие, но всё изменилось на следующий же день. 30 лет я пестовал университет, а он сдаёт его корпус за корпусом». Что касается увольнения, то Винокуров отмечает: ему предстоит отработать ещё один месяц. Цель – ввести в строй гостиницу и сохранить профилакторий. Также он намерен оспаривать своё увольнение в суде. «Конечно, работать в такой обстановке будет невозможно, но я уйду сам», – говорит он.

В тени громких разногласий сегодня остаётся жизнь самого университета.  Пока неизвестно, как вспыхнувший конфликт отразится на приёмной кампании вуза, работе преподавателей, положении студентов, климате внутри университета.  Серьёзные изменения могут случиться, если реакцию на конфликт даст учредитель – Минобрнауки. Учитывая опыт ряда вузов, в том числе ИрНИТУ, не исключено, что министерство предпочтёт настоять на принятии поправок в устав вуза и введении процедуры назначения ректора.  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер