издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Линия защиты

Водоохранную зону Байкала планируют изменить, возможны варианты

Границы водоохранной зоны Байкала необходимо пересмотреть. К такому выводу пришли участники заседания Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера, которое состоялось в Министерстве природных ресурсов РФ 22 января. Сейчас она охватывает значительную часть Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. В её пределах действуют жёсткие запреты, для соблюдения которых по всей строгости закона, к примеру, нужно заасфальтировать все грунтовые и гравийные дороги или вывозить мусор за несколько десятков, а то и сотен километров. Депутаты Государственной Думы от Республики Бурятия предлагают смягчить эти ограничения. В Минприроды склоняются к тому, чтобы установить предел водоохранной зоны в 500 м от берега. Подход Иркутского научного центра СО РАН заключается в том, что её границы нужно обосновать и провести так, чтобы избежать попадания в Байкал загрязняющих веществ.

«Вопрос был инициирован в связи с тем, что фактически деятельность на огромной территории попала под жёсткие ограничения, – рассказал корреспонденту «Конкурента» научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН, академик Игорь Бычков. – На наш взгляд, решение об этом не было обоснованным и было принято в пожарном порядке без должного обсуждения не только с научной общественностью, но и с руководством регионов, на территории которых находится Центральная экологическая зона Байкальской природной территории, – Иркутской области и Республики Бурятия». Речь о подписанном в марте 2015 года распоряжении правительства РФ «Об утверждении границ водоохранной и рыбоохранной зон озера Байкал». Согласно ему водоохранная зона была расширена на значительную часть Центральной экологической зоны Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ). Последняя, для справки, простирается почти на 89,2 тыс. кв. км и включает 159 населённых пунктов, где, по данным Росстата на 1 января 2015 года, проживают около 142,6 тыс. человек. Со стороны Иркутской области в ЦЭЗ БПТ входят, в частности, Байкальск и Слюдянка, Бурятии – Северобайкальск. Что касается новой водоохранной зоны, то в одной только соседней республике её границы включили 71 населённый пункт, в котором проживают 66,5 тыс. человек. 

Правительство распространило на них весьма строгие запреты. Так, к первоначальному перечню из 50 видов деятельности, которые не допускаются в пределах Центральной экологической зоны (от заготовки живицы и обеспечения лесосплава по впадающим в озеро рекам до производства электроэнергии на АЭС и добычи радиоактивных руд), добавилось ещё 11 пунктов. В числе того, что попало под запрет, значится, к примеру, распашка земель, выпас скота, движение автомобилей по дорогам без твёрдого покрытия. Такой список содержится в Водном кодексе РФ, в который группа депутатов Государственной Думы ФС РФ во главе с заместителем председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаилом Слипенчуком предлагает внести ряд поправок. Депутат, представляющий Бурятию, в сентябре прошлого года подготовил законопроект, который предусматривает, среди прочего, внесение в Водный кодекс нового положения: «Для водоохранной зоны озера Байкал устанавливается особый режим хозяйственной деятельности в соответствии с Федеральным законом «Об охране озера Байкал». Согласно ещё одной поправке, правительство РФ утверждает перечень видов деятельности, запрещённых и в Центральной экологической, и в водоохранной зонах Байкала. Впрочем, перечень ограничений в ЦЭЗ БПТ был установлен ещё в 2001 году и в дальнейшем корректировался. Последние изменения в него внесли 2 марта 2015 года. 

В октябре состав инициаторов законопроекта Слипенчука был расширен. В него вошли ещё 25 парламентариев, в том числе представитель Бурятии Иринчей Матханов, заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту Сергей Тен, избранный от Иркутской области, и Михаил Яшин из Красноярского края. Предложенные поправки поддержали законодательные власти Кабардино-Балкарии, Красноярского края и Астраханской области, однако против выступило Законодательное Собрание Ульяновской области. Правовое управление Государственной Думы, между тем, пришло к заключению, что норма о возможности осуществления отдельных видов деятельности (к примеру, размещения кладбищ или разведки и добычи общераспространённых полезных ископаемых) «нуждается в дополнительном обсуждении». Но, сказано в резюме, Водный кодекс разрешает проектирование и строительство хозяйственных объектов, если при этом предусмотрены защитные сооружения, препятствующие загрязнению или засорению водоёмов. Отказ от применения этой нормы со всеми оговорками может негативно сказаться на экосистеме Байкала. Положение о том, что правительство утверждает перечень видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической и водоохранной зонах Байкала, считают в правовом управлении, изложено некоррект­но, поскольку прилегающая к озеру водоохранная зона входит в состав ЦЭЗ БПТ. Несмотря на такое заключение, законопроект включён в примерную программу работы Госдумы на март 2016 года. 

Другая инициатива исходит от Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Ведомство предлагает установить для Байкала водоохранную зону в пределах 500 м от уреза воды (сейчас такова граница рыбоохранной зоны. – «Конкурент»), как то предписано Водным кодексом для озёр с площадью акватории более 2 кв. км. «Мы с ними тоже не согласны, – подчёркивает Бычков. – Раз Байкал является участком Всемирного наследия, достоянием нашим и наших детей, то к нему должен применяться особый режим – научно обоснованный. Мы предложили вернуться, возможно, актуализировав, к той работе по научному обоснованию водоохранной зоны озера, которую Институт географии [имени В.Б. Сочавы СО РАН] делал в сотрудничестве с другими учреждениями». Проект водоохранного зонирования Байкала, разработанный учёными, был подготовлен в 2005 году, однако правительство РФ его так и не утвердило. В его основу был положен гео­морфолого-гидрологический принцип: граница была проведена по водораздельной линии главных прибрежных хребтов озера, расширяясь в дельтах впадающих в него рек. «Была рассчитана водоохранная зона, которая где-то приближалась к урезу воды на расстояние 50–100 метров, а где-то отдалялась от берега на 2,5–3 километра, – по­яснил академик. – Понятно, что по обратной стороне горного хребта вода в Байкал не стечёт, но в то же время есть дельта Селенги, которая, несмотря на все возможности фильтрации, находится на равнине». Обосновывая новые границы водоохранной зоны, иркутские учёные настаивают на том, что действующие в ней запреты должны быть сохранены. 

С тем, что её пределы должны быть изменены, согласились участники заседания Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, которое состоялось в Москве 22 января. Сообщение об этом опубликовано на официальном сайте Слипенчука, причём в нём содержится формулировка «водоохранную зону озера необходимо будет сократить» с оговоркой о том, что новые границы «ещё предстоит обсудить». Научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН, в свою очередь, добавил, что протокол заседания Межведомственной комиссии пока не подписан. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное