издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Утраченные иллюзии

«Дети войны» не могут дождаться исполнения предвыборной программы Сергея Левченко

  • Автор: Мария Калмыкова

Закон Иркутской области «О статусе детей Великой Отечественной войны» вступил в силу 10 декабря 2013 года. С тех пор прошло больше двух с половиной лет, а денежная выплата этой категории льготников выросла меньше чем на 50 рублей – с 383 рублей поднялась до 430. Другие меры поддержки – внеочередной приём в госучреждения социального обслуживания и внеочередное оказание медицинской помощи, – по словам самих льготников, оказались неэффективными. Не оправдались ожидания на исполнение прошлогодних предвыборных обещаний, данных Сергеем Левченко, обозначившим заслуженное финансовое обеспечение детей войны одним из основных направлений программы кандидата на должность губернатора Иркутской области.

Льгота не для всех

Детьми Великой Отечественной войны в Иркутской области признаны люди, родившиеся в период с 23 июня 1923 года по 3 сентября 1945 года. Поскольку в России нет федерального закона о детях войны, региональные льготники получают не удостоверение, а справку, подтверждающую статус «Дети войны». Для оформления документов необходимо прийти в  территориальное управление министерства социального развития, опеки и попечительства по месту жительства с паспортом и его копией и написать заявление.

Казалось бы, схема простая. Но почему тогда льготой пользуются единицы? По информации, опубликованной на сайте регионального министерства социального развития, опеки и попечительства, в июле ежемесячную денежную выплату получили всего 15 910 человек во всей Иркутской области. Как сообщили нам в общественной организации «Дети войны», только в её отделениях числится 40 тысяч жителей региона. А на территории Приангарья проживает около 180 тысяч людей, рождённых с 1923 по 1945 год.

В регионе существует несколько ежемесячных выплат для пенсионеров: ветеранам  труда – 452 рубля, труженикам тыла – 452 рубля, реабилитированные лицам, пострадавшим от политических репрессий  – 411 рублей, неработающим пенсионерам – 429 рублей,  «детям войны» – 430 рублей. Если человек попадает в несколько категорий, он может выбрать лишь одну меру социальной поддержки. 

«Дети войны», помимо скромной добавки к пенсии, имеют право ещё на две льготы: внеочередной приём в государственные учреждения социального обслуживания региона и внеочередное оказание медицинской помощи.

Ожидания не оправдались

Баллотируясь в губернаторы Иркутской области, Сергей Левченко выступал с однозначной позицией – защитить интересы «детей войны». На сайте Иркутского отделения КПРФ 2 сентября 2015 года была опубликована его политическая программа. Шестой пункт документа гласил: «Пенсионерам – социальную заботу. «Детям войны» – заслуженное финансовое обеспечение».

В программе говорилось: «Наша прямая обязанность – в меру наращивания возможностей областного бюджета добиться последовательного улучшения условий жизни и повышенного льготирования пенсионеров, а для «детей войны» – не унизительной, а достойной финансовой поддержки. В связи с этим полагаем необходимым: поступательно, шаг за шагом облегчать жизненные условия для пенсионеров, стремиться к организации для них посильного труда, улучшению жилья, введению льгот для расчёта по услугам, проезда и заботливому отношению к людям старшего возраста; расширять практику разработки и реализации муниципальных и корпоративных пенсионных программ; изыскать возможность в областном бюджете дополнительного и существенного повышения имущественного и финансового обеспечения «детей войны».

Поскольку жители Иркутской области сделали свой выбор в пользу Левченко, они вполне обоснованно рассчитывали на то, что с января 2016 года денежная выплата «детям войны» перестанет быть «унизительной», а круг льгот расширится. Но этого не произошло – надбавка к пенсии, как и в прошлом году, составляет 430 рублей. Среди субъектов федерации, где детям войны полагаются льготы, наш регион занимает не самые лучшие позиции. К примеру, в Новосибирской области дети войны ежемесячно получают 500 рублей, в Вологодской области – 750 рублей, в Астраханской области – тысячу рублей.

– Все эти люди жили в годы войны, и разделять их неправильно. Пока в одних регионах выплаты «детям войны» выше, а в других – ниже, это проблему не решает, а только раздражает людей. Надо, чтобы выплата не зависела от состояния бюджета области, – считает председатель Областного совета ветеранов Валерий Игнатов. – В законе «О статусе детей Великой Отечественной войны» прописан внеочередной приём этой категории льготников в больницах. Но пожилые люди, которые сидят в очередях в поликлинике, практически все являются «детьми войны».

Валерий Викторович полагает, что определение статуса «ребёнка войны» неконкретно.

– Статус должен определяться не только по рождению в годы войны, но и по заслугам человека. Есть «дети войны», которые после неё просидели десятки лет в определённых местах, а есть те, кто трудился всю жизнь. Все они получают одинаковую надбавку к пенсии, – прокомментировал Валерий Игнатов.

«Я в неведении, почему не могу получить льготу»

Председатель областной организации «Дети войны» Светлана Другова согласна не со всеми пунктами существующего закона.

– У многих «детей войны» пенсии очень маленькие. Сейчас 430 рублей ежемесячно добавляют к пенсии тем, у кого нет других льгот.  Но многие параллельно являются ветеранами труда, тружениками тыла, некоторые из них стали инвалидами, потому что работали на износ в военное детство. Все эти звания люди заработали честным трудом, и мы настаиваем на том, что ежемесячную выплату нужно добавлять к пенсии всем «детям войны» независимо от других льгот, – заявила Светлана Другова.

Пенсионер Кирилл Олимпиевич Трифонов одновременно является «ребёнком войны», ветераном тыла и ветераном труда. Когда началась Великая Отечественная война, ему шёл одиннадцатый год. Он жил в деревне Назарово Усть-Кутского района Иркутской области, после окончания начальной школы собирался учиться дальше, но война этого не позволила. 

– Я вынужден был трудиться, как взрослый, потому что мужчин забрали в армию. В колхозе я выполнял разные работы, – вспоминает Кирилл Олимпиевич. После войны, закончив специализированные курсы, он работал крановщиком и экскаваторщиком на всесоюзной стройке. Сейчас ветеран труда и тыла пожинает плоды тяжёлой трудовой жизни.

– Меня скрутили болезни: замучил радикулит, ранение даёт о себе знать, и я еле хожу. Теперь ещё стал глохнуть, потому что всё время на дизелях работал. Шум, электрические поля и нервотрёпка вот так отразились на здоровье, – рассказывает пенсионер. – Я знаю, что у нас в области есть закон о «детях войны». Я ездил в Пенсионный фонд, справлялся об этом. Я в неведении, почему не могу получить льготу – никто ничего не объясняет. Доктора прописали мне лечение в Ниловой Пустыни. Летом я несколько раз ездил в соцзащиту, чтобы попросить путёвку. Мне никто толком не объяснил, куда обратиться и что сказать. Говорят, надо писать заявление, а я слепой и не могу это сделать. Один раз сын оплатил мне курорт, но мы не имеем средств каждый раз проходить лечение за собственный счёт.

Плохая информированность пожилых людей об условиях получения льгот по региональному закону «О статусе детей Великой Отечественной войны» – не единственная проблема. 

– В законе ничего не сказано о льготах на лекарства, – говорит Светлана Другова. – Кроме того, «детям войны» не положен единый социальный проездной билет. Я подходила к Сергею Левченко и просила, чтобы у тех «детей войны», у кого нет льгот ветерана труда, была возможность приобретать проездной билет за 150 рублей. Он пообещал помочь, но ситуация не сдвинулась с места, потому что министр соцразвития Родионов был в отпуске, а без него этот вопрос решить нельзя.

В этом году на 9 Мая «дети войны» даже не получили единовременную выплату.

– В других территориях на День Победы выделяли деньги и участникам Великой Отечественной войны, и «детям», а у нас в регионе это сделать не получилось, – рассказывает Светлана Другова. – Сергей Георгиевич сказал: «Чтобы выплатить по тысяче рублей единовременной помощи, необходимо 220 млн рублей. Таких средств в бюджете нет, эта сумма неподъёмная». Мы не­много подкопили денег, чтобы выдать медали тем, кто активно участвует в мероприятиях организации «Дети войны».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер