издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"У нас нет возможности влиять на новых хозяев..."

Николай НОСЫРЕВ:

"У нас нет
возможности влиять на новых
хозяев…"

На прошлой неделе
Законодательное собрание области
рассмотрело запрос депутата
Валерия Лукина о финансовом
положении Усть-Илимского ЛПК.
Почему такая постановка проблемы?
Дело в том, что второй год не
спадает социальная напряженность в
северном городе и районе. Жизнь и
судьба 150 тысяч населения напрямую
связаны с работой заводов, цехов,
леспромхозов, а налогами с них
кормится вся бюджетная сфера.
Бездействуют предприятия —
страдают все.

Устьилимцы
связали надежды с появлением у
лесокомплекса новых хозяев —
банковской группы "Менатеп" и
его исполнительного ведомства —
Роспрома. К сожалению, ситуация к
лучшему не меняется. Производство
лихорадит периодически
останавливаются, работают не в
полную мощность целлюлозный и
завод древесностружечных плит, а с
11 мая весь комплекс остановлен на
неопределенное время. 13500
работников концерна отправлены в
вынужденные отпуска.

На сессии с
нетерпением ожидали приезда
руководителей Роспрома, чтобы из
первых уст услышать о путях вывода
комплекса из экономической комы. До
последнего часа заседания
надеялись увидеть председателя
совета директоров концерна М.Б.
Брудно, кого-то из департамента
лесной промышленности Роспрома.
Депутатов успокаивали: рейс
"Боинга", на котором они должны
были прилететь, задерживался до 16
часов. Приземлился лайнер, но
менатеповцев в нем не оказалось.

Вот и пришлось
отчитываться перед депутатами
председателю комитета по лесной
политике при обладминистрации
Николаю Носыреву.

— В первом
квартале этого года лесной
комплекс Усть-Илимска сработал на
55—67 процентов своих возможностей, —
заявил он с трибуны. — Выпущенная
продукция принесла 207 млрд. рублей
убытков. Причины: цены мирового
рынка на целлюлозу упали вдвое,
тогда как на кругляк — на пять,
пиломатериалы — на три процента.
Одновременно росли затраты на их
производство, потому что тарифы на
энергоресурсы за этот период
увеличились на 52—54%, перевозки по
железной дороге — на 33% и т.д.
Неплатежи по кредитам составили 1,2
трлн. рублей, в бюджеты города и
района задолжали свыше 114 млрд.,
зарплаты не выплачено свыше 61 млрд.
руб.

Какие же меры
предпринимались администрацией
области и прежде всего
губернатором Ю. Ножиковым? Писем,
телеграмм, встреч в Москве,
Иркутске, Усть-Илимске с
руководителями Роспрома только в
этом году было предостаточно.
Согласовывались мероприятия,
подписывались совместные
протоколы, соглашения, но ни одно из
них не выполнено.

Хотя с нашей
стороны делалось все возможное,
чтобы не остановить производства,
не допустить массовых акций
протеста рабочих, служащих,
бюджетников, которые не раз
выражались в забастовках,
пикетировании зданий концерна,
демонстрациях и митингах.
Уговорили руководство ВСЖД
какое-то время возить
лесопродукцию ЛПК в долг, эта
договоренность Роспромом была
сорвана. Обещание в апреле—мае
отдать бюджетникам по 15 млрд.
рублей тоже не осуществилось —
перечислено всего чуть более трех…

Мы не властны
влиять на новых собственников,
которые слабо занимаются
деятельностью ЛПК, заключил свое
сообщение Н.Г. Носырев.

Вопросы к нему
были острыми, нелицеприятными.
Председатель депутатского
комитета по собственности Ю.
Фалейчик спросил о том, как
реализуется продукция и
выполняется ли инвестиционная
программа по лесокомплексу,
предусмотренная договором
купли-продажи контрольного пакета
акций фирмой "Полимид"? По
заверению Николая Георгиевича,
посредническая деятельность
основного экспортера усть-илимской
целлюлозы
"Илим-Палп-интерпрайз"
прекращена, теперь ею торгует сама
холдинговая компания, намереваясь
создать свой Торговый дом. С июля 1996
года Роспром вложил в ЛПК 40,6 млн.
долларов, или 216 миллиардов рублей,
которые пошли на погашение долгов
по зарплате, налогам и закупку
материалов для запуска
целлюлозного завода (то есть на
пополнение оборотных средств). В
бухгалтерских отчетах они отражены
как заемные средства, поэтому можно
утверждать, что положенных
инвестиций "Менатеп" не делал.
Хотя обязан был направить на
развитие ЛПК 182 млн. долларов, в том
числе и на пополнение оборотных
средств.

— Еще на прошлой
сессии первый зам. губернатора
яростно убеждал нас в том, что
комплекс в Усть-Илимске работает,
обстановка стабилизируется, а
местные профлидеры, мол, мутят там
воду, — пытался уточнить
председатель одной из комиссий
собрания Л. Крестьянинов. — Так кто
же оказался прав: Лукин или
Яковенко?

— В какой-то
момент наблюдались признаки
оживления работы, — ответил Н.
Носырев. — Однако удержаться от
остановок не удавалось — огромные
неплатежи парализовали ЛПК, в
одиночку ему не выбраться. Сейчас
он остановлен потому, что не
работает соседний БЛПК,
вырабатывающий хлор. Этот гигант
лесохимии тоже в параличе:
"Иркутскэнерго" не дает пара
из-за долгов. Арестованы имущество,
продукция на 31 млрд. рублей.
Энергетики требуют из этой суммы
часть (20%) живыми деньгами. Где их
возьмут братчане, если предприятие
"на коленях"…

Звучит уже не раз
и предложение расторгнуть (даже
экспроприировать) договор на
покупку "Полимидом"
собственности ЛПК. Но кто ее
возьмет? Государство отвернулось
от своей доли, коммерческие
структуры не торопятся вкладывать
свои капиталы в его развитии.
Инициировать возврат, как это
пытаются сделать депутаты Госдумы,
а также некоторые местные
"леваки" — значит подписать
смертный приговор не только
лесопромышленному комплексу, но и
городу, и району.

— Я удовлетворен
сегодняшним обсуждением наших
проблем на Законодательном
собрании, — сказал депутат и
председатель профкома ЛПК В. Лукин.
— Впервые администрация области
объективно отразила состояние на
нем.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector