издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За решетку лучше не попадать

За решетку лучше
не попадать

Людмила
БЕГАГОИНА, "Восточно-Сибирская
правда"

"Обращаемся
в редакцию с самыми наболевшими
вопросами — о нашем тюремном быте.
Мы уже неоднократно писали вам о
том, что камеры переполнены
втрое-вчетверо. Это приводит к
нарушению всех санитарных норм,
болезням. Нерегулярное посещение
бани и абсолютное отсутствие
медикаментов тоже способствуют
распространению заболеваний. О
питании — и по качеству, и по
количеству — и говорить не
приходится. Но это только треть
беды. Главное — отношение к нам в
СИЗО-1. Мы ведь не осужденные, а
подследственные, такие же люди,
обладающие всеми правами по
конституции. Но подвергаемся
моральным оскорблениям, а порой и
физической расправе со стороны
отдельных работников СИЗО. Проcим
помочь нам.

Камера N^ 190,
корпус ТПО".

Подобные письма
приходят в редакцию очень часто.
Насколько правдиво представлена в
них картина тюремного быта?
Обратимся к цифрам.

"Сижу на нарах,
как король на именинах" — это
точно не про заключенных Иркутской
следственной тюрьмы. На нарах,
которые в камерах установлены в три
этажа, им рассиживаться некогда.
"Хаты" переполнены в 4 раза
(вместо 4 кв.м, предусмотренных
приказом МВД от 19.08.96г., на каждого
содержащегося под стражей
приходится всего 0,9 кв. м). А потому
на нарах или "шконках" спят в
три смены.

Королями на
именинах арестанты не чувствуют
себя и потому, что при теперешнем
финансировании им даже тюремной
баланды вдоволь похлебать не дают.
Нормы питания для заключенных
определены приказом МВД РФ от
15.01.93г. По этим нормам в прошлом году
на питание арестантов требовалось
13 млрд. 250 млн. рублей, а получено
было на приобретение
продовольствия всего 5,2 миллиарда.
И в нынешнем году положение не
меняется — по крайнем мере в лучшую
сторону. В первом квартале на
продукты питания выделен всего
один миллиард рублей вместо трех с
половиной.

Но не хлебом
единым жив арестант. Не будем
забывать, что в следственном
изоляторе сидят в основном люди,
вина которых не доказана. Они еще не
преступники и изолируют их не с
целью наказания, а для того, чтобы
быстрее и качественнее провести
следствие, не допустить
запугивания или подкупа свидетелей
и т.п. На самом же деле условия
содержания подследственных в СИЗО-1
куда суровее того режима, к
которому суд приговаривает
преступников.

В камерах, где
вместо 25 арестантов натолкано 70,
люди болеют чесоткой, туберкулезом,
страдают от кишечных расстройств. А
порой и умирают, не дождавшись
приговора. В прошлом году от
различных заболеваний в СИЗО-1
умерли 79 человек, в первом квартале
нынешнего — 11. Смертность снизилась
не потому, что стали поступать с
тюрьму с воли люди покрепче
здоровьем. Отнюдь. В учреждения
системы исполнения наказаний
сегодня каждый четвертый приходит
с диагнозом: "туберкулез". В
СИЗО-1 в прошлом году 17 арестантов
умерли от чахотки, пятерых
туберкулезников тюрьма потеряла
уже в этом году.

29 врачей
Иркутского следственного
изолятора поставлены в трудное
положение. Для лечения больных
здесь нет никаких условий: ни
оборудования, ни лекарств. Вместо 2
млрд. 400 млн. рублей в прошлом году
на медикаменты было выделено всего
309 миллионов. В этом году — 130
миллионов вместо 600. С большим
трудом удается не допускать
крупных вспышек инфекционных
заболеваний среди арестантов.
Спасает в какой-то степени открытый
в тюрьме аптечный киоск, где
родственники могут купить и
передать арестованным необходимые
им лекарства.

Много жалоб в
письмах из СИЗО на зверства
тюремщиков. Но поскольку заведение
это закрытое, проверить их может
только прокуратура, куда мы и
направляем обычно такие жалобы. В
журнале информации о
происшествиях, который заведен в
СИЗО, в прошлом году
зарегистрировано 90 фактов
получения заключенными травм и
телесных повреждений. В этом году
уже 62. Это, конечно, не значит, что
сотрудники спецучреждения
причастны к побоям заключенных.
Лишь одно уголовное дело было
возбуждено прокуратурой по поводу
незаконного обращения с
арестованными. Хотя, судя по
тюремной статистике, в прошлом году
29 раз применялись спецсредства в
отношении нарушителей режима.
Такие факты оформляются актами. 13
раз приходилось "укрощать"
дубинками строптивых арестантов
уже в нынешнем году. Все эти факты
проверялись прокуратурой. И, как я
уже говорила, в одном случае
оперуполномоченный СИЗО-1,
применивший дубинку против
заключенного, был привлечен к
уголовной ответственности.

Вот так живут за
решеткой следственного изолятора
N^1 почти пять с половиной тысяч
человек. Облегчить их положение при
такой переполненности и отсутствии
нормального финансирования нет
никакой возможности. Отрадно хотя
бы то, что начальнику СИЗО
позволено теперь самому
освобождать арестованных, у
которых вышел срок содержания под
стражей, не дожидаясь, пока вопрос
решится с прокурором. И сегодня в
тюрьме нет подследственных с
нарушенными сроками заключения.

Чем закончить
этот комментарий к письму из СИЗО,
честно говоря, не знаю. Призывать к
строительству новой тюрьмы, чтобы
облегчить участь арестованных
бесполезно: денег для этого в
бюджете нет. И плакаться о скудной
пайке в тюрьме, когда сегодня и на
воле люди вполне законопослушные и
добропорядочные не всегда имеют
кусок хлеба к обеду, тоже вроде
неловко. Остается только одно: за
решетку лучше не попадать…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector