издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Согрей свои мысли любовью

Согрей свои
мысли любовью

Несердитые
заметки о программе
половозрастного воспитания в школе

Александр
ПОПОВ, педагог

"О, как
прекрасны ноги твои в сандалиях,
дщерь именитая! Округление бедр
твоих, как ожерелье, дело рук
искусного художника. Живот твой —
круглая чаша, в которой не
истощается ароматное вино; чрево
твое — ворох пшеницы, обставленный
лилиями; два сосца твои — как два
козленка, двойни серны… … стан
твой похож на пальму, а груди твои —
на виноградные кисти. Подумал я:
влез бы я на пальму, ухватился бы за
ветви ее; и груди твои были бы
вместо кистей винограда, и запах от
ноздрей твоих, как от яблок…"
(Книга Песни песней Соломона).
Тысячелетия звучит прекрасная
музыка слов о сексуальном влечении
в самой, может быть, несексуальной
книге человеческого гения — Библии.
Почему воспевалось, воспевается и,
несомненно, будет воспеваться
вожделение? Отчего с неколебимым
постоянством древний или
современный человек думал и думает:
она — "Как у меня будет это с
ним?", он — "Как у меня будет это
с ней?"? В чем первопричина? Если
верующие, то скорее всего, ответим:
Божий замысел, в котором любовь и
благоволение к человеку. Если
неисправимые рационалисты, то
скажем о гармонии в Природе, в
которой нет ничего случайного.

Мы, бывшие
граждане бывшей страны, долго
пытались убить в себе естественную
тягу к естественному. И теперь,
когда рухнули пути и оковы
запретов, предписаний, мы жадно —
хотя очевидно, что жажда ослабевает
— пьем хлынувшую на нас информацию
об этом. Мы — нация, жадная до
знаний, которые черпаем без
разбора, залезая порой в те бочки, в
которых уже все протухло или
сгнило. Разве мы виноваты, что нам
запрещали то, это, третье, десятое?

Да, нагрянули
новые веяния и сеяния. Ну-с, и что же?
Кричать "караул", сердито
двигать бровями или, как Беликов из
чеховского рассказа, талдычить
"Как бы чего не вышло?" Часть
российского общества восстала
против распространения
сексуальных знаний в школе,
активно, наступательно критикует
не столько программы
половозрастного воспитания
учащихся и основ сексологии,
сколько требует прекратить сами
разговоры об этом — везде: в семье, в
школе, на улице… Но если просто, без
затей, без резонерства и
психопатичного рева повернуться
лицом к Ее Величеству Жизни то
нетрудно разглядеть, что главный ее
вассал и слуга — инстинкт пола,
милостиво подаренный Богом (может
быть, так думают верующие?) или
Природой (точка зрения
рационалиста?). "Секс" — слово
несомненно грубое, некрасивое и,
как нам кажется, не совсем точно и
широко определяющее особенность
одного из человеческих влечений.
Однако, что есть — то есть: термин
живет.

По-моему, упорство
в том, что не нужно ни в коем случае
просвещать детей в проблемах
половой жизни — пустое,
неблагодарное и абсолютно
неразумное занятие. Но вот над чем —
пришел к выводу весь
цивилизованный мир — нужно
поработать, попотеть учительству,
всему обществу, по крайней мере,
тем, кто способен здраво мыслить и
поступать: как деликатнее,
методически грамотнее преподнести
детям информацию об этом. Нам
постоянно нужно учиться культуре
такого разговора. Истерикой делу не
поможешь. Надо успокоиться и
основательно разобраться.

Итак, программа
половозрастного воспитания
учащихся и основ сексологии. Она
подготовлена управлением развития
общего среднего образования
Министерства образования России, (а
не США, как полагают некоторые!) и
поступила в школы чуть больше года
назад; однако пока по-настоящему
еще нигде не применена, — а зачем
спешить? Она — то, чего еще ни разу
не было в России, хотя частично
кое-что применялось в педпрактике
советской школы. Она революционна
для нас, россиян. И как любое
революционное явление в чем-то
неосторожно, экспрессивно и
авангардистски смела, а потому
раздражает и сердит. Но также и
ступенька в эволюционном подъеме
нашего общества, которое не сразу,
не с ходу осознало благотворную
роль систематического
распространения половозрастных
знаний в школе. Однако люди,
связанные с образованием,
педагогикой, школой, удивляются:
отчего в целом общество столь
равнодушно встретило? Две—три
публикации в центральной ведущей
прессе, молчок по телевидению и
только коммунистические и
воинственно-православные издания
помянули о ней, но лишь недобрыми
словами.

Мы понимаем:
пустое для общества дело обсуждать
учебные программы, к примеру, по
физике или химии, но те программы,
цель которых формирование
менталитета, темперамента, устоев
нации, народа, не могут
замалчиваться. Должно
организовывать всенародное
ознакомление и, быть может,
обсуждение! Или в нас
атрофировалось чувство природной
безопасности? Совершенно очевидно,
что через внедрение программ
половозрастного воспитания
формируется судьба, биография
наших детей, и если мы будем все так
же равнодушны к тому, что заложено в
таких программах, куда они поведут
нас и наших детей — грошик нам цена,
господа хорошие!

Что же,
собственно, предложено
Министерством образования?
Предложено четыре на выбор
программы: "Культура общения и
здоровья. I—II классы", "Основы
психологии жизненного пути
человека: профессия и карьера,
любовь и секс, семья и брак. 8—11 (10—11)
классы". "Основы сексологии,
5—11 классы" и "Основы
сексологии и семейной жизни. 5—11
классы". Норма в год для каждого
класса — 34 часа. Вряд ли кто не
согласится с авторами программы
"Культура общения и здоровье"
(Л.П. Анастасова, Н.В. Иванов и др.) в
том, что "дети выходят из-под
влияния традиционной семьи.
Деформируется сама структура
семьи, ослабевают родственные
связи, растет число разводов,
увеличивается число неполных
семей… Чрезвычайно высока
трудовая загруженность
родителей…"

Система
образования, подчеркивают авторы,
вынуждена взять на себя
"значительную часть усилий
общества по подготовке молодежи к
взрослой жизни". Через какое
содержание учебной программы нам
предлагается участвовать в решении
этих проблем? Для 10—11 классов этими
корневыми ответвлениями стали
темы, касающиеся сексуального
поведения и основ брачных
отношений; подробно разбирается
социально-психологический мир
женщины и мужчины, радости и
трудности материнства и отцовства.
В 8—9 классах ребята будут вникать в
медико-гигиенические проблемы
старшего подросткового возраста,
разбирать в течение шести часов
тему "Любовь, эротика и
культура" и целых десять часов
говорить о строении и функции
половых систем мужского и женского
организма. Для 5—7 классов при
разборе крупной темы "Проблемы
семейной и внешкольной социальной
среды младших подростков"
предлагается поразмышлять о видах
семей (полная и неполная), о любви,
взаимном уважении, равноправии,
взаимопомощи, сотрудничестве и
эмоциональной поддержке в семье, о
предупреждении сексуального
насилия, о свободном времени, хобби,
здоровых развлечениях… Радуешься,
читая эти тематические разбивки. Не
тянет возмутиться, потому что
понимаешь, что толковая,
адаптированная под возраст ребенка
информация — мощнейший инструмент
в терапии воспитания
подрастающего, в чем-то уже
испорченного нами, взрослыми,
поколения. Кое-какие темы, конечно,
можно убрать или сократить по
часам. Но ведь программы носят
рекомендательный характер, и мы
надеемся, что школьные учителя
вместе с родителями своих питомцев
трезво разберутся в практической и
психолого-возрастной значимости
каждой темы.

"На занятиях в
1—4 классах, — отмечают в
пояснительной записке
разработчики программы
"Культура общения и здоровье",
— целесообразно использовать
различные игры, так как игра
по-прежнему занимает одно из
ведущих мест в развитии ребенка
данного возраста". Вот-вот — игра!
И мы серьезно задумались: а верно
ли, что ребенку 6-7 лет предлагается
половое просвещение? Не будем брать
академические выкладки психологов,
а просто житейски посмотрим: вот
перед нами семилетний ребенок, все
существо которого, хорошо известно,
охвачено очередным сюжетом
придуманной им или его друзьями
игры. Но вдруг кто-нибудь из нас,
взрослых, прерывает детскую игру и
говорит, например, первокласснику:
"Теперь, дети, поговорим о
половых признаках растений,
животных, человека, а потом — о
гигиене половых органов у
мальчиков и девочек, а еще чуть
позже — о полной и неполной
семье". Во втором классе — о
строении органов размножения у
растений, животных и человека; или —
об особенностях размножения
растений, животных и человека. В
третьем классе — о строении и
функциях половой системы, о роли
мужчины и женщины в процессе
зачатия ребенка. И так далее вплоть
до заболеваний половой сферы. И,
наконец, в четвертом классе еще
"круче" — об оплодотворении,
чуть позже — о полоролевом
подражании и так далее. Мы вправе
спросить у авторов программы: зачем
же срывать плод, если он еще зелен?
Всему свое время. Ребенок сам
впорхнет в одиннадцать-двенадцать
лет в наши социальные неприродные
игры. К 11—12 годам он еще не попадал,
как правило, под серьезное,
судьбоносное влияние улицы, не
нахватывается запретных знаний, и в
пятом или шестом классе мы ему
предложим те знания, которые ему
помогут в процессе адаптации к
качественно новым для него играм —
взрослым.

Ребенок готов к
разговору — и духовно, и
физиологически, и нравственно, и
как уже более активная
социализированная личность. Ему
интересны знания об этом. А ребенку
6—8 лет интересны? Действительно,
иногда малышата задают
неожиданные, пугающие нас вопросы.
Что ж, ответим! Но систематического,
целенаправленного интереса
младшего школьника к вопросам об
этом нет! Так зачем убивать ценное
учебное время — 126 часов! Шутка ли?
Задумаемся!

Другие программы,
помещенные в министерском
сборнике, не вызывают каких-то
серьезных возражений: на наш
взгляд, они вполне толковые, а над
неудоприменимыми в конкретной
педпрактике нюансами поработают,
думаем, школьные учителя, и
программы станут жизненными. Мы о
другом серьезно задумались: о том,
какой идейно-нравственный луч
должен освещать все те знания — и по
физиологии, и психологии, и
медицине, и социологии, — которые
предлагаются программами? Если мы
будем просто говорить ребенку о
том, что вот, мол, есть "факторы,
отрицательно влияющие на
репродуктивные органы", или об
"интимной жизни взрослых в
семье", или о проблеме
"предупреждения сексуального
насилия", а в 11 классе, выпускном,
просветим о том, что существуют
студенческие семьи и что
"здоровый образ жизни родителей
— основа рождения здорового
ребенка", то мы с нашими усилиями
по просвещению детей будем
выглядеть упрямым Сизифом, который
не единожды закатывал камень на
гору, но он все скатывался. Видимо, у
Сизифа не хватало запала потому,
что он не понимал, зачем закатывать
камень на вершину. Так и мы, школа и
общественность, еще не совсем
хорошенько понимаем смысл
закатывания глыбы половозрастного
просвещения на гору нашей общей
судьбы, потому что не задали себе
вопрос и не ответили на него: а что
же нас ждет на вершине?
Действительно, что? И ничего в
голову не приходит, кроме одного и
вечного любовь нас должна там
ждать, любовь — как высший смысл и
оправдание человеческой жизни.
Любовь — единовластная
правительница мира. Через нее
проверяется истинность и чистота
наших замыслов и поступков. И чему
бы не учили детей — физике, химии,
сексологии, истории, все наши труды
будут напрасными потугами
несчастного Сизифа, если
лирическая, добрая дымка в наших
речах не будет внушать детям, что
смысл человеческой жизни — в любви:
к маме, отцу, к родному дому, к ней
или к нему… Да, многоточие, потому
что нет предела океану любви и
доброты! Но поживший на земле
человек рано или позже приходит к
пониманию, что "если Господь не
созиждет дома, напрасно трудятся
строящие его; если Господь не
охранит города, напрасно
бодрствует страж. Напрасно вы рано
встаете, поздно просиживаете, едите
хлеб печали, тогда как
возлюбленному Своему Он дает
сон" (126 Псальтирь). И мы понимаем,
что у каждого из нас есть
возможность прийти еще при земной
жизни в стан "возлюбленных". И
если удалось тебе — веди за собой
других! Просвещенчество — это один
из путей. Согрей, учитель, свои
мысли, слова и поступки любовью, и
тогда ни одно знание и умение,
усвоенное твоими учениками, не
обернется против них и тех, кто
рядом с ними!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector