издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От наших собкорров

Сергей
КОЗЫРЕВ, г. Ангарск

Дети под
прицелом автотрассы

Годовалый ребенок
погиб, а свыше 20 детей школьного
возраста госпитализированы —
таковы итоги мрачной статистики
минувших летних каникул в Ангарске.
Сейчас с началом учебного года
работниками госавтоинспекции
вновь начата операция под
названием "Внимание, дети!" В
эти дни автоинспектора приходят в
школы, чтобы научить ребятишек
азбучным методам дорожного
движения. К сожалению, эти полезные
меры помогают не всегда. Только с
января по сентябрь на автотрассах
города произошло свыше 30 дорожных
происшествий, в которых пострадали
юные ангарчане.

Не надо лаять на
овчарок!

Когда подвыпившая
жительница 10-го микрорайона
Ангарска Б. столкнулась с овчаркой
и решила познакомиться поближе, то
поначалу собака никак не
реагировала на навязчивое
заигрывание. Но когда женщина
решила "поговорить" с псом на
собачьем языке, или попросту
полаять, реакция последовала
незамедлительно. Овчарка укусила
ее за нос, и только вмешательство
"скорой помощи" позволило
оставить незадачливой ангарчанке
утраченное было украшение лица —
нос.

Ким
БОЛДОХОНОВ, соб. корр. в Улан-Баторе.

Монголия чтит
память жертв репрессий

Шестьдесят лет
назад, в ночь с 9 на 10 сентября 1937
года, в местности Сонгино Хайрхан,
что в северо-западной окрестности
Улан-Батора, были расстреляны 69
человек. Так начались массовые
репрессии и физическое уничтожение
ни в чем не виновных, ложно
обвиненных в "контрреволюции",
"японском шпионаже"
монгольских граждан. Под жернова
сталинского молоха, приведенного
здесь в действие посланцами
Советского НКВД и послушного
местным сотрудникам милиции,
попали только за первые полтора
года (1937-1939 гг.) 25785 человек, из них
20474 были расстреляны, 5106 осуждены
сроком на десять лет. Общее число
репрессированных в Монголии по
политическим мотивам свыше 35800
человек. И это в стране, население
которой составляло тогда примерно
восемьсот тысяч. Хватали и сажали в
тюрьмы не только политиков. Ученых,
деятелей культуры, учителей и
врачей, буддийских монахов. А когда
недоставало до заданного плана, то
усердствовавшие в злодеянии
служаки добирали арестованных за
счет пасущих свои стада скотоводов.
Поблизости Улан-Батора и других
крупных населенных пунктов есть
места, усеянные костьми жертв тех
страшных лет.

Второй год в
сентябре в соответствии принятому
Великим государственным хуралом
Закону, отмечался как День памяти
жертв политических репрессий.
Монгольское государство принесло
извинения перед своим народом за
небывалые в ее многовековой
истории глумления над десятками
тысяч соотечественников,
абсолютное большинство которых
были казнены и погибли, перед их
женами и детьми, коих многие годы
преследовали унизительное ярмо "семья
врага народа", разного рода
нарушения их гражданский прав.
Осудили этот геноцид президенты
Монголии и России в совместном
заявлении, сделанном во время
встречи в Москве в 1993 году. Это
придало более интенсивный и
открытый характер работе по
реабилитации жертв репрессий,
которой содействуют архивисты,
сотрудники соответствующих
российских органов.

Дело в том, что в
конце тридцатых и начале сороковых
годов были арестованы и
интернированы в Советский Союз, по
данным Улан-Баторского
исследовательского центра по делам
репрессированных, около 200
монгольских граждан. В их числе
высшие руководители государства,
военачальники, лидеры общественных
организаций, видные деятели науки и
культуры. Фактически все они на
родину не вернулись.
Реабилитировано 27,3 тысячи человек.

… Двухэтажный
деревянный дом в центре Улан-Батора,
в котором недавно открыт музей
памяти репрессированных, в эти дни
особенно многолюден. Здесь собрано
большое количество документов,
фотографий, других материалов. Они
свидетельствуют, иллюстрируют то,
как грубо и изощренно действовала
запущенная "отцом всех народов"
машина по унижению и уничтожению
честных людей, вошедшая в нашу
историю как понятие "репрессия".
Среди многочисленных стендов, есть
и такие, с которых буравят вас те
"винтики", которые привели в
движение придуманную Сталиным
дьявольскую машину уничтожения
честных людей.

В центре
музейного холла пламенеют три
колонны, обвитые алыми, синими,
желтыми полотнами. Они
символизируют три сословия
тогдашнего монгольского общества,
подвергшихся массовой репрессии.
Вдоль четырех стен золотом
выведены имена 12 тысяч сынов
Монголии, чья жизнь была оборвана
сталинским молохом. Это далеко не
полный список. Люди, не нашедшие
имен погибших отцов и дедов,
записывают их в заведенный музеем
журнал. Организаторы мемориала
намерены, по возможности, расширить
площади "стен памяти", занести
имена жертв в компьютеры…

Изданы первые
тома "Белой книги" с краткими
биографиями репрессированных,
подготовлено еще несколько томов.
Созданы художественные,
документальные теле- и кинофильмы.
В самом центре монгольской столицы,
почти рядом с главной площадью и
государственным дворцом,
сооружается памятник жертвам
политических репрессий.
Пострадавшим членам их семей
выдаются пособия.

"Гражданский
долг каждого монгола — вернуть
доброе имя каждому честному
человеку, подвергшемуся репрессии,
сделать все для того, чтобы
исключить возможность повторения
кровавой трагедии!" Таков смысл
открытых уроков в школах,
многочисленных встреч, митингов и
собраний, проведенных повсеместно
в День памяти жертв политических
репрессий.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector