издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лучшее средство от перхоти -- гильотина?

Лучшее средство
от перхоти — гильотина?

Борис
АБКИН, "Восточно-Сибирская
правда"

Как сообщала
"ВСП" своим читателям, в
Иркутске состоялась школа
гастроэнтерологов, проведенная
московскими специалистами для
врачей Приангарья. По общему мнению
гастроэнтерологов, школа удалась,
за что заслужил благодарность
инициатор этой встречи — главный
гастроэнтеролог области, доктор
медицинских наук профессор Рафик
Галимзянович Сайфутдинов.
Руководитель школы академик В.Т.
Ивашкин любезно согласился дать
интервью нашему корреспонденту.

Корр.:
Владимир Трофимович! Я вот
неправильно питаюсь. Выходит, помру
раньше срока?

— А вы что, знаете
свой "срок"? Хотя, согласно
печальной статистике,
гастроэнтерологических
заболеваний чуть меньше, чем
сердечно-сосудистых и
онкологических. Впрочем, не будем
делить на больше-меньше. Человек —
он шире статистики.

Корр.: Сколько
человечество живет, оно всю жизнь
думает о двух вещах: о том, чтобы
поправиться, и о том… чтобы
похудеть.

— И правильно:
потому что и в том и в другом случае
есть нарушение обмена веществ,
какой-то сдвиг в организме.
Генетический или
благоприобретенный — все равно,
надо думать, как поправить
здоровье. Ибо с желудком шутки
кончаются плохо. Слишком много на
нем замыкается.

Корр.: Столько
книг, статей о питании написано —
прилавки ломятся. А лекарств — не
хватит газетной полосы на перечень.
Мы в растерянности: кому верить? За
что хвататься?

— Переделать
человека еще никому не удавалось.
"Хватался" он, как вы
выразились, всегда и за все. И
осуждать его руки не поднимаются:
кому охота болеть? Но давайте не об
этом. Давайте начнем разговор с
того непреложного факта, что во
всем мире интерес к
гастроэнтерологии как науке
чрезвычайно возрос.

Корр.: И чем же
это вызвано?

— Прежде всего
новыми научными открытиями в этой
области медицины. Явный взлет
объясняется тем, что сюда
"пришли" методы молекулярной
биологии, молекулярной генетики.
Это сделало возможным совсем на
другом уровне решать многие задачи.
Вот пример: рак желудка. Долгое
время врачи не знали, что его
вызывает. "Лечили" его, как
правило, хирурги. Понятно, что это
было за лечение… Скажем спасибо
японским ученым: это ими
разработанная эндоскопическая
техника позволила выявлять рак на
ранней стадии. Но с 1983 года, когда
был открыт очень своеобразный
инфекционный агент в желудке —
хеликобактеркилори, начался
исследовательский и
фармацевтический бум, особенно
после того, как было установлено,
что он является причинным фактором
многих очень распространенных
болезней — язвы желудка, гастритов,
болезней 12-перстной кишки и других.
Более половины людей на земном шаре
носят в желудке эту инфекцию. Она
хорошо чувствует себя в кислой
среде.

Корр.: Значит,
гастрит, язва — это инфекционные
заболевания?

— Именно так.
Следовательно, именно эту инфекцию
нужно устранять — причем совсем
другими средствами, нежели мы это
делали раньше. Эта инфекция — по
существу виновница появления
злокачественных образований —
лимфомы (форма опухоли) желудка и
рака.

Как лечился
язвенный больной? Получал
препараты, лежал в больнице,
подлечивался в санатории.
Считалось, что рецидив, т.е. повтор,
неизбежен. Опять уколы, лекарства. И
так — до бесконечности (хотя вроде
вылечился?). В какие средства, в
какие трудопотери это выливалось?
Теперь стало ясно, что, только
удалив первопричину, т.е.
вышеупомянутый агент, мы
излечиваем до 80% больных. И чем
взрослее человек, тем больше
уверенность, что он не заболеет
вновь. Лечение обходится в 200
долларов — это намного меньше, чем
мы тратим на лечение сегодня. (Пусть
администрация вашей области, врачи
делают из этого факта свои выводы:
или закупить, пусть и
дорогостоящее, оборудование, или
оплачивать бесконечные "листки
нетрудоспособности"). Возникает
масса новых понятий, представлений
о широко, казалось бы, известных
болезнях. К сожалению, многие врачи,
и иркутские не исключение, о них
знают понаслышке, не более.

Корр.: Все, о
чем вы говорили, апробировано в
других странах?

— Разумеется. Мы, к
сожалению, безнадежно отстали. Наш
врач, используя современное
лекарство, порой сам не знает, а что
же он предлагает больному. Вот
почему нужно доверять фирмам,
известным своей
респектабельностью, как мы сейчас
говорим, имиджем. Ведь за ними — и
колоссальные средства на
исследования, проверку, и
колоссальный опыт специалистов,
стоящих на самом острие науки. Как
же зачастую поступаем мы? Да
обывательски охаиваем весь
зарубежный опыт, особенно когда он
в каких-либо случаях дает сбой.
Это-то проще, чем развивать свои
направления, свою школу.

Корр.: У нас,
как всегда, нет денег!

— И это, но не
только. Вспомните — в
"социалистический" период мы
отдали на откуп странам-собратьям
(Польша, ГДР, Венгрия) чуть ли не всю
фармацевтическую промышленность.
Плоды пожинаем сейчас… Так вот,
фирмы-продуценты (как правило, это
США, Европа) проводят серьезнейшие
клинические, независимые друг от
друга испытания, которым нельзя не
доверять.

Корр.: Я
понимаю, ваш упрек во многом
адресуется вузовской науке,
профессуре, ученым, а не только
действующим врачам.

— Увы, да. Ну как
можно преподавать гастроэнтологию
по учебникам 40—50-летней давности?
Далее, как может лечить вас в
больнице врач, раз и навсегда
усвоивший "азбучные истины",
полученные еще в вузе? Цепочка идет
дальше: кого слушают
администраторы, у которых
"деньги лежат"? Тех же
профессоров! Вот вам и замкнутый
круг, отсюда и все беды, грубейшие
ошибки в стратегии оздоровления
людей. Говорят — давайте все
отдадим на откуп хирургам… Отдали.
Оттяпали две трети желудка
25-летнему парню. Сделали его
инвалидом… И дешево и сердито?
Такой подход — от профессиональной
серости. Получается как в известной
французской шутке: лучший способ
борьбы с перхотью — гильотина. Эта
агрессивная тактика давно снята с
вооружения европейских хирургов.

Корр.: И что
же, нет света в конце туннеля? Опять
все упирается в деньги?

— Деньги-то все
равно тратятся! Они худо-бедно идут
в медицину. Но скупой платит дважды
— это давно известно. Экономим
совсем на другом (да и можно ли
вообще экономить на здоровье!) И
потом — надо образовываться самим
врачам — вот чему служит наша школа.
Старается служить. И мы, в свою
очередь, используем лучший мировой
опыт и нарабатываем свой. Тогда
есть движение, есть прогресс.
Понимаете, я хочу заострить очень
больную тему — о необходимости
последипломного образования. Опять
мы тут в своей "самобытности"
впереди планеты всей. Да, есть
ГИДУВы. Но как бывает? Сидят 3-4
забывших всякую науку
"тетеньки", читают время от
времени лекции для врачей. Но разве
это та школа, о которой надо
говорить? А как "там"?
Непрерывные натаскивания врачей,
лекции, читаемые для всех врачей
самыми выдающимися спецами, вот это
национальная школа в США. Такие
лекторы в Америке загружены до
предела, спрос на них огромен.
Соответственна и отдача.

Корр.: Но ведь
это еще и национальная политика?

— Конечно! Когда
Клинтон, обращаясь по телевизору к
своим согражданам, призывает
беречь здоровье, больше двигаться,
не курить, не пить, регулярно
питаться — это не вызывает иронии.
Это говорит президент, и этому
верят… А когда наш врач вещает с
экрана о здоровье, пряча желтые от
курева пальцы, — это, знаете, что-то
другое. Вот вам два отношения…

Корр.:
Владимир Трофимович! Болезнь
болезнью, но не всегда она зависит
от питания. На мой взгляд, россияне
стали питаться лучше, чем несколько
лет назад. Возьмем т.н. средний
класс, не будем касаться случаев,
выходящих за рамки. Но как мы
питаемся? Что такое грамотное
питание и существует ли оно вообще?

— Да, мы стали
больше есть мяса и тех продуктов,
что раньше просто не знали.
Значительно меньше пока едим
рыбных продуктов. Но что вкратце я
бы сказал? Дело не столько в
характере продуктов, сколько в
регулярности питания. Завтрак надо
иметь обязательно (многие его
избегают). Обед нынче стал чем?
Неким "перехватыванием" на
ходу. Это тоже плохо. Ужин — легкий.
У нас, к сожалению, нет
легкодоступных бистро, где
недорого и вкусно вас накормят. И
быстро. Переедание стало бичом для
многих американцев, особенно
негров. У нас чуть меньше
"толстяков", но это сути дела
не меняет: проблема лишнего веса —
это проблема здоровья. Далее:
алкоголизация, курение…
Неподвижный образ жизни,
отсутствие даже того
элементарного, что мы имели,
зарядки. В спортзалы ходим для
"фигуры". Да и кто ходит —
девочки 18—20 лет. А пожилые, вкалывая
на дачах, полагают, что с этим все в
порядке. Это совсем не та
"физическая культура", что
нужна организму. А возьмите
социальные стрессы: угроза потери
работы, криминогенная обстановка,
трудности с получением жилья,
образования, обустройства. Женщина
может психически заболеть, если не
купит себе любимого платья. Как
видим, факторов более чем
достаточно. А падение рождаемости?
Ведь к 2010 году население России
упадет до критической черты.

— Значит,
будем вымирать…

— Понимаете, это
"болезни" социальные. Конечно,
будет решать общество, если не
хочет погибнуть. Ну, а сам себе ты
кто? Как же сильно в нас
иждивенчество! Кто-то должен нас
обязательно заставлять, убеждать,
уговаривать. Стремление возложить
заботу о собственном здоровье на
"дядю" — иллюзорно.

Корр.: Это в
какой-то мере и свидетельство нашей
культуры.

— Бескультурья. И
не в "какой-то". Вот говорят, у
нас нет национальной идеи. Да есть
она! Это… цинизм по отношению к
общечеловеческим ценностям.
Приоритеты сдвинулись. Все сейчас
отрицаем — историю, традиции,
обычаи. С экрана политик вещает о
высоких материях, а сам набивает
себе мошну. Причем совершенно
безнаказанно. И сказать, что врачи
тут не похожи на других, — значит
погрешить против истины. Да и как
быть другим, когда зарплата
мизерная, в больнице нет лекарств. А
кушать-то хочется. Откуда же
вырастет хороший специалист,
профессионал.

Корр.: В
Сибири — явный рост вирусных
гепатитов. Это природные аномалии?

— Это —
"рукотворное". Это экология,
уровень жизни, условия. Нужна
широчайшая вакцинация населения.
Нужно хорошо очищать воду. Что
толку, что у вас байкальская вода —
а какая она бежит по трубам? В
среднем по стране больных с вирусом
гепатита 2-3 процента, у вас в Сибири
— от 6 до 12. Мы составили карту
инфицированных — от запада к
востоку частота растет, и, конечно
же, это неспроста. Сказывается и
грамотность, ответственность
персонала: в Москве, Петербурге
сестричка одним шприцем две
задницы колоть не будет. В конце
концов мы вернулись к началу
разговора: менять надо отношение к
делу оздоровления людей. К
образованию специалистов. Во всем
мире и науки и образование работают
вместе — все сосредоточены в
университетах. Это правильно: кто
исследует, тот и учит. Мы эту связь
разорвали. Насоздавали монстров в
виде научно-исследовательских
центров. Борются за оплаты, за
листы, это — чиновники, какая от них
может быть отдача?

Хотя попробуй
копни — шуму не оберешься.

* * *

…Разговор наш с
академиком В. Ивашкиным был долгим
и любопытным: жаль, всего в газетную
полосу не втиснешь. Но в заключение
надо выразить особую
признательность фармацевтической
фирме КРКА из небольшого
государства Словения, ставшей
спонсором проведения встречи
врачей, ее представителю в
Российской Федерации господину
Само Комелу. Не будь их горячего
заинтересованного участия, не было
бы в Иркутске той школы, о которой
мы рассказали выше.

И не было бы этого
интервью…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector