издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сорок долгих дней

Сорок долгих
дней

В
среду мы вновь поминали жертв
авиакатастрофы.

Евгений
БОГАЧЕВ, "Восточно-Сибирская
правда"

В этот день к
месту падения "Руслана" и
больше не существующего дома N^45 по
улице Гражданской вновь пришли
руководители области и города,
иркутяне. Говорили поминальные
слова, как могли подбадривали
оставшихся в живых.

За минувшие сорок
дней у временного памятника в виде
куска фюзеляжа между четырьмя
плитами побывали многие жители
Иркутска и его гости. Россияне,
иностранцы — для всех декабрьская
трагедия близка. Все мы живем под
небом, с которого спускаются, а
иногда и падают самолеты…

На этот раз среди
поминавших был главком ВВС Петр
Дейнекин, "заинтересованный
только в одном — в установлении
истинных причин трагедии". Какая
же из трех оставшихся версий (было
девять) окажется самой истинной. Мы,
похоже, узнаем уже скоро.

У официальных
церемоний, как их "ни
очеловечивай" всегда несколько
казенный подтекст. Даже в дни
скорби. Подлинную цену этого
чувства 14 января можно было увидеть
за два часа до официоза, когда к
пустому месту на Гражданской, 45
пришли ее уцелевшие жители и
родственники тех, кому не суждено
было уцелеть. Слезы горечи,
безысходности, обиды. Горькие слова
простых людей, которые в отличие от
слов протокольных, вызывают
ответную слезу.

Уцелевшие жители
четырехэтажного дома по-прежнему
не имеют жилья. Живут у
родственников и знакомых, в
общежитии. Там же отмечали
сороковины. Кто как мог. Ведь у
большинства нажитое годами сгорело
в огне, а за компенсацией (до 50 млн. в
старых рублях), единственной
материальной помощью в 20 и 200
минимальных окладов некоторым еще
придется походить, доказывая, что
пострадали сами, потеряли близких,
остались без жилья или имущества.

Пока компенсации
получили 36 семей. Семеро стали
обладателями жилищных
сертификатов. В конце декабря в
область пришло 72 сертификата, но
власти скрупулезно уточняют, кому
дать, что дать, где дать и сколько
это будет стоить в масштабах
общероссийского и иркутских цен на
жилье.

Так что многие
пострадавшие, а к ним относятся и
родственники погибших, живут в
неведении, не знают, чего ждать от
судьбы и властей.

Сразу после
авиакатастрофы были созданы
комиссии по оказанию помощи
пострадавшим, по спорам,
общественный совет по контролю за
распределением пожертвований. На
так называемую ликвидацию
последствий трагедии должны идти
деньги из федерального и местных
бюджетов, из фондов пожертвований.
Ведь в эти фонды всем миром собрано
без малого 12 млрд. рублей (данные на
31 декабря). И эти рубли пока лежат
мертвым грузом. Члены комиссий,
видно, считают, что лучше
перестраховаться, переждать, чем
передать лишнее или, упаси боже,
отдать деньги непричастным. А
пострадавшие ходят по кругу в
поисках всевозможных бумажек,
восстанавливая сгоревшие в огне
документы. Сверхосторожность
чиновников порождает недовольство,
взаимное недоверие. Со дня трагедии
прошло сорок дней, а сделано для
пострадавших настолько мало, что
они вынуждены были создать свою
общественную организацию и
требовать полного возмещения всех
видов ущерба, защищать свои права.
Вот и губернатор в интервью одной
из иркутских телекомпаний не
удержался от замечания, мол,
медленно работают комиссии…

Оказывая помощь
жертвам катастрофы, надо помнить не
только о социально-экономической,
но и моральной, нравственной
стороне этой помощи. "Очень важно
никого не обидеть", — говорил
через несколько дней после
трагедии губернатор. Выходит,
обидели, если общественная
организация, в которую
объединились бывшие соседи, ходит
по коридорам домов власти и
редакций,, пишет в Москву в поисках
помощи, сострадания и
справедливости, как считают ее
члены. Ведь именно их благополучие,
покой и даже судьбы оказались
раздавленными горящими обломками
"Руслана". И никакими
компенсациями потерянного не
вернуть.

В среду мы почтили
память всех погибших: иркутян,
членов экипажа, пассажиров
"Руслана". Центральные
средства массовой информации
говорят о 68 или 69 погибших, на
декабрьской пресс-конференции в
иркутской мэрии черный список
жертв трагедии уже насчитывал 71
фамилию…

Согласно решению
властей и с благословения епископа
Вадима, на месте 45-го дома по улице
Гражданской будет сооружена
часовенка и разбит сквер. Часовенка
должна стать символом соединения
небесного с земным. Но думая о душе,
нельзя забывать о совести. И об
оставшихся жить на этой грешной
земле.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector