издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Давайте учиться покупать"

Валентина ЗАМОРИНА:

"Давайте
учиться покупать"


мире много памятников, но среди них
нет ни одного — безымянному
потребителю, благодаря которому
живет и развивается наша
экономика".

Из
журнала "Спрос".

15
марта 1986 года Европейский
парламент одобрил резолюцию,
которая призвала общественность
сделать потребительское
образование неотъемлемой частью
цивилизованной жизни. С тех пор
этот день объявлен Всемирным днем
потребителя. А нынешний год по
решению Государственного
антимонопольного комитета России
предложено прожить под девизом:
"Основы потребительских знаний —
со школьной скамьи". Решение это
не случайно. Вся наша жизнь
построена на потреблении продуктов
и услуг. Каждый из нас —
потребитель, и как мы будем
защищать свои права, зависит только
от нас, тем более, что для этого есть
все необходимое. Самое главное —
нормально работающий закон.

Начальник
иркутского территориального
управления Государственного
Антимонопольного комитета
Российской Федерации Валентина
Заморина глубоко убеждена, что
учиться и привыкать работать в
условиях рынка нужно уже с детства,
поскольку защитить себя может
только человек грамотный. Кроме
того, любой российский гражданин,
однажды вырастая, становится
предпринимателем, и, только уважая
закон, он сможет строить отношения
с потребителем на цивилизованной
основе.


Валентина Андреевна, чем объяснить
тот факт, что Закон "О защите прав
потребителей" оказался
настолько действенным. Российская
законотворческая практика в
основном располагает обратными
примерами?

— Здесь две
причины. Первая — этот закон нужен
каждому. Вторая — он грамотно
сделан, имеет действенный механизм:
предусматривает прямые санкции к
нарушителю и четко ограничивает
понятия: "потребитель",
"исполнитель", "продавец"
и устанавливает права потребителя.
Суть закона очень проста —
потребитель всегда прав, если
изготовитель, исполнитель или
продавец не докажут, что недостатки
в работе возникли по вине
потребителя или в результате
форс-мажорных обстоятельств после
передачи товара.

То что закон
окажется действенным, пожалуй, не
подозревали даже его создатели. Это
подтверждает тот факт, что принятие
его в 1992 году Государственной Думой
прошло без внимания и особых
эксцессов, как вполне заурядное
явление. Но, когда через полтора
года потребовалось внести в него
дополнения и изменения, было
предложено сразу два
альтернативных ему законопроекта.
Подобного не было в истории
российского законотворчества. А
объяснялось все просто.
Предпринимательское, особенно
торговое, лобби поняло всю его
тяжелую силу для себя. Однако,
поправить его в свою пользу им уже
не удалось. Особенность закона еще
и в том, что писать его нам помогали
международные эксперты, которые
вложили в него свои
нереализованные чаяния.

— Вы
говорите, потребитель должен
защитить себя сам, каким образом?

— Чтобы у вас,
у меня и у кого-то другого не
возникало такого вопроса, новая
редакция закона, в частности, ст. 6
гласит, что потребительское
образование должно осуществляться
не только посредством средств
массовой информации, семинаров, но
и путем введения специальной
дисциплины в школах и высших
учебных заведениях. Понимая
серьезность и важность задачи,
Министерство общего и
профессионального образования по
инициативе антимонопольного
комитета включило потребительское
образование в проект федерального
закона о Государственных
образовательных стандартах
основного общего образования, т.е.
потребительское образование
должно изучаться школьниками с
младших классов.

— Но это
в перспективе, а защищаться-то надо
уже сейчас.

— В прошлом
году Министерство общего и
профессионального образования
провело конкурс на подготовку
лучшего учебника для школ. Он издан
и называется: "Основы
потребительских знаний". В нем в
доступной форме даны азы
законодательства. Ряд регионов
России издал свои учебники. Вы
правы, преподавать нужно уже
сейчас. Поэтому во многих школах
области, в старших классах, а также
в высших учебных заведениях сейчас
либо нашими работниками, либо
работниками по защите прав
потребителей органов местного
самоуправления, либо учителями
преподаются спецкурсы. Нашими
специалистами разработаны
методические рекомендации. Мы
помогаем преподавателям,
предоставляя им конкретные примеры
из жизни. И что радует, на этих
занятиях ребята не просто
воспринимают сухую теорию, а
делятся впечатлениями: как им в
жизни удалось применить свои
знания.

Что касается
практической жизни, то контроль за
качеством услуг и безопасностью
товаров у нас осуществляют
федеральные структуры —
Госстандарт, санэпидемстанция,
госторгинспекция, наше управление.
Кроме того, на местах — органы
местного самоуправления и
общественные организации. У
последних, кстати, имеются реальные
возможности влияния на
эффективность потребительской
политики: от законотворческой
деятельности до защиты интересов
конкретного потребителя.

На примере
работы нашего управления можно
сделать выводы, что потребитель наш
значительно вырос. Так, в прошлом
году, если смотреть в целом по
области, к нам обратилось на 20
процентов людей больше, чем в
предыдущем. Причем 96 процентов из
них на повторный прием уже не
пришли, значит, смогли доказать
продавцу, исполнителю, что он не
прав и решили свои проблемы
самостоятельно. Это существенный
сдвиг по сравнению с тем временем,
когда закон только вступил в силу и
нам приходилось преодолевать
огромное сопротивление
предпринимателей, не готовых на тот
момент считаться с интересами
потребителей.

— Что
должен взять на вооружение
потребитель для защиты своих прав?

— Чтобы
сохранить свое здоровье и свой
кошелек, потребителю необходимо
помнить несколько важных вещей. А
именно, не забывать спрашивать у
предпринимателя лицензию именно на
тот вид деятельности, который
потребитель желает получить. К
примеру, косметические услуги.
Зачастую гражданам показывают
различные патенты, сертификаты, все
что угодно. Но крайне редко удается
увидеть лицензию на право оказания
медицинских услуг. Между тем,
многие косметические процедуры,
даже выведение пятен на лице —
вмешательство в структуру кожи,
требуют подтверждения прав на их
проведение путем получения
лицензий. Кроме того, многие виды
услуг постановлением
правительства подлежат
обязательной сертификации. Значит,
нужно спросить сертификат
соответствия на оказание услуг. В
этот список входят химчистки.

Мы
столкнулись с такой проблемой: в
нашей области ни одна химчистка не
имеет сертификата. А если
производство не сертифицировано,
мы не знаем, имеет ли хозяйствующий
субъект специальное оборудование,
чтобы оказать сухую чистку, как они
все предлагают, химические
препараты, подготовленный
персонал. Это значит, что мы
подвергаем свои вещи большому
риску.

Так, осенью
прошлого года к нам, в комитет,
обратились двое граждан, которые
сдали дубленки в еврочистку
"Авана" и отказались их
забирать, потому что после чистки
они стали непригодны к носке. Мы
возбудили два дела. В результате
"Авана" компенсировала
владельцам дубленок, как это
требовалось по закону, двухкратную
их стоимость за минусом процента
износа и затраты на чистку.

В ходе
разбирательства удалось выяснить,
что еврочистка "Авана" не
имеет сертификата соответствия.
Процедура получения сертификата
требует от предпринимателя
дополнительных затрат, которые он
не всегда готов взять на себя.
Необходимо привести помещение в
приемлемое техническое и
санитарное состояние, обучить
персонал, подтвердить
статистическое поступление
необходимых химикатов, поставить
технически исправное оборудование.
Сертификат должен выдаваться
специальной аккредитованной
лабораторией. Учитывая то, что
вопрос о сертификации перед
химчистками ранее никто не ставил,
мы выдали предписание, которым
фактически обязали в установленный
управлением срок получить этот
сертификат, а до этого довести до
потребителя информацию об оказании
услуг без такового. В данном случае
потребитель должен решать
самостоятельно — будет ли он
заказывать услугу исполнителю, не
имеющему сертификата соответствия.


Зачастую граждане становятся
жертвами ненадлежащей
(недобросовестной, недостоверной и
даже заведомо ложной) рекламы.
Известно, что функцией вашего
управления является ликвидация
незаконных последствий, вызванных
рекламой. Насколько эффективно вы
работаете в этом направлении?

— Вот только
один яркий пример. В прошлом году мы
возбудили дело по нарушению
рекламного законодательства
индивидуальным частным
предприятием "Модуль". Прошла
реклама, что ИЧП "Модуль"
разработало новое лекарственное
средство, обладающее
иммуномоделирующим действием,
имеет на него патент. В рекламном
тексте была просто шокирующая
фраза, что в 99 процентах при
определенных заболеваниях
иммуномодулятором излечиваются
дети и дальше дословно: "Помогите
вашему ребенку и он будет вам
благодарен".

Нам удалось
выяснить, что данный
иммуномодулятор не включен в
государственный реестр
лекарственных средств, а значит, он
не может быть лекарством, тем более
новым. У "Модуля"
действительно был патент, но только
на что? Запатентован был способ
производства этого модулятора и
только. Директор предприятия Нина
Задорожная, врач-кардиолог не
прошла аттестацию по действующим
медицинским требованиям и не имела
права заниматься частной практикой
и оказывать платные медицинские
услуги.

Она сама
готовила эту субстанцию, я не
случайно так говорю, потому что нам
так и не удалось дать ей четкое
определение. По словам Нины
Задорожной, это — фитосбор. По
заключению фармацевтов, в состав
входили багульник и чистотел. Два
последних содержат ядовитые
вещества, отнесенные к группе
"В", т.е. их применение строго
регламентированно. Ливзея же
отдает свои питательные свойства
только в 70-процентный раствор
спирта. А Нина Задорожная говорила,
что спирт не применяет. Однако,
выдать способ приготовления своей
субстанции она отказалась, заявив,
что это ее "ноу-хау".

Она
разливала иммуномодулятор в
полиэтиленовые литровые бутылки и
рекомендовала пить в течение
десяти дней, установила дозировку
для детей и взрослых. Между тем, по
фармацевтическим требованиям
водный раствор годен только в
течение двух дней. Кстати, цена за
литр ее отвара, совсем немалая — 200
тыс. старых рублей. В чем целебность
иммуномодулятора, специалисты нам
сказать так и не смогли. В итоге по
Закону "О защите прав
потребителей" мы приостановили
деятельность "Модуля" до
получения лицензии на право
оказания медицинских услуг и
фармацевтической деятельности и
потребовали опубликовать
контррекламу.


Скажите, а не получается ли другой
крайности — полной беззащитности
предпринимателя перед законом?

— Закон дает
антимонопольным органам
значительные полномочия. К примеру,
наложение штрафа до 5 тысяч
минимальных размеров оплаты труда
— сумма не малая, это свыше 400 млн. в
старых деньгах. Но как часто мы
пользуемся этой большой, тяжелой
палкой?

В прошлом
году таким образом наказали только
четырех хозяйствующих субъектов.
Штрафы для нас не самоцель. Главная
задача — устранить допущенные
нарушения потребительского
законодательства и восстановить
законные права потребителей.

Светлана
БАТУТЕНЕ.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector