издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ночь шакалов

Ночь
шакалов

Cергей БЕРГ,
"Восточно-Сибирская правда"

То, что
увидели оперативники утром
осеннего дня во дворе иркутской
школы N15, способно вывести из
состояния душевного равновесия
даже абсолютно хладнокровного
человека.

И до сих пор
неясно, сумели ли звереныши,
растерзавшие немолодую и
беззащитную женщину, осознать до
конца, что они натворили. Боюсь, что
если садистские сцены и всплывают
иногда в памяти убийц, то раскаяние
отнюдь не является следствием этих
воспоминаний.

14-летний
Николай Стасов до недавнего
времени учился во вспомогательной
школе. Диагноз, поставленный ему
врачами: олигофрения в стадии
дебильности. Вместе с отцом,
пропивающим большую часть
случайных заработков, и не вполне
нормальной матерью, работающей
уборщицей, в бичевской квартире
живут четыре сестры и младший брат
Николая. Старший брат служит в
армии. 18-летняя сестра Стасова —
Наталья — токсикоманка и воровка,
учится также во вспомогательной
школе, 12-летняя Антонина и 11-летняя
Светлана посещают нормальное
учебное заведение. 6-летняя Дарья
болеет эпилепсией, в детсад ее не
берут… Младший брат Станислав
отстает в развитии.

13-летний
Александр Перов жил в Ангарске. Его
отец несколько лет назад бесследно
исчез. Мать продала квартиру,
деньги пропила. "Заботливая"
родительница переехала с сыном в
Иркутск. Поселились они конечно же
не в отеле. Местом обитания стал
подвал благоустроенного дома.
Когда умерла мать, Перов уехал в
Култук — к бабушке. Та пыталась
оформить опекунство, но
соответствующий совет решил, что у
бабки для Александра места нет. Она
живет в общаге с сожителем на
пятнадцати квадратах. Александр
вернулся "на вольные хлеба" в
Иркутск.

Александр
Мыльников (14 лет) приписан к
городскому приюту, который по
сравнению с квартирой родителей —
рай на земле. Тем не менее,
Мыльников постоянно покидает стены
дома призрения и шастает по
городским рынкам. В гости к
"предкам" не ходит. Впрочем,
они от невнимания сына не страдают.

Вике
Стекловой 11 лет. Малолетка в
прошлом году обосновалась на
кирпичном заводе. Там всегда тепло,
"вечный пламень" печей для
обжига согревает и берлоги юных
бомжей. Мать Вики, по ее словам,
"бичует на рынке". Modus vivendi
дочки до недавнего времени
описывался этим же емким
словосочетанием. Сейчас Стеклова
находится в приюте.

Это
жизнеописания четверых подростков
(сведения, признаюсь, отрывочные,
но, как вы понимаете, штатный
биограф за плечами каждого из них
не стоял), совершивших в сентябре
97-го года жесточайшее убийство.
Информация о прошлом еще четырех
малолеток, составивших
вышеназванным компанию практичеки
отсутствует, хотя все они тоже под
"колпаком" следствия. О тех
бомжах, чьи странствия по миру
неизвестны, но вполне предсказуемы,
можно сказать следующее. Во вторую
четверку входит 14-летняя девица
Ольга Бушина и 13-летний Петр
Мезенцев — по словам одного из
оперативников, "дебил
окончательный, читать и писать не
умеющий".

И еще одно
уточнение: вся блистательная
восьмерка давно приобщилась с
растворителям и классическому
"Моменту".

Впрочем, все
по порядку. 19 сентября Ольга и Вика
покинули свою резиденцию на
кирпичном заводе в Лисихе (там
обитают многие юные бомжи), и,
приехав в центр Иркутска, заняли
боевой пост у ресторана
"Фихтельберг". Как только на
автостоянке у этого заведения
останавливалась более-менее
презентабельная иномарка, дети
(приходится употреблять это
собирательное существительное,
хотя в контексте иногда оно будет
звучать цинично) подбегали к ней и
помогали пассажирам открыть
дверцы, избавляя последних от
ненужных усилий. Владельцы авто,
заплатив немытым швейцарам за
услужливость, тут же нанимали их в
сторожа. Пока хозяева жизни
предавались чревоугодию, малолетки
следили за сохранностью
транспортных средств, готовые — как
верные сторожевые собаки — в случае
чего поднять тревогу. Здесь они
повстречали своего старого
знакомого — Мезенцева. Быстро
стемнело, но для троицы, которой
идти было некуда, "рабочий"
день не закончился. Уже в начале
первого ночи со стороны бульвара
Гагарина заявилась компания старых
друзей наших девочек. Все они были в
очень хорошем настроении. Дело в
том, что весь вечер пятеро пацанов
(Стасов, Перов и т.д.) несли
аналогичное дежурство у ресторана
гостиницы "Интурист". Наконец,
удача улыбнулась им. Почти в
полночь какая-то "сладкая"
парочка извлекла из ресторанного
нутра пьяного субъекта. Парень и
девушка перевели "никакого"
гражданина через дорогу и усадили
на лавочку. Решив, что их дело
сделано, добрые самаритяне исчезли.
Продрогшие малолетки минутой позже
вытащили из карманов гражданина,
пребывающего в алкогольной
нирване, ни много-ни мало два
миллиона 800 тысяч старых. Добыча
была действительно впечатляющей.

Около двух
часов ночи вся команда направились
к остановке на улице Ленина, решив,
наконец, отправиться по домам
(подвалам и заводам) Около школы N 15
они повстречали 50-летнюю женщину
(назовем ее Н.).

К классу
женщин высшего света она не
принадлежала. Была судима, работала
"периодами", выпивала.

Но не стоит
рисовать стереотипную картинку. По
словам тех оперов, что осматривали
место преступления одежда жертвы
была скромной, но опрятной.

Н.
возвращалась из гостей. Встреча
состоялась на остановке. Все
малолетки успели к этому времени
приложится к пакету с клеем.
Мыльников увидел, что из сумки
женщины выглядывает горлышко
бутылки, блестящее в свете уличных
фонарей. Забыв о том, что в его
кармане лежит часть украденных
денег (сумма внушительная), он решил
сорвать еще одну ставку.
По-обезянни ловко вырвав из рук Н.
сумку, Мыльников рванул к зданию
школы N15. За ним побежали остальные.
Ограбленная, видя, что на нее напали
какие-то дети, решила догнать их. На
заднем дворе Н. встретилась с
обидчиками. До сих пор неясно что
она им сказала и что они ей
ответили, но кончилось все ужасно.
Вся стая бросилась на Н. Ее били
руками и ногами, в дело пошли камни
и палки. Увидев, что жертва потеряла
сознание, Стасов, Перов, Мыльников и
другие раздели ее. Пока мужская
половина пыталась по очереди
"совершить с Н. половой акт",
девочки развешивали на кустах
верхнюю и нижнюю одежду избитой и
униженной женщины.

Насильники
поняв, что у них ничего не
получается, озверели окончательно.
Обломав ветки потолще, подростки
решили…

Наверное,
хватит. Добавлю лишь, что эксперты
долго не могли определить, что
стало причиной смерти женщины. Судя
по анализам крови, она приняла
смертельную дозу алкоголя.
Возможно, она скончалась от
переохлаждения (все-таки середина
сентября, заморозки) — ведь убийцы
оставили обнаженную Н. на
подмерзшей грязи школьного двора.
Но остановились на третьем: Н.
умерла от того, что ее внутренние
органы (кишечник, мочевой пузырь)
были разорваны…

Следствие
предполагает, что малолетние
садисты влили в горло уже умиравшей
женщине ту самую злополучную
бутылку водки… На прощание.

После
кровавой оргии — уже в четвертом
часу — звереныши наконец
разъехались по домам (естественно,
на такси, ведь наши герои были в ту
ночь богатыми), где после трудного
дня и веселой ночи их ждал
полноценный отдых.

До сих пор не
могу понять одного: для чего
Мыльникову, у которого в кармане
лежали пятьсот "честно"
украденных штук, понадобилась
бутылка дешевой водки…

Это что,
проявление "синдрома Шуры
Балаганова", в отличие от
книжного, кончившегося смешно и
безобидно, вылившееся в дьявольски
жестокую расправу? Нет, скорее
потверждение иронически-блатной
поговорки: "Жадность фраера
погубит". Ведь, несмотря на
отсутствие свидетелей,
оперативники Кировского РОВД
быстро вычислили всех подростков.
Секреты сыщиков раскрывать не
стоит. Скажу, что подростки
оставили много следов (не только
отпечатков подошв), которые и
помогли милиции взять верный курс.

Стоит
заметить, что отвечать за
преступления будут лишь двое из
восьми малолеток. К сентябрю 97-го
14-летний рубеж преодолели Николай
Стасов и Ольга Бушина. Первый
сейчас находится в иркутском СИЗО,
ждет окончания следствия и суда,
вторая — в бегах. Несмотря на юный
возраст она прекрасно понимает, что
натворила.

В одном из
приютов областного центра я
встретился с Викой Стекловой. Тихая
и спокойная девочка охотно
рассказывала о том, как она маялась
со своей родительницей, когда они,
покинув Шелехов, жили у знакомых
бичей в Иркутске, как она сбежала и
бродяжничала. О том, как жила летом
на острове Юность, потом на
кирпичном заводе, как лечилась в
областной психиатрической
больнице.

Она
подбирала слова и правильно
строила фразы. Вика, бесспорно,
умна. Она сказала, что на вернется
на рынок. Будет ходить в школу. По ее
словам, давно бросила курить и
нюхать всякую гадость. К старым
друзьям ее нисколько не тянет.
Особенно после того, как она стала
свидетельницей жестокого убийства.
Вика, оказывается стояла в стороне
и лишь безучастно наблюдала за
происходящим на заднем дворе школе.
Видела как Бушина развешивала
одежду жертвы…

Следователь
прокуратуры, ведущий это дело,
выслушав мой рассказ о пай-девочке,
саркастично улыбнулся. Он уверен —
11-летняя раскаявшаяся грешница
участвовала в кровавом пиршестве
на равных с более здоровыми
"лбами". А ее рассказ — еще одно
подтверждение того, что малолетка,
пройдя огонь, воду и медные трубы
блестяще научилась строить беседу
и производить нужное впечатление. И
верить в ее исправление, по мнению
следователя, не стоит.

Что тут
скажешь, любой человек — сложная
загадка. Решение которой, в итоге,
оказывается тупиковым.

Наверное,
найдутся среди прочитавших эти
заметки последователи французских
просветителей (утверждавших, что
индивидуума, от рождения чистого и
благоухающего гнобит окружающее
его общество) или сочувствующие
учениям советских юристов 20-х годов
(деливших преступников на
"классово близких" и
"классово чуждых" и
рекомендовавших миловать первых за
убийство и перегрызать горло
вторым за переход улицы в
неположенном месте). И такие
читатели слезно скажут, что эти
подростки — преступники, но в том,
что они совершили, виновато
общество. То есть все мы —
нормальные простые люди. Это
благодаря нам этих ребят протащили
через мусорки и подвалы, грязь и
холод. И благодаря нашему
безучастию, мы получили такие
маленькие машины смерти. А ведь эти
ребята — наши, как говорится, плоть
от плоти (иначе — классово близкие).

Спорить с
этими незыблемыми постулатами
сложно. Но истина "высшей
инстанции" в том, что каждый
отвечает за себя. И, надеюсь, что в
полном соответствии с таким
приниципом, юные убийцы получат
"по полной программе".

Меня
интересует другое. Сядут двое
продростков из восьми. Остальные
останутся на воле и будут жить так,
как жили. Их не запрут в резервацию,
не отправят в спецшколу. Они будут
ходить рядом с тобой, читатель, по
улицам. И они не будут выделятся из
толпы. Так что придется привыкнуть
к тому, что бок о бок с тобой на
центральной улице может совершать
променад маленький хищник,
почувствовавший вкус крови…

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector