издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Разрешите вас потешить

Разрешите
вас потешить

Не люблю я
квартиры улучшенной планировки.
Замечаю, что "улучшены" там не
только стены, но и нравы обитателей.
Да простится
мне сие вольнодумие. Взять хотя бы
кухню. Ну о чем задушевно можно
поговорить на девяти или
двенадцати "улучшенных"
квадратах? Разольется душа, не
услышится. То ли дело в
"хрущевской" шестиквадратке.
Больше трех не соберешься. А уж на
троих любое дело соображается. В
тесноте, как говорится, да не в
обиде. Это и про мою героиню
сказано, иркутянку и пенсионерку
Александру Даниловну Буковскую,
вспомнившую за последние три года
405 частушек и 821 поговорку. Всех
жилых квадратов у нее с
"улучшенную" современную
кухню, но разговор наш о времени, о
жизни, о себе состоялся без обид.

Хранителем
ее фольклора стал "Журнал
регистрации входящих
документов". Каждая чиновничья
контора имеет такой. Конечно, с
другим содержимым и назначением.
Для Александры Даниловны название
символично. Именно на страницах
этого заветного журнальчика
регистрирует свои частушки и
поговорки, как "входящие"
документы. Из памяти. Некоторые из
выражений прочесть в общедоступных
словарях русского языка
невозможно, потому как Александра
Даниловна брала их "из жизни".
Тринадцатым ребенком росла она в
бедной семье в Заларинском районе.
Судьба распорядилась так, что все
мальчики умирали, едва дотянув до
года. Девочки, как бы подтверждая
природную мудрость, выжили, и в
деревне именовались как "семеро
смелых". Наверное, с тех далеких
дней передалось Александре
Даниловне кулинарное мастерство от
матери, в детстве проданной от
бескормицы деревенскому богачу в
стряпухи. Я же за чаепитием не
замечала, как пустеют тарелочки с
тортами "Наполеон",
"Муравейник",
"Черемуховый". И названия-то
незатейливо-знакомые, но
вкуснятина эта любовно
приготовлена со своей тайной. А
хозяйка еще и прекрасно вышивает
пейзажи руками, которые пятнадцать
лет за 60 р. в месяц крутили гайки и
сдабривали маслицем автомобильное
нутро "уазиков" в гараже
областного УВД, а в 80-х годах чинили
заслон ворам и чужакам на проходной
Иркутского радиозавода. Внешность
у Александры Даниловны — любой
салонной красавице на зависть. И
хоть самокритична она ("сзаду я
пионерка, а спереди —
пенсионерка"), "молодиться"
любит и умеет. А разменяв восьмой
десяток, выглядит получше
Санта-Барбаровской Софии. Негодует
порой от присутствия этой
"мыльной оперы" на
телевизионных экранах, но счет
сериям ведет исправно. По ее данным,
в последний будничный день августа
в 921 раз мы дивились приключениям
кэцвелловского семейства. У самой
Александры Даниловны семья
началась со встречи у билетной
кассы. Молоденькая
очаровашка-бухгалтерша Шурочка
возвращалась из иркутской
командировки до дому, до хаты. Из
двух бравых вагонных спутников
один, обхаживая, разливался
соловьем, другой же всю дорогу
промолчал филином. Но адрес на
прощание она дала именно молчуну и
фронтовику-инвалиду на
ноге-протезе. И не ошиблась. Через
сибирские километры пути и пачки
страстных писем Андрей Иванович
стал ее вечным спутником.
"Постоянным ли?" — подшутила я
в разговоре. И раскаялась в своей
каверзности после ответа
собеседницы: "Лучше ешь хлеб
ржаной, да спи с женой". Мы с мужем
этой поговорки придерживались… А
уж как приворожить к себе суженого,
эта, по мнению Александры
Даниловны, тайна у каждой женщины
особая должна быть. Потому и
возмущалась она в годы нашего
"соцреализма", когда
бабы-работницы мужиков старались
возвращать в постель свою не
естеством, а силой парткомов. Не
любит Александра Даниловна
заговаривать о мужниной смерти. 45
лет прожили они от сердца к сердцу,
а через месяц после этой
торжественной даты одно сердце
остыло навсегда. Убрала было вдова
заветный портрет в укромный уголок,
да все чудился досадный укор мужа:
что это вы (Андрей Иванович много
десятилетий величал супругу и
"на вы" обращался), дескать,
меня из сердца не вон, а с глаз
почему-то долой? С тех пор портрет
мужа на почетном месте разместился,
на стенах единственной комнатки
среди множества фотографий друзей
и родственников.

Александра
Даниловна не считает, будто что-то с
памятью ее стало, но порой сама диву
дается, когда в мыслях воскрешается
полувековой давности частушка или
поговорка. И спешит тогда она к
своему журнальчику и ручке, чтобы
разменять ради потомков очередной
десяток частушек или поговорок. А в
конце странички Александра
Даниловна неизменно подпишет:
"Продолжение следует". И оно
обязательно будет.

Частушки
и поговорки от Александры
Даниловны:

"Мне
миленок изменил,

Думает,
пропала,

А я
девчонка боевая,

Люблю
кого попало.

* * *

Мне
миленок изменил,

А я слов
не нахожу,

Я такими
ухажерами

Заборы
горожу.

* * *

Стоит
милый у ворот,

Широко
разинув рот,

И никто
не разберет,

Где
ворота, а где рот.

* * *

Меня
сватал косолапый,

А рябой
наперебой.

Я рябому
отказала,

Косолапый
— милый мой.

* * *

Пошла
курочка в аптеку,

И
сказала: "Кукареку!"

Дайте
пудры и духов

Для
приманки петухов.

* * *

Раньше
были времена,

а теперь
моменты,

Даже
кошечка с кота

Просит
алименты.

* * *

Близко
не клади — вора в грех не вводи.

* * *

Две
головешки горят, а одна тлеет да
тухнет.

* * *

Сам еще в
пеленках, а уж лень с теленка.

* * *

С
сильным не борись, с богатым не
судись.

Записала
О. КУЗНЕЦОВА, журналист.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector