издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За кордоном

За
кордоном

Становление
военно-революционных органов
внешней разведки началось с
создания при разведывательном
отделе штаба Восточно-Сибирского
(Иркутского) военного округа в его
Харбинском разведцентре первой
закордонной службы. Ее
организатором стал русский
разведчик генштабист Алексей
Николаевич Луцкий, руководивший
этим центром, который из
революционных побуждений в ноябре
1917 года поставил его закордонный
аппарат на службу революции.
Поступавшая от его закордонных
источников информация давала
возможность советскому
правительству заранее знать и
предпринимать меры против
начавшейся на Дальнем Востоке
тайной подготовке иностранной
интервенции.

С открытием в
1910 году при Генштабе первого в
России разведывательного учебного
заведения Луцкий, был зачислен его
слушателем. Через два года завершил
разведывательную подготовку на
спецотделении восточного
факультета Владивостокского
университета. Проходил стажировку
в Японии. В 1912 году был направлен
для разведывательной работы в
Токио. Находился под журналистским
прикрытием при русском посольстве.
Проживал с семьей близ Токио в
городе Тиба (Циба).
Разведывательный опыт приобретал в
сложных условиях под постоянным
наблюдением японских спецслужб, в
прямом соприкосновении с ними.

Сейчас
известно, что в противоборстве с
японскими спецслужбами в 1917 году
разведке Луцкого удалось внедрить
в близкое окружение японского
командования своего опытного
разведчика; в 1918 году благодаря
умело поставленной агентурной
работе он сумел организовать
разоблачение широкоразветвленной
сети японского шпионажа в Сибири; в
1920 году — добывать из штаба
японских оккупационных войск
совершенно секретные
документальные материалы.

Здесь, в
Маньчжурии, застали А.Н. Луцкого
события февральской революции.
Популярный в солдатских массах, он
был избран членом военной комиссии
Харбинского Совета, возглавил ее и
стал проводить демократические
преобразования в частях гарнизона.
В этот период происходит его
сближение с председателем
Харбинского Совета солдатских и
рабочих депутатов центросибирцем
М.Н. Рютиным, он становится его
заместителем по военной работе. От
М.Н. Рютина — убежденного
социал-демократа, пропагандиста от
природы, он не мог не воспринять
многие его социалистические идеи.
Они тогда в сознании большевиков
этого поколения были чистыми, не
оскверненными поздним временем.

Кстати,
провидческий дар М.Н. Рютина
проявился и позже. В конце 20-х —
начале 30-х он был центральной
фигурой антисталинского
сопротивления.

Луцкий всю
основную закордонную работу вел не
из Иркутска, а со специально
созданной под Верхнеудинском на
станции Березовка конспиративной
базы, там постоянно он находился.

Нелегальные
поездки сотрудников разведки
организовывались с использованием
документов чиновников
коммерческих и кооперативных
закупочно-сбытовых фирм и их
контор, широко тогда
распространенных в Сибири и на
Дальнем Востоке. Под прикрытием
такого рода контор были
залегендированы некоторые звенья
резидентур в Приморье и Маньчжурии.
Для связи использовались коды,
передаваемые по телеграфу
китайской компании, обслуживавшей
линию Харбин—Иркутск.

21 апреля 1918
года, в связи с высадкой десантов
интервентов во Владивостоке и
Приморье, в Иркутске был создан
Центральный военный орган по
мобилизации всех сил Сибири и
Дальнего Востока против
разрастающейся агрессии —
Сибирский военный комиссариат с
общесибирским командованием. А.Н.
Луцкий и М.А. Трилиссер были
назначены заместителями
командующего войск Сибирского
военного комиссариата. Наряду с
другими мероприятиями ими при
штабе командования был сформирован
Пограничный отдел — первый орган
пограничной охраны, организовавший
ее вдоль Кругобайкальской железной
дороги и в Забайкалье — в
пограничных районах с Маньчжурией.
После назначения М.А. Трилиссера в
Сибирскую ЧК, Пограничный отдел был
всецело подчинен А.Н. Луцкому.

Японцы давно
видели, что главная для них
опасность исходит от Луцкого, и они
искали случая избавиться от него.
А.Н. Луцкий прекрасно все это
чувствовал, знал, что идут за ним по
следу и готовят западню. Такой
случай его врагам представился — в
ночь на 5 апреля 1920 года японские
интервенты, совершив военный
переворот во Владивостоке,
разогнали земскую управу,
ворвались в здание следственной
комиссии, где по делам службы
находились А.Н. Луцкий и С.Г. Лазо с
сотрудниками, схватили их, увезли в
застенок и зверски там замучили их.

А.Н. Луцкий с
М.А. Трилиссером и их боевыми
соратниками стояли у истоков
внешней разведки, закладывая в ее
основания первые строительные
камни. В конце двадцатых все их
дело, во имя которого они с
искренней верой в светлое будущее
шли на бой, стало подвергаться
разруше- нию.Под их обломками
оказывались сами первостроители.

Сталинскому
режиму они уже были не нужны. Их
заменил другой "строительный"
материал — люди новой карательной
формации, готовые пойти на любую
провокацию с тем, чтобы изгнать и
истребить революционные кадры. 29
октября 1929 года М.А. Трилиссер со
всеми боевыми сподвижниками,
прошедшими с ним путь с
восемнадцатого года, были
подвергнуты остракизму и изгнаны
из разведки, а в 1937—1938 годах зверски
замучены в сталинских застенках.
Если А.Н. Луцкий погиб от вражеских
рук японских интервентов, то его
наследники погибли от рук
"своих" палачей. В наши дни
исполняется шестидесятилетие их
трагической смерти. Свой подвиг они
совершили во имя нас и величия
России — НЕ ЗАБУДЕМ ОБ ЭТОМ.

Г.
БЕЛОУСОВ.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector