издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Агент летучего отряда

Агент
летучего отряда

Одним из
первых иркутских сыщиков был Федор
Герасимович Роденков. Это имя уже
стерлось в памяти даже ветеранов
милиции, но запасники музея УВД
бережно сохранили некоторые его
документы, а самое главное
рукописи, где агент летучего отряда
угро, как в те годы называлось это
подразделение рабоче-крестьянской
милиции, Федор Роденков
рассказывает о криминальных
событиях 20-30-х годов, о бандах,
действовавших в Иркутске и его
окрестностях. Откроем эту
пожелтевшую от времени тетрадку,
первым в которой лежит трудовой
список милиционера.

Апрель 1920 г.:
"Поступил на службу в угро г.
Иркутска агентом летучего
отряда". Январь 1923 г.: "Назначен
начальником летучего отряда угро.
Получил награду (теплое
обмундирование) за раскрытие
тридцати уголовных
преступлений". Декабрь 1926 г.:
"Переведен начальником 3-го
района угро. Награжден серебряными
часами". Ноябрь 1928 г.: "Получил
ранение правой ноги во время
задержания преступников". Июнь
1930 г.: "Получил перелом обеих ног
при поимке бандитов". Сентябрь 1932
г.: "Уволен со службы в РК милиции
по состоянию здоровья".

Умер Ф.Г.
Роденков в 1965 году, оставив нам свои
воспоминания. Накануне юбилея
уголовного розыска мы подготовили
к печати некоторые из этих заметок.
Думаем, они будут интересны
читателю.

Вдвоем с
"бульдожкой"

В апреле 1920
года я был принят на службу в
Иркутский уголовный розыск
сотрудником второго разряда. Было
мне 25 лет. Поначалу работал без
оружия. Мне доходчиво объяснили:
коль пришел в розыск, должен сам
добыть себе оружие. А вскоре
подвернулся случай — при обыске в
доме у одного из жуликов я
обнаружил короткоствольный
маломощный револьвер
"бульдог", или, как его в шутку
называли в милиции,
"бульдожку". Теперь я был
вооружен.

В двадцатых
числах июня на Якутском тракте под
Иркутском был ограблен почтовый
обоз. Бандиты перебили конвой и
забрали немалые ценности. До
милиции дошли сведения, что это
дело рук банды Легутского, в
которую входили также уголовники
Ванька Мараказ, Демка и
вор-рецидивист Носков. Вскоре от
своих осведомителей мы узнали, что
этих людей видели в доме на 4-й
Красноармейской.

Ночью 26 июня
наш отряд под командой инспектора
угро Ситникова двинулся по
указанному адресу. Кроме меня и
инспектора, в операции участвовали
сотрудники розыска Федоров,
Говорин, Малюта, Богданов, Бовжес,
Куликов. Оцепив дом, мы постучали в
дверь. На стук ответила женщина.
Узнав, кто мы такие, заспанным
голосом произнесла: "Сейчас
открою, только оденусь".

Через пару
минут дверь распахнулась, и… из
сеней грянули пистолетные
выстрелы. Я видел, как упали раненые
Ситников и Федоров. Следом рванул
взрыв гранаты, которым наповал были
убиты Малюта и Говорин. В ту ночь мы
потеряли двоих, а преступники
ускользнули. Следующее известие об
одном из них мы получили в сентябре.
Стало известно, что бандит Демка со
своей подругой находится в доме на
Ремесленной (Подгорной). На этот раз
дом окружили отряд конной милиции и
взвод красноармейцев. Бандит все же
сумел выскользнуть из дома в
огород, но, поняв, что уйти не
удастся, пустил себе пулю в голову
из браунинга. Под подушкой на
кровати, где только что нежился
Демка со своей любовницей, мы нашли
две гранаты.

Через трое
суток на той же улице в доме
местного сапожника был задержан
главарь банды Легутский. Инспектор
Ситников заполнял протокол
задержания, сидя на специальном
сапожном стуле, и вдруг
почувствовал, что под стулом кто-то
есть. Опрокинув стул, мы увидели
спрятавшегося под ним Ваньку
Мараказа, получившего эту кличку за
свой очень маленький рост. В руке он
держал увесистый кольт.

Оставался
последний из бандитов — рецидивист
Носков. Он вновь появился в городе
только спустя семь месяцев. К тому
времени каждый из наших
сотрудников имел его фотографию. И
вот, проверяя очередной адрес в
Нагорном районе города, я сквозь
редкий забор заметил в доме за
окном человека, сидящего у
самовара. Лицо его показалось мне
знакомым. Бежать за подмогой в
управление было далеко, поэтому я
решил действовать сам. Во дворе
дома несколько мужиков растягивали
сеть и встретили меня недружелюбно.
Я объяснил, что мне нужна домовая
книга, а когда меня направили в дом,
незаметно прошел через сени в
комнату. Человек сидел спиной, не
слыша моего появления. И тогда я,
выхватив свой "бульдог",
заорал: "Руки вверх!" Человек
подскочил от неожиданности, поднял
руки, и я узнал Носкова. Обыскав его
и не найдя оружия, я доставил его в
управление. Уже в кабинете угро,
увидев моего "бульдожку",
матерый бандит заскрипел зубами от
злости: "Знал бы я, парень, с какой
игрушкой ты шел ко мне, пришил бы
…"

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector