издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ушел и не вернулся

  • Автор: Анатолий МАЛЫШЕВ, журналист

Ушел и
не вернулся

Это
произошло в середине июля
нынешнего года. Сергей Дордий и
Ольга Литвиненко выехали из
Братска в Киренск на автомобиле
"Ниссан-Атлас" с целью его
продажи и — потерялись. Сомнений не
оставалось: произошло что-то
неладное. На ноги был поставлен
весь уголовный розыск. Однако шли
дни, недели, а пропавшие не давали о
себе знать. Лишь в начале августа в
центре г. Братска в поле зрения
работников ГАИ попал
"Ниссан-Атлас" с транзитными
номерами, выданными в Киренском
районе. В машине находились трое
мужчин, которых тут же задержали. А
вскоре в ходе оперативно-розыскных
мероприятий установили, что
пропавшие без вести Дордий и
Литвиненко убиты на 67-м километре
автотрассы Усть-Кут—Марково из
обреза двуствольного ружья и
ручки-пистолета. По этому дела
сейчас проходят ранее судимый
Владимир Голосенко по кличке
Охотник, Артем Петров и Владимир
Шкребтиенко, который когда-то
работал сотрудником Усть-Кутской
милиции. У них изъяты оружие, часть
вещей и автомашина потерпевших.
Возбуждено уголовное дело, ведется
следствие.

— К
сожалению, такие случаи сегодня не
редкость в нашем регионе, — говорит
и.о. начальника УВД Иркутской
области генерал-майор милиции
Сергей Глушков. — Только в прошлом
году группами розыска городских и
районных отделов милиции было
найдено 2189 без вести пропавших, или
81 процент от общего числа
объявленных в розыске. Для сведения
скажу, что это значительно выше
среднероссийского показателя. По
Федерации он составляет где-то чуть
более 60 процентов.

Но дело,
конечно, не в статистике. Мы
понимаем, что за каждой цифрой
стоит человек, боль и страдания его
близких. Вот почему, как только в
органы милиции поступает заявление
о без вести пропавшем, начинаются
активные розыскные действия.

Разумеется,
далеко не всегда розыск пропавших
заканчивается так печально. Чаще
люди находятся живыми и
невредимыми, отделываются легким
испугом.

Обычно
такого рода эпизоды происходят
летом, в разгар заготовки грибов и
ягод, в сезон охоты. Пошел в лес — и
заблудился.

Однако
бывают ситуации и посерьезнее. В
отделе розыска без вести пропавших
УВД области могут привести немало
фактов, когда, например, из
неблагополучных семей убегают
дети.

Два года
назад в г. Иркутске пропал
восьмилетний мальчик Коля Осинцев.
Мать оставила мужа с двумя детьми и
ушла к другому. Отец запил.
Ребятишки зачастую оставались
голодными. Старшая сестра Коли не
раз убегала из дому, но
возвращалась. А в тот злополучный
день отец сам выгнал сына на улицу.

Подросток
долго слонялся по подъездам и
подвалам, жил в канализационных
колодцах Солнечного и Юбилейного
микрорайонов. И за эти два года отец
ни разу не поинтересовался: что с
мальчиком? где он?

И кто знает,
как сложилась бы дальше судьба
Коли, если бы не встретился он с
добрым человеком. Однажды, это было
прошлым летом, Коля вылез из
канализационного колодца — он был в
зимнем пальто и в ушанке — и
попросил у прохожего кусочек хлеба.
Незнакомый мужчина привел его к
себе домой. Вместе с женой они
отмыли, одели и накормили
подростка. С тех пор он и живет в
новой семье. Новые мама и папа
оформляют на мальчика
попечительство. А первого сентября
десятилетний Коля пошел в школу, в
первый класс.

Сотрудникам
групп розыска городских и районных
отделов милиции приходится
заниматься не только теми, кто
пропадает без вести, но и поиском
преступников, скрывающихся от
правосудия. А наиболее сложные и
запутанные дела берет здесь на себя
отдел розыска УВД области во главе
с майором милиции Сергеем Корневым.

— Никогда не
забуду, — рассказывает Сергей
Яковлевич, — как на второй год
работы в управлении мне довелось
расследовать убийство 28-летней
женщины и ее дочери, которой было
три годика. Заявление об их пропаже
поступило уже позже от
родственников. А начиналось все с
того, что в Новосибирске в камере
хранения были найдены расчлененные
трупы женщины и ребенка. В ходе
расследования, проводимого
тамошними следователями, появилась
версия, что убитые приехали из
Железногорска или Иркутска. Так мы
начали работать бок о бок с
новосибирцами. Вскоре выяснилось,
что убитая женщина жила с подругой,
которая получала за нее алименты на
почте и училась в медучилище.

Так вышли на
18-летнюю Инну Звонову. Сличение
почерков подтвердило, что она
действительно получала алименты. А
когда показали фотографию
расчлененного трупа женщины,
подозреваемая Звонова чуть не
упала в обморок. Стала ясна ее
причастность к преступлению. Но в
какой степени? Где доказательства?
Работа продолжалась. Истину
удалось установить. Недавно
состоялся суд над Инной Звоновой.
Она приговорена к 14 годам лишения
свободы.

Большие
сложности испытывают сотрудники
милиции, когда речь идет о розыске
преступников, скрывающихся в
ближнем или дальнем зарубежье.

Не так давно
в г. Братске было совершено
убийство двух коммерсантов.
Преступника поймали с обрезом. Но
по требованию адвокатов отпустили
под залог, и он умотал к себе на
родину, в Баку. Сотрудники
уголовного розыска установили, где
он сейчас живет, знают микрорайон
азербайджанской столицы, номера
дома и квартиры, но не могут
добиться его выдачи. Раньше
иркутские сыщики при необходимости
брали командировки и ехали в тот же
Азербайджан или другие страны
содружества. А теперь денег на это
нет.

Или такая
проблема. Давно назрела
необходимость создания в области
чего-то подобного американской
службы спасения. Хотя бы бюро
регистрации несчастных случаев. В
ряде городов России они уже
действуют. В отделе розыска УВД
Иркутской области разработана
структура такого бюро. Больших
средств она не требует, зато в нее
стекалась бы информация о тех, кто
попал в дорожно-транспортную
аварию, в больницу и т.д. Решение
этих проблем способствовало бы
более скорому розыску людей,
пропавших без вести.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector