издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Открытие

Открытие

— Да, наше
исследование московские ученые
назвали открытием, его ввели в
Интернет, — негромко, без эмоций,
как о чем-то обыденном, сказала
Любовь Николаевна Проводина,
учительница биологии из поселка
Тальяны, что в предгорьях
Восточного Саяна, в самом дальнем
углу Усольского района. Речь шла о
работе ее ученика Алеши Матонина,
выполненной под ее руководством на
основании двухлетних наблюдений,
изучения монографий и научных
журнальных статей, трудов, а
главное — практического опыта
местных охотников. Доклад Алеши и
видеофильм, который они с Любовью
Николаевной создали, произвели
эффект невероятный и на усольской,
и на московской конференциях
молодых ученых Европейского союза
"Шаг в будущее". "Серый
волк" присаянской тайги стал
пропуском и гарантом — Алешу без
экзаменов приняли в Иркутский
госуниверситет на
биолого-почвенный факультет. В
Москве (он ездил туда один со всеми
материалами, тщательно, по всем
современным канонам оформленными,
с английскими текстами, но на
деньги, выделенные районной мэрией)
ему вручила сертификат женщина —
профессор из Лондона; зачитала
английский текст, а мальчик из
Тальян простодушно ей заявил, что
ничего не понял. В таежном
леспромхозовском поселке не
ведется преподавание иностранного
языка. И все-таки его включили в
группу на завершающую конференцию
в Португалии да еще дали путевку на
стажировку по английскому языку в
Лондон. Если найдут средства. А
поскольку таковых не отыскалось,
туманный Альбион и общение с
будущими учеными Европы остались
мечтой, той, что не по карману
тощему районному бюджету.

Вот если
коротко, все и сказано: учительница
таежного поселка, жена
охотоведа-охотника (сейчас
безработного) ведет факультатив,
занимается с учениками изучением
необычного хищника, вдруг
объявившегося в окрестных лесах,
готовит к выступлению ученика 11
класса Алешу Матонина, причем
настолько глубоко входит в это
дело, что обосновывает выводы,
поражающие и ее воображение, и всех
причастных к охотничьим угодьям
специалистов. Собственно, на
докладе в Москве обязательно
должна присутствовать и она, чтобы
задать вопросы ученым, те, которые
ее волнуют и которых не сумел
задать школьник Алеша. Но… средств
у района хватило только на один
авиабилет. Не оттого ли почудилось
мне грустиночка в голосе Любови
Николаевны, когда она поведала о
том, как живется в таежном поселке.
В последние годы учителям пришлось
разводить коров, а их доить надо.
Когда с Алешой в Усолье-Сибирское
ездили, то мама мальчика, зам.
директора школы Надежда
Адольфовна, выдаивала ее корову
после своей. Да и деньги учителям
платят, сами знаете, как редко. А в
школе то электричества нет, то
холодно — старое здание не держит
тепла. В общем, живут учителя, как и
все на селе, своим подворьем,
огородом и тем, что тайга дает,
мужчины охотятся, рыбачат, женщины
ягоду да грибы заготавливают.
Вокруг — болота, клюкву жители
собирают, многие везут на рынок в
Ангарск, хоть какие-то "живые"
деньги. Только учителям-то не до
того, хватает школьных тетрадей и
домашних забот. "Нам бы
заниматься саморазвитием,
расширением кругозора, а тут корова
мычит, куры, поросята — вот какая
жизнь-то," — приговаривали
учительницы, открывая передо мной
ворота в усадьбу Матониных.

Из школьного
здания, из кабинета биологии, где
начинался наш разговор с Любовью
Николаевной, мы проехали через весь
поселок, и мне показали окрестные
места. И подумалось: до чего же
затуркала людей беспросветная
жизнь! Лишь появятся деньги —
стремятся горожане в круиз по
Европе, в Швейцарию, а своих
природных красот не замечают и не
знают. Ну чем в Тальянах не
Швейцария?

Улицы
выстроены в плоской пойме речушек,
впадающих в Китой. А вокруг, как
декорации, островерхие, лесом
поросшие сопки, дальние горы, река
Тойсун. Недалеко Тункинский хребет,
охотники, бывало, забирались так
далеко, что выходили в Тункинскую
долину. Над рекой обнажения
скальных пород. В горах залегают
железная руда и всякие
редкоземельные минералы. Для
биолога и географа здесь
неисчерпаемый кладезь: богатства
флоры и фауны, нетронутый наукой
уголок. Вода в речках
минерализована, но лабораторных
анализов никто не делал; пьют и
люди, и живность, болеют, а от чего —
неизвестно. За последние годы, как в
упадок пришли и леспромхоз, и
лесхоз, и охотничье хозяйство,
тайга и вся окружающая природа
словно бы на человека озлобились.
От энцефалитных клещей стали
умирать таежники. Появились
странные, неизвестные жучки,
кусающие людей. И волки завыли
вокруг поселка. Следы около свалки,
это в трехстах метрах от домов. До
волки-то необычные, не похожие на
"своих". Стали расспрашивать
бывалых охотников. Один из них,
Салацкий, вспомнил всего три случая
за тридцать лет, когда волчьи следы
находили: в одном месте бычков
загрызли, в другом на стадо кабанов
налетали… Но собаки гнали их прочь.
И вообще велась с волками борьба,
поощрялся отстрел, так что лет
пятнадцать вообще не встречался
волк в здешней тайге. Увеличилось
поголовье кабанов, лоси, косули,
изюбры вольно жили. Охотники
промышляли их.

А тут,
особенно минувшей зимой, то тут, то
там находят следы кровавых драм. И
даже видеть довелось им такую
картину: гонят два волка лося, бегут
по глубокому снегу, как на лыжах, не
проваливаясь. И на ходу наскакивают
с одного и с другого бока, грызут
зверя, отрывают куски, кровь
брызжет, лось бежит до последнего
вздоха. Волки сгрызают, смалывают
крепкими зубами все кости и даже
копыта, одни рога остаются на снегу.
Хищники эти, по мнению охотников,
явно не местные. Цвет меха
сероватый, очень светлый, с темной
полосой по хребту. Да мех-то густой,
с плотным подшерстком. И размеры
зверя много крупнее знакомого
бурого волка, описанного в
монографии "Волк". По всем
параметрам — не тот волк! Стала
школьный биолог сравнивать с
видами из других регионов и
обнаружила, что это точная копия
северного белого волка из
приполярных областей, из Якутии. И
дала собственную версию появления
его в присаянской тайге. Это
миграция, вызванная, возможно,
голодом или другими причинами.
Когда волки добрались до Саян, они
нашли незанятую нишу; местных
собратьев повыбили, конкурентов
нет, пищи вдоволь. А по силе и
агрессивности северные хищники
превосходят южных. У них и вес
больше, и шерсть толще. Стали волки
поедать лесных жителей, летом —
барсуков, кабанов, зимой — лосей,
изюбров. Размножились. По следам и
лежбищам просчитали ребята (походы
в тайгу только с вооруженными
охотниками!), что более семидесяти
особей вокруг Тальян промышляют.
Сильные самцы не боятся охотничьих
собак и уже задавили лучших лаек у
многих охотников. Промышлять стало
некого — поубавилось зверя с
появлением серого волка, опасно
стало ходить по таежным тропам.

Вот когда
школьные исследователи все это
раскрутили, то и выступили на
экологической районной
конференции. Доклад Алеши так и
назывался: "Внимание, волки!".
Он обращался к властям за
поддержкой охотников, чтобы
помогли им с оснасткой, чтобы
развернули борьбу с опасным зверем.
Когда волки начнут голодать, они
станут нападать на домашний скот, а
может быть, и на людей.

После того и
пошло: расширяли, углубляли
материал, двигались от одной
конференции к другой. Вон сколько
дипломов у Алексея. Медаль
серебряная и диплом второго
национального соревнования
молодых ученых Европейского союза.

Поселок
Тальяны не велик — пятьсот домов.
Школа — в центре интересов. К
научно-практическим исследованиям
биолога оказались привлечены
буквально все. Охотникам наказ —
добыть и заснять на видеокамеру
волка, чтобы в Москве показать. С
трудом, но им удалось это сделать, и
в самый канун вылета в столицу
Алеша добавил к материалам
исследований уникальный сюжет,
главное доказательство открытия
нового вида дикого зверя в
Восточном Саяне.

Камеру
давали напрокат, поскольку у школы
своей нет. Машину тоже родители
организовывали. Перевод на
английский сделали в
Усолье-Сибирском. Таблицами по
области обеспечили в управлении
охотничьих ресурсов в Иркутске —
вот сколько людей оказалось
вовлеченными в подготовку
Алешиного триумфа! И об этом, не
уставая, говорила учитель и большой
души человек Любовь Николаевна. В
одиночку такой труд не осилить!

А ночью мне
не то приснилось, не то
пригрезилось, будто с высоты смотрю
на Сибирь-матушку, от Полярного
круга до Саянских гор. И вижу: бегут
с севера волки. Всякие — и белые, и
серые, и черные, и красные. Глаза
горят, зубы оскалены.
Бегут-разбегаются веером по всем
направлениям. А внизу, у гор
Саянских, стоят две фигурки:
учительница и юноша. Стоят и
смотрят без страха на волков, одни
против стаи. Жутко мне стало,
стряхнула видение. Подумалось:
неужто прав Нострадамус, войну
зверей и людей предсказывавший?
Пора против волков силу выставлять.
Силу духа и разума человеческого.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector