издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Если трудно, придет ОМОН

Если
трудно, придет ОМОН

Анатолий
МАЛЫШЕВ, журналист

В ноябре,
когда сотрудники органов
внутренних дел отмечают свой
профессиональный праздник,
Иркутскому ОМОНу исполняется
десять лет. Больше половины этого
срока отрядом милиции особого
назначения командует Ионас
Машалас. Родом он из Прибалтики, но
более четырех десятков лет живет в
Сибири, в нашей области.

Об отношении
к нему сослуживцев свидетельствует
такой факт. В его кабинете, что на
улице Коммунистической, 29, не так
давно появилась табличка. На ней
надпись: "Береги шефа! Следующий
может быть хуже!" В этих
незатейливых словах любовь и
уважение сотрудников ОМОНа к
своему командиру.

За более чем
двадцатилетний срок службы в
милиции Ионас Машалас побывал в
разных переделках.

— В памятном
93-м, когда над Белым домом нависла
угроза нарождающейся российской
демократии, обстановка в Москве
была действительно боевая, —
вспоминает полковник милиции
Машалас. — По ночам строчили
пулеметы и автоматы. Группы молодых
людей, подогревшись наркотиками,
бродили как шальные по улицам. Но
через два-три дня порядок в столице
был наведен. "Хорошо, что вы
приехали", — говорили нам
благодарные москвичи.

А потом у
иркутского ОМОНа было другое, не
менее серьезное испытание — Чечня.
Шесть раз подопечные Машаласа
выезжали в эти опасные кавказские
командировки. И что примечательно:
никто из иркутян не погиб. Зато и по
сей день "чеченский синдром"
дает о себе знать. Это, конечно,
можно понять. Когда молодой парень
в экстремальных обстоятельствах
месяцами держит в руках автомат, а в
карманах гранаты, то вольно или
невольно он привыкает к жестокости.
А затем эти запавшие в душу
ненависть и злобу переносит в
будничную жизнь.

Такое
поведение в ОМОНе понимают, но не
оправдывают. Поэтому с теми, кто
психологически не сумел переломить
себя, подавить озлобленность, в
отряде расстаются. Но сначала,
конечно, с ними кропотливо
работают. Где-то года два назад в
штатном расписании отряда
появилась новая должность —
психолог, в обязанности которого
входит снятие внутреннего
напражения у сотрудников. С этой
целью здесь проводится
тестирование. Так, в ходе последней
проверки были выявлены четыре
сотрудника, у которых наблюдается
излишняя вспыльчивость. Им были
предоставлены дополнительные
отпуска, а один прошел курс
реабилитации в городском центре.

ОМОН, можно
сказать, элита милиции. И хотя за те
одиннадцать лет, что существует эта
структура в России, функции ее мало
изменились, приказов насчет
омоновцев издано достаточно.
Задача их состоит в том, чтобы
"пресекать", "спасать",
"обеспечивать" и т.д.

Омоновцам
зачастую приходится учиться на
ходу, приобретать опыт
непосредственно в деле — времени на
теоретическую проработку и
моделирование ситуации просто не
остается. А между тем, круг
обязанностей ОМОНа все
расширяется. Как-то незаметно на
его сотрудников возложили борьбу с
террористическими группами, хотя
юридически это было закреплено за
ОМОНом в виде приказа МВД только в
1994 году.

Потом их
послали на войну. Правда, цели и
полномочия сотрудников в Чечне
были строго очерчены
соответствующими приказами и
служебными инструкциями:
патрульно-постовая служба,
обеспечение оперативных
мероприятий, "зачистка"
занятых войсками населенных
пунктов и дежурство на блок-постах,
но, в действительности, конечно, все
было на войне как на войне.
Омоновцам зачастую приходилось
воевать в поле плечом к плечу с
регулярной армией и внутренними
войсками.

Но это,
кажется, в прошлом. Сейчас страну, в
том числе и нашу область, будоражат
забастовки шахтеров, учителей,
врачей, вызванные невыплатой
заработной платы. Это уже не
митинговая демонстрация, а
качественно новые массовые
выступления. В таких условиях
охрана общественного порядка,
конечно же, представляет
определенную сложность. Тут старые
методы не подойдут. И это хорошо
понимает руководство Иркутского
ОМОНа.

— Прежде вся
наша работа, — замечает Ионас
Машалас, — была направлена на
преодоление сопротивления. А
теперь надо действовать методом
разъяснения, убеждения. И мы к этому
готовы. Может быть, не все знают, но
в отряде действует аналитическая
группа, которая отслеживает
социально-экономическую и
криминогенную ситуацию в регионе,
занимается прогнозированием ее
развития. Мы понимаем: те, кто
выходит на рельсы, — образованные,
порядочные люди. Но к ним могут
примазаться разного рода
провокаторы, наркоманы. И наша
задача как раз и состоит в том,
чтобы предупредить непредвиденные
эксцессы, нейтрализовать
подстрекателей.

Понятно,
чтобы справиться с такой задачей,
требуется соответствующая
подготовка. Сегодня в России
действует 108 ОМОНов. Иркутские
ребята ничем не уступают своим
коллегам, скажем, из Москвы,
Санкт-Петербурга и других крупных
промышленных и культурных центров.
В считанные минуты они могут
выехать по сигналу в назначенный
пункт в полной экипировке. В отряде
все парни как на подбор. При
необходимости они могут стрелять
из любого вида оружия, управлять
любым видом транспорта. Все владеют
навыками рукопашного боя.

О нагрузке
иркутских омоновцев
свидетельствует такой факт. В
нынешнем году инженерно-саперная
группа под руководством Александра
Старцева свыше 50 раз выезжала на
разного рода чрезвычайные
происшествия, связанные с
обнаружением мин, снарядов, гранат
и других взрывных устройств. Особую
сложность, конечно, представляют
самодельные мины. Но саперы
Старцева — специалисты высокой
квалификации, прошли стажировку в
Москве, Рязани, Екатеринбурге,
имеют высшее техническое
образование.

Однако
нельзя забывать, что они имеют дело
с опасными находками, где одних
знаний и опыта не всегда
достаточно. Ко всему прочему нужна
и соответствующая техника. К
сожалению, ее не достает. За
рубежом, например, давно уже на
вооружении полиции имеются
газоанализаторы, с помощью которых
можно определить, есть ли в
чемодане, который несет тот или
иной человек, взрывное устройство.
А наши омоновцы эту проблему решают
на ощупь.

Или возьмите
ту же транспортировку взрывных
устройств. Это по телевидению
выглядит красиво, когда саперы
вывозят бомбу и взрывают за
городом.А в действительности
парням приходится зачастую держать
"адскую машинку" весом этак
под семьдесят килограммов на своих
коленках. И везти ее не в кузове
грузовика с песком, а в обычном,
видавшем виды "уазике". Хорошо,
что до сих пор все обходилось
благополучно. Однако работа эта
далеко не безопасна. И не только для
саперов, но и для жителей города.
Когда речь идет о жизни людей, нет
права на ошибку или досадную
случайность.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector