издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Можно ли украсть интеллект?

Можно
ли украсть интеллект?

Еще как! —
считает изобретатель из Братска и
судится с похитителями

Владимир
МОНАХОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Пенсионер В.
Красильников обратился в городской
суд с исковым заявлением к
акционерному обществу
"Братсккомплексхолдинг".
Судебными тяжбами против
лесопромышленного комплекса
сегодня в Братске никого не
удивишь. Но на этот раз пенсионер
пытается с помощью третьей власти
защитить свою интеллектуальную
собственность.

— Шесть лет
на технологических станциях
комплекса используют мое
изобретение — особой конструкции
форсунку для сжигания топлива в
энергетических котлах, —
рассказывает Виталий Михайлович. —
Как мне известно, изобретение
внедрено на всех котлах, что
позволяет, по самым скромным
подсчетам, экономить предприятию
около трехсот тонн мазута в год.
Внедрялись форсунки с моего
согласия и со мной заключили
договор, согласно которому в
течение десяти лет я должен
ежемесячно получать денежное
вознаграждение. С горем пополам
выплатили за два года положенную
сумму, а начиная с 1995 года словно
забыли обо мне. Я попытался через
суд напомнить о себе, но несмотря на
клятвенные заверения
представителя руководства, мои
права изобретателя ущемляются. И
тогда я пошел на вынужденную меру —
запретил использовать форсунки в
технологическом процессе, о чем
письменно уведомил руководство,
как это требует закон об
изобретательстве. Но на комплексе
даже бровью ухом не повели.
Привыкли не считаться со своими
работниками, так же ведут себя и с
автором используемого изобретения.
И тогда я обратился в суд вторично.

В инженерных
кругах Братска Виталий Михайлович
широко известен. Конечно, у
изобретателя нет популярности
кинозвезды, но когда среди людей
пытливого ума заходит речь о
Красильникове, его коллеги
одобрительно отзываются о нем.
Помнят его на алюминиевом заводе,
где он за небольшую зарплату в
эпоху "развитого социализма"
предложил и осуществил
модернизацию производства анодной
массы. Сколько рацпредложений было
оформлено — не счесть. Правда, его
фамилия частенько замыкала список
авторов, как правило, из числа
вышестоящих начальников, которых
больше интересовало материальное
вознаграждение. Действующая
система коллективной уравниловки
на производстве и таланты загоняла
в прокрустово ложе бригадного
подряда, где один придумывает, а
остальные проталкивают в лучшем
случае, но, главное, не мешают. Да и
оплата за рационализацию имела
свой потолок, поэтому творчески
плодовитые изобретатели понимали,
что нужно делиться. И Виталий
Михайлович по законам того времени
наступал на горло собственной
гордости. Пока, конечно, жадность
некоторых организаторов не
перешагнула предел, и посыпались
обвинения в адрес изобретателя.
Тогда и ушел с алюминиевого завода
Виталий Михайлович. Недолго
проработал в профтехучилище
мастером, был на шестой
теплоцентрали, где сумел вывести
безнадежно отстающий участок в
лучший по Иркутскэнерго. Однако
неуживчивость характера давала о
себе знать. Так оказался на
котельной Северных тепловых сетей.
Здесь в одиночку и придумал новую
форсунку для сжигания топлива, за
которую впоследствии получил
патент. Но на этот раз, наученный
опытом рационализаторской
деятельности, Виталий Михайлович
своей технической мыслью делиться
ни с кем не стал.

— И хотя
давненько уволился с Северных
тепловых сетей, я по прежнему
регулярно получаю денежное
вознаграждение за применение
форсунок на котлах, — говорит
Виталий Михайлович. — Правда, в
последнее время тоже с выплатами
изобретательских дивидендов
подзадержались. Но недавно со
станции позвонили, извинились и
обещали перечислить мою законную
прибавку к пенсии. А вот с
"Братсккомплексхолдингом"
общего языка найти не могу.

На комплексе,
видимо, посчитали, что форсунки
работают и можно обойтись без
изобретателя. В свое время так
думали и на ТЭЦ N 6, куда
Красильникова тоже приглашали
внедрить форсунку. По специальному
заказу была сделана на станции
форсунка, которая тоже прошла
испытания.

Коллеги
решили, что раз внедрение прошло,
они могут теперь обойтись без меня,
— усмехается Виталий Михайлович. —
По оставленным чертежам изготовили
изделия, а они у них не пошли. Быстро
свернули новшество, посчитав, что
дело не стоит свеч. И невдомек, что в
моих чертежах специально была
заложена ошибка, которая не
позволяет без ведома автора
создать работоспособное изделие.
Так я защитил свое изобретение от
недобросовестных инженеров,
которые сами ничего создавать не
умеют, а попользоваться чужим умом
горазды. На том же лесопромышленном
комплексе некоторые инженеры
пытались мое изобретение провести,
как собственное рацпредложение, но
их, слава богу, вовремя остановили.
А один безголовый мастер даже
подарил мою форсунку китайским
инженерам, которые работали на
комплексе…

— Как
подарил? — удивился я.

— Просто так
— из чувства интернациональной
солидарности. Поэтому я жду, когда
мое изобретение появится на
мировом рынке как китайское
изделие. Надеюсь только, что не
хватит сметливости разобраться в
изобретении, поскольку наученный
горьким опытом, я пытаюсь защищать
свое изделие. И без меня его не так
просто воспроизвести. Ведь
несмотря на то, что чертежи
форсунки разошлись по
теплоцентралям Иркутскэнерго, они
нигде не внедрены. Без меня, увы, не
получается.

Да,
изобретателю приходится прибегать
к хитростям такого толка, потому
что быть обкраденным в нашей стране
легко.

Я был вместе
с изобретателем Виталием
Михайловичем Красильниковым в
городском суде, где прошли первые
переговоры с судьей и
представителем ответчика.
Изобретатель настаивает на изъятии
своих форсунок из котлов
технологической станции и
погашении долга. Сумма набегает
кругленькая. Процесс не обещает
быть легким, потому что действующее
законодательство, хотя и защищает
права изобретателя, но механизм
возмещения убытков построен так,
что изобретатель стоит в списке
очередников… на последнем месте.

— Знаю, что
причитающихся мне денег я не
дождусь, — решительно настроен
Виталий Михайлович. — Но я хочу,
чтобы суд закрепил права на
интеллектуальную собственность, а
мои наследники смогли бы
претендовать на деньги, которые
своим умом заработал им я — Виталий
Михайлович Красильников.

Сейчас обе
стороны активно готовятся к спору в
суде. И мы не забудем сообщить нашим
читателям — во сколько сегодня
оценивается в России
интеллектуальная собственность, на
защиту которой встал изобретатель
из Братска.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector