издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Нас быстро старят тревоги и страхи"

Виталий
Жмуров,
зав. кафедрой медицинской
психологии и психиатрии
Иркутского государственного
медицинского университета:

"Нас
быстро старят тревоги и страхи"

Между тем,
как утверждает медицинская
статистика, 40 процентов житейских
проблем, которые выбивают человека
из строя, вообще неразрешимы, так
что и нервы на них тратить незачем;
45 процентов трудных ситуаций
разрешаются как бы сами собою; и
только 15 процентов неурядиц
заслуживают нашего внимания и
усилий для их устранения.
Задумываемся ли мы над этими
цифрами? Да никогда! Между тем,
старит нас суматошная, взбалмошная
жизнь. Неумение ее упорядочить и
организовать правильно, выделить в
житейской суете нечто главное и
отбросить непомерные,
несбывающиеся надежды. Подумайте
сами, по прошествии определенного
времени, оглядываясь назад, на
горести, которые сокращали нам
жизнь, стоило ли так убиваться по
поводу, который сегодня вас
совершенно не волнует?

Мудрый
философ и мудрый поэт Омар Хайям
однажды заметил: "Жизнь уходит,
как меж пальцев песок". Но
давайте задумаемся, не транжирим мы
сами самое ценное богатство,
отпущенное каждому человеку
природой, — время. Не убиваем ли мы
его сознательно в погоне за
"синей птицей" счастья вместо
того, чтобы мудро и рачительно
распоряжаться отпущенным судьбою?

Наивные люди,
мы долго думаем, будто старость
где-то очень далеко еще, где-то за
горизонтом. А однажды вдруг
осознаем: старость — вот она, уже на
пороге, а время, отпущенное
человеку на важные дела,
действительно, ушло на
второстепенные хлопоты, на суету,
непозволительную человеку. Как
часто старость застает нас
врасплох, мы психологически
совершенно не готовы к ней, не
готовы к тому, чтобы "мирно
сосуществовать" с нею, оставаясь
личностью, достойной самоуважения
и уважения окружающих.

Давайте
признаемся себе: очень быстро
старит нас уход из сферы активной
общественной деятельности,
выпадение из привычного трудового
ритма, резкое сокращение круга
общения. Тут-то нас и поджидают
хвори, о которых мы в прошлом и не
думали. Какой же можно сделать
правильный вывод из неизбежно
надвигающегося на каждого
смертного этого грустного часа
"пик"? Необходимо здраво
оценить ситуацию, постараться
сохранить для будущего (да-да, и у
очень пожилого человека должно
быть земное будущее!) активную
жизненную позицию, сохранить
интерес к окружающему. Мы и в
старости вольны выбирать между
пессимизмом и оптимизмом, между
полной оторванностью от мира и
умением найти себе занятие по
силам. Давайте договоримся:
старость, прежде всего, это то, что
мы о ней думаем. Можно на следующий
день после выхода на пенсию начать
думать о себе как об утиле, как о
"паре стоптанных сапог", ну и
тому подобное. Эти мысли, эти
образы, которые мы сами себе
навязываем, просто убивают нас
изнутри. Тут в быстро наступающей
немощи нам некого винить, кроме
самих себя. И жизнь за такое
попрание личностных качеств, за
готовность без боя "сдаться в
плен" бьет очень жестоко.
Рассказывают, что к доживающему
свой век на чердаке нищему
Рембранту заглянул однажды его
преуспевающий ученик. Искусно
нарисовал на полу золотые монеты,
которые подслеповатый художник
принял за настоящие, и бросился их
собирать. Вскоре после этого
последнего удара судьбы он умер.
Вывод: нельзя показывать ни самому
себе, ни окружающим людям свою
слабость. Мы вольны и над
собственной слабостью
господствовать, не покоряясь ей, а
покоряя ее.

Есть другая
старость — с точки зрения и
социологии и медицины, нормальная.
Не до-живание, а очень важная часть
жизни, ее последний торжествующий
аккорд. Примеров — тьма. Александр
Суворов в семьдесят лет совершил
победоносный поход через Альпы.
Израненный, с трудом
передвигавшийся Михаил Кутузов по
всем статьям "переиграл"
блистательного Наполеона, а
Микеланджело и восемьдесят три
года работал, как одержимый.
Старость с просветленным умом,
распутывающая самые сложные
хитросплетения нашего
существования. Стоит пристальнее
приглядеться к тем пожилым людям,
что живут по-соседству, и можно
сразу, не прибегая к общеизвестным
примерам, узнать во многих из них
мудрых и сильных духом людей. Мне
вспоминается разговор двух
старушек в деревне, где провожу
лето. Одна сетукет на плохое
здоровье. Другая ей отвечает:
"Помирать-то все одно придется,
вот только дел еще много — нужно
внучку поднять, сыновьям наказать,
какой дом поставить, мужиков
уговорить, чтобы церквушку в
порядок привели…

Вот она,
достойная старость! На мой взгляд,
такие люди — прекрасные педагоги.
Они учат главному, тому, чего не
почерпнуть из книг и из лекций в
институтах: мудрому и спокойному
приятию неизбежного конца. Они
передают тем, кто готов слышать их
голос, умение распоряжаться и
своими силами, и своей судьбой.
Старики, остающиеся в строю, делают
великое дело, осуществляя связь
времен и преемственность
поколений. И заслужило большинство
из них куда больше, чем маленькие,
несмотря на все индексации, пенсии,
более похожие на нарисованные на
полу золотые монетки. Они заслужили
внимание и заботу общества. Потому
что даже у самых сильных духом
пожилых людей очень много проблем,
связанных, прежде всего, с
материальными трудностями, ну и,
конечно, с дефицитом общения.
Отчего бы в Иркутске не
организовать хотя бы несколько
клубов пожилых людей? Не такая уж
это и дорогая затея, нашлись бы и
энтузиасты, только бы была оказана
хотя бы маленькая поддержка
администрации округов. А разве нет
возможности завести для пожилых
специальную рубрику на местном
телевидении? Или мы все пали так
низко, что уже не можем обойтись без
боевиков, триллеров, пустых
детективов и прочей ерунды,
убивающей и время, и душу, и
элементарный вкус? Кто запретил в
кинотеатрах хотя бы раз в месяц
бесплатно показывать фильмы для
пожилых? Кто из наших стариков
откажется хотя бы раз в месяц
побывать на концерте? Разумеется,
не поп звезд, которых в бескорыстии
"заподозрить" невозможно! Но в
Иркутске несколько творческих
вузов, есть училище искусств —
почему бы не привлечь молодежь к
столь благородному делу?

Стоит только
всерьез задуматься над проблемой
преклонного возраста, и добрые
мысли о необходимости общества
сделать шаг навстечу пожилому
человеку придут сами собой. Наука
считает : физиологическая старость
наступает после семидесяти пяти
лет. Согласно Библии, Бог даровал
человеку душу на сто двадцать лет!
За последние тридцать лет в
благополучных странах люди стали
активно жить дольше. К сожалению,
это не касается нашей страны.
Средняя продолжительность жизни в
Приангарье у мужчин упала до
пятидесяти семи лет, у женщин — до
шестидесяти пяти. Как видите, нашим
землякам границы старости,
установленные и Библией и
медициной, увы, не доступны. Так что
же — смириться? Ни в коем случае!
Повторюсь — пожилой человек, будь у
него желание, способен сохранять и
бодрость и волю на многие годы.
Только общество не имеет права
стоять в стороне от его проблем, как
материальных, так и нравственных.
Потому что и каждый из нас в
отдельности, и сообщество в целом
должны дать самим себе отчет в том,
что старость — это не прошлое,
старость — это будущее, забывать о
котором нельзя.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector