издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Без головы ученому удобней

Без
головы ученому удобней

Стремительно развивающаяся
отрасль биологии, получившая
звучное название
"клонирование", перешла на
новый виток. От выращивания целых
органов к их составляющим — тканям
и клеткам. Медицина получает новые,
эффективные технологии лечения.

Двойники
на всякий случай

Сенсацией
прозвучало заявление
государственного комитета
Великобритании по генетике о
лицензировании работ по
воспроизводству человеческих
органов. Терапевтическое
клонирование, говорилось в
заявлении, направлено на
выращивание тканей для
трансплантаций ожоговым и
онкологическим больным.

Сенсация
здесь вовсе не в клонировании
человеческих тканей. Эти работы
сегодня ведутся в ряде стран мира, и
ими никого не удивишь. Сенсация в
том, что именно Великобритания
объявила о начале опытов по
клонированию человека. Ведь совсем
недавно, когда Ян Уилмут в
Эдинбурге вырастил знаменитую
овечку Долли, мировую
общественность захлестнула волна
страха перед возможными
последствиями этого научного
подвига. Средства массовой
информации наперебой кричали о том,
что открыт путь к выращиванию
монстров типа Гитлера и Сталина.
Тогда многие страны запретили у
себя подобные эксперименты
применительно к человеку. И одни из
самых жестких законов были в
Англии. Что же произошло за столь
короткое время, чтобы взгляды
британцев на эту проблему
повернулись на сто восемьдесят
градусов?

— Причин
несколько, — говорит доктор
биологических наук, профессор
Карлен Газарян, ведущий научный
сотрудник Института молекулярной
генетики РАН, работающий в
настоящее время в Мексике. — Но,
наверное, главная причина, как это
ни парадоксально звучит, в том, что
науку нельзя остановить. И я уверен,
что вслед за Англией и другие
страны отменят запретительные
законы, потому что этого требуют
интересы всего человечества.

Добавлю к
этому забавный штрих. Когда
британское правительство приняло
закон, запрещающий все
исследования по клонированию
человека, группа английских ученых
опубликовала заявление о том, что
они будут продолжать работы по
выращиванию человеческих клонов,
но… без головы. Такие создания не
могут считаться человеческими
копиями, поскольку не имеют
главного органа человека — мозга и
предназначены исключительно для
трансплантации органов. Короче
говоря, ученые поступили по
поговорке: закон, что телеграфный
столб, — его нельзя перепрыгнуть, но
можно обойти. Нет сомнения, что
законопослушные британцы видели
дальше чиновников и осознавали, к
каким последствиям приведет
отставание в начавшейся гонке.

Кровный
враг — чужое сердце

Стоит
вспомнить основные вехи этого пути.
Когда традиционная медицина
оказалась неспособной вылечивать
те или иные органы человека,
научный прогресс вывел ее на другое
направление — заменять эти органы.
Блестящая операция по пересадке
сердца, проведенная Кристианом
Барнардом, сверкнула лучом надежды
для многих больных, считавшихся
неизлечимыми. Но на пути к успеху
подстерегал коварный враг —
белковое отторжение. Организм не
принимал чужой орган, поднимал свою
иммунную систему на борьбу с ним. И,
отторгнув его, погибал.

— Чтобы
донорские органы прижились в
другом организме, требуется
совпадение большого количества
параметров, — говорит Карлен
Григорьевич. — Так что это огромная
удача — подобрать орган для
пересадки, отвечающий всем
условиям, которых требуют
капризные белки. По сути, это
рулетка: повезет — не повезет. Если
повезет — больной дождется, когда
кто-то погибнет и его сердце, почка
или печень подойдут для пересадки.
Не повезет — не дождется. Но и при
удачной пересадке приходится
вводить в организм вещества,
ослабляющие иммунную защиту, а,
значит, открывать дорогу другим
болезням. Не забывайте и этическую
сторону: чтобы спасти одного
человека, требуется гибель другого.
Поэтому давно уже возникла идея,
сначала теоретически, заранее
готовить органы для
трансплантации. Без донора, который
должен погибнуть. Минуя этические и
прочие барьеры. Есть два пути
решения этой проблемы.

Первый путь:
исходя из того, что каждый человек
индивидуален, готовить специально
для него "запасные части". Идея
эта родилась в России. Еще в 1978 году
профессор Газарян направил
тогдашнему президенту Академии
наук СССР Анатолию Александрову
записку с предложением поддержать
работы в этом направлении. Замысел
заключался в том, чтобы
использовать эмбрионы, которые
женщина не смогла доносить —
произошел выкидыш. У такого
эмбриона есть уже сердце, печень,
почки, хотя и в недоразвитом виде.
Газарян со своими сотрудниками
создал уникальную, единственную в
мире установку, позволяющую
"дорастить" отдельные органы
до нормального состояния, которые
можно пересаживать больным.
Конечно, это было еще не
клонирование, да и органы эмбриона
годились, в основном, для самой
женщины и ее детей, хотя при
совпадении основных параметров их
можно было использовать и для
других больных. Пожалуй, основным
недостатком этой идеи было
недостаточное количество
"исходного материала" для
масштабного производства. Тем не
менее мой собеседник уверен, что у
этого пути есть будущее, как
альтернатива другому направлению.

А другое
направление — создавать запасные
органы безадресно, для любого
нуждающегося. Именно это сегодня
реализуется в ряде лабораторий.
Здесь уже чистое клонирование,
выросшее из генной инженерии —
пересадки генов из одного
организма в другой. Можно только
удивляться бешеным темпам развития
этой отрасли, оставившим далеко
позади все другие научные
достижения. Начавшись в 1975 году на
бактериях, трансплантация генов
уже в 1980 году была осуществлена в
США на мышах, а в 1984
трансплантированные мыши впервые в
Европе появились на кафедре
эмбриологии МГУ, которой руководил
профессор Газарян. Затем эти работы
начались в Англии и Франции. И,
наконец, исследователи из
Эдинбурга потрясли весь мир.

Свое
лекарство ближе к телу

Работы по
созданию трансгенных животных в
нынешнем понимании этого процесса
начались в Шотландии. Когда в
Эдинбурге состоялось первое в мире
совещание по этой проблеме, Газарян
был приглашен от нашей страны,
делал там доклад. До сих пор с
завистью вспоминает об условиях,
которые были созданы для
шотландских ученых. Помимо обычных
источников финансирования, там же,
в Эдинбурге, нашлась коммерческая
фирма, которая вложила большие
средства в эту работу. И овечка
Долли, по сути, является
собственностью этой фирмы, а ученые
— совладельцами. Вот этот союз —
науки и капитала — позволил сделать
огромный рывок. Перейти от
трансгенных животных к
клонированным. Шотландцы не были
авторами этой идеи, они просто
сумели развить ее до конечного
результата.

Первые
работы по клонированию начались в
60-е годы в Англии. Профессор Джордж
Герден, меняя ядра в лягушачьих
икринках, получал лягушек,
полностью копировавших
"родоначальницу". Тогда еще
было неясно, свойство ли это только
амфибий или подобные операции
можно производить и на других
видах. О млекопитающих и речи не
было: ученые даже не знали, как
подступиться к яйцеклетке, чтобы
вынуть из нее ядро и вставить
другое. Помню, как в 1979 году
профессор Газарян, проводивший
эксперименты на рыбах и впервые в
мире получивший клонированных
мальков, говорил мне, что
клонирование теплокровных
животных — дело очень далекого
будущего, поскольку придется
преодолевать огромные трудности.
Что ж, каждому свойственно
ошибаться: масштабы трудностей он
предугадал верно, но они были
преодолены гораздо быстрее.

— Родившиеся
из генной инженерии два
параллельных направления —
пересадка генов и клонирование — в
конце концов слились в одно, —
говорит Карлен Газарян. — Сегодня
клонирование и трансгеноз — одна
техника. И это дало колоссальный
эффект. Теперь трансгенных
животных получают посредством
клонирования. Да и само
клонирование требует зачастую
переноса генов. И это позволило
решить главную задачу — массовую
подготовку органов для
трансплантации. Причем органов не
человеческих, а других животных. В
частности, свиньи. Оказалось, что
хрюшки, которых мы не очень уважаем,
которыми обзываем друг друга за
неблаговидные поступки, ближе
всего стоят к нам по физиологии,
биохимии, общей совместимости, да и
габариты свиных органов подходят
человеку. И сейчас уже в мире
работают специализированные фермы,
где пересаживают свиньям
человеческие гены, готовя их органы
к трансплантации. Суть тут простая:
пересаженные гены заставляют
организм свиньи вырабатывать
человеческие белки, которые
покрывают поверхность их органов. И
когда такой орган пересаживается
человеку, разумеется, с соблюдением
всех необходимых параметров,
иммунная защита не включается на их
отторжение.

Параллельно
с этим усиленно развивается и
другое очень перспективное
направление, то самое, которое
разрешило сегодня британское
правительство, — выращивание не
целых органов, а отдельных их
частей в пробирках — тканей кожи
для трансплантации при ожогах
тканей, сердца, печени, суспензий
различных клеток, в том числе и
убийц раковых образований,
бета-клеток поджелудочной железы,
вырабатывающих инсулин для
диабетиков. Последнее особенно
перспективно: диабет — страшный
бич, поражающий сотни миллионов
людей, и пока эффективных способов
борьбы с ним не найдено, кроме
инъекций инсулина. Но и они далеко
не всегда помогают. Выращенные же в
пробирке бета-клетки, пересаженные
прямо в поджелудочную железу,
обещают очень обнадеживающий
эффект. Ткани же сердца, почек и
печени позволят не менять эти
органы целиком, а только их
отдельные части — делать своего
рода заплатки, позволяющие органу
эффективно работать и дальше.

К этому же
примыкает еще одна новая отрасль —
изготовление лекарств на основе
точных копий вырабатываемых
организмом веществ. Например,
пептидов, играющих огромную роль.
До сих пор лекарства, выполняющие
те или иные функции при лечении
болезней, являются чужеродными для
организма. Недаром в больших
количествах они не лечат, а убивают.
Новые же лекарства — точные копии
веществ, дефицит которых вызывает
заболевание, абсолютно безопасны и
гораздо более эффективнее.

Заказ
на монстров отменяется

Все эти
работы имеют одну особенность: они
теперь ведутся не только в
промышленно развитых странах, но и
в странах третьего мира. И причина
именно в законах, запрещающих
клонирование человека, принятых
развитыми странами. Так, ряд
английских исследователей, не
решившихся у себя на родине идти
против закона, продолжили
эксперименты в Индии, которая
охотно предоставила им все условия
для работы. И это одна из причин,
побудивших английское
правительство разрешить
клонирование человека: все равно
эти работы будут продолжаться, а,
значит, Англия, родоначальница
этого направления, рискует
остаться в хвосте. Так что не
запрещать надо, а создавать
определенные условия, которые
регулируют научный процесс, не
давая ему стать опасным. Чтобы не
монстров выращивали по заказам,
скажем, международных террористов,
а работали в чисто медицинских
целях. И вторая причина — ставшее
неоспоримым значение этих работ
для человечества. Ведь количество
болезней на Земле стремительно
растет. Всемирная организация
здравоохранения насчитала их уже
больше тридцати тысяч. И также
стремительно растет количество
больных, нуждающихся в пересадке
органов и тканей. Идет жесткий
прессинг больных на медицину,
которая пока не в состоянии
удовлетворить всех. Вот почему
страны третьего мира с их постоянно
растущим населением усиленно
зазывают ученых к себе: для них
проблемы здравоохранения особенно
жгучие. И не только
здравоохранения. Двадцать первый
век и тем более все третье
тысячелетие будут проходить под
знаком науки. Ни одна страна не
сможет нормально развиваться, не
сможет создать для своих граждан
нормальных жизненных условий без
солидной научной базы, без хороших
ученых, работающих в самых разных
направлениях. И правительства
развивающихся стран это отлично
понимают.

Альберт
ВАЛЕНТИНОВ.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector