издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дорогое удовольствие

Дорогое
удовольствие

Александр
САВЕЛЬЕВ, журналист

В последний
год она перестала платить за свет, и
как-то по весне — еще не таял снег, а
по утрам заворачивало за тридцать
градусов мороза — пришли какие-то
люди и у ее дома обрезали провода.
Так в жизни эвенки Анны Каплиной и
двоих ее детей начался период лучин
и парафиновых свечей. Потом, ближе к
лету, был суд, и судья Шайдуллин
обязал Анну выплатить Катангскому
РЭС 58 тысяч рублей и еще 1700 рублей
за судебные издержки. В общем, без
малого 60 тысяч. Таких денег Анна
Каплина никогда не держала в руках,
да и не видела. Она не знает, как
выглядит такая куча денег, и не
знает, почему счет РЭС настолько
велик. Дома у нее есть старая
электроплита "Лысьва", но все
пятнадцать лет, что они прожили
здесь, плита используется только
как шкаф для сковородок и кастрюль
— все равно в квартире нет такой
розетки, в какую ее можно включить.
Еще раньше был электрочайник, но он
приказал долго жить пару лет
назад… Таким образом, из
электроприборов остался утюг и три
лампочки. Телевизора же в семье не
было никогда.

Ежемесячный
доход семьи Каплиных — почти
семьсот рублей. Пятьсот рублей —
пенсия сына (он инвалид второй
группы), 150 рублей — пособие на дочь.
На эти деньги они покупают
продукты, потому что больше ни на
что их не хватает. Подсолнечное
масло, крупа, хлеб. Картошка,
капуста, лук — из своего огорода, но
все равно дебет с кредитом сходятся
едва-едва, и если сегодня заплатить
за свет, то завтра дети останутся
без хлеба. Тем более что свет в
Ербогачене нынче недешев. За один
киловатт-час энергии люди платят 71
копейку (для сравнения: в Иркутске
или любом другом городе области
киловатт стоит десять копеек), но
даже эта цифра нисколько не
отражает себестоимости
вырабатываемой энергии.
Себестоимость же, включая НДС и
затраты на "горючку",
составляет четыре рубля девяносто
две копейки. Таким образом,
предприятия и организации, не
финансируемые из районного
бюджета, платят за киловатт-час
почти пять рублей, а для населения и
муниципальных структур разницу
сумм дотирует районный бюджет.

При таком
раскладе детский лепет о том, что
пора поднимать промышленность и,
соответственно, экономику
Катангского района звучит дикой
выдумкой, невыносимым бредом
воспаленного сознания. Не нужно
никаких налогов, любое
производство с любой прибылью и
уровнем рентабельности непременно
загнется от одних тарифов на свет.

— Однако цены
на электроэнергию могли и должны
быть еще выше, — говорит начальник
Катангского РЭС В. Дробышев, — но
районная энергетическая комиссия,
куда энерговырабатывающее
предприятие подает калькуляцию и
которая, руководствуясь Законом
Иркутской области "О
регулировании органами местного
самоуправления тарифов на
электрическую и тепловую энергию,
отпускаемую энергоснабжающими
организациями, не входящими в
региональную энергетическую
систему", утверждает тарифы на
электроэнергию, до минимума
урезает затраты, связанные с
эксплуатацией дизельной
электростанции. В этом году, в
частности, расходы на запчасти были
сокращены с 900 до 300 тысяч рублей.

Еще
начальник РЭС может рассказать о
том, что зарплаты у работников
предприятия весьма и весьма
невелики (на заседании
энергетической комиссии, которое
состоялось в мае, выяснилось,
кстати, что оплата труда в РЭС одна
из наиболее высоких в районе), о том,
что организации должны все и вся, но
мало кто спешит рассчитываться с
долгами. На сегодня долгов
накопилось свыше миллиона рублей,
но таких неплательщиков, как
райотдел милиции или аэропорт
(безусловно, должны они не в пример
больше Анны Каплиной), РЭС
отключить не может. Женщину же с
двумя детьми оставить без света
дозволяется законом, и подобная
практика в Ербогачене становится
обычным явлением. "Все равно это
похоже на порочный круг, — говорит
В. Дробышев, — мы отключаем, а люди
тянут "переноски" от соседей
или "снимают" электричество,
подцепляясь прямо к линиям
электропередачи".

Вероятно,
этот порочный круг не разорвать до
тех пор, пока электричество в
Ербогачене вырабатывает
дизель-генератор, пока тратятся
огромные суммы на завоз горючего (в
текущем году на эти нужды было
затрачено около 17 миллионов
рублей), пока никто не задумывается
о том, как мы будем жить завтра.
Иначе выход найти можно.

Это
прекрасно понимает администрация
района, и в составленном ею плане
социально-экономического развития
района предусмотрена постройка
малых гидроэлектростанций в
Катангском районе. По этому поводу
недавно в Ербогачен прилетал
доктор наук, профессор кафедры
гидротехнических сооружений
Санкт-Петербургского
государственного университета
водных коммуникаций М.А. Колосов.
Согласно договору, заключенному
между комитетом по топливу и
ресурсам Иркутской областной
администрации и Петербургским НПО
"Гидроэнергопром",
специалист-консультант исследовал
местные речушки, впадающие в Нижнюю
Тунгуску, просчитывал возможность
установки
мини-гидроэлектростанций. Вывод
однозначный: использовать энергию
малых рек можно и должно
практически во всех поселках
района. Это позволит полностью
покрыть нужды населения в
электроэнергии, тем более что реки,
на которых планируется сооружение
плотин, не представляют никакой
промысловой ценности (т.е. в период
нереста рыба не заходит в них), а
лесные угодья, попадающие в зону
затопления, представляют собой
лесотундру. Турбины, предлагаемые к
установке, опробованы уже в
Татарстане, Швейцарии,
Башкортостане. Работают не первый
год, вырабатывая электроэнергию
стоимостью в десятые доли копейки
за киловатт-час. Их изготавливают в
Сызрани практически любой, начиная
от 10 кВт, мощности. Цена
десятикиловаттной турбины, включая
монтаж и подготовительные работы,
составляет 3200 долларов, сто
киловатт — 32 тысячи. Таким образом,
на электрификацию Ербогачена
(потребление электроэнергии в
райцентре не превышает 800 киловатт)
обойдется едва ли дороже, чем завоз
полугодового запаса топлива. В
противном случае еще много лет
здесь будут сумасшедшие цены на
свет, РЭС будет жестко штрафовать
неплательщиков и резать провода, а
неплательщики — подключать от
соседей переноски и забрасывать
металлические крючья на провода
ЛЭП. Хотя…

Анна Каплина
не тянула переноски. Сейчас она
думает о том, где запастись
керосином для старой лампы с
закоптевшим стеклом — ведь покуда
она не погасит долг, свет ей не
подключат. Своих доходов у нее нет —
безработная, но на следующий год
Каплина выйдет на пенсию, и тогда
часть денег ежемесячно будут
удерживать в пользу РЭС. А между тем
уже этой осенью ее дочке нужно идти
в школу и, соответственно, готовить
домашнее задание. Вот только как?
Начальника РЭС В. Дробышева это,
разумеется, интересует мало, но
Анне Каплиной будущее дочери
весьма небезразлично. На следующей
неделе она пойдет в местный
интернат, чтобы оформить туда свою
дочь. Там, в интернате, по крайней
мере, есть свет.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector