издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лесовод -- это образ жизни

Лесовод
— это образ жизни

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Лесоводы —
люди по-хорошему консервативные.
Может быть потому, что, как говорят
они сами, лесник — это не профессия,
а образ жизни. В России и у нас в
Сибири он формировался из
поколения в поколение на
протяжении веков. Именно в этой
профессии дети очень часто идут по
стопам родителей и лесоводами в
душе становятся раньше, чем
школьниками. Вся остальная жизнь
(не до пенсии, а до самой смерти) —
только совершенствование в
профессии.

Детям
лесников нет нужды учить,
придумывать, внедрять
лесоводческие традиции и осознанно
следовать им. Все происходит на
уровне подсознания, потому что
самое главное они впитывают с
молоком матери. И неудивительно,
что даже в очередные "смутные
времена", на рубеже
восьмидесятых и девяностых годов,
когда в стране рушились одна
отрасль за другой, когда общество,
вместо того, чтобы работать,
ринулось в безумную
"политическую пляску", лесники
за минимальную зарплату, а иногда и
вовсе без таковой продолжали
делать свое дело: садить и лечить
леса, беречь их от огня, от
нашествия вредителей, от
браконьерства. Можно, конечно, с
пафосом сказать, что они делают все
это из чувства высокого долга и
ответственности перед будущими
поколениями, что они с гордостью
служат Отечеству. Только на самом
деле все гораздо прозаичнее. Просто
для них, для профессиональных и
потомственных лесоводов, лес вовсе
не природный ресурс, а среда
обитания. Они не могут отделить
личную жизнь от жизни леса.

Совсем
недавно, пару лет назад, завершив
весенние лесопосадки, лесоводы
подсчитали гектары
восстановленного леса с начала
официальной организации в нашей
области лесовосстановительных
работ. Полученное число впечатляет
— 999 999 га! Естественно, что в
сентябре, накануне своего
профессионального праздника, они
торжественно, всем миром, засадили
саженцами сосны и других деревьев
юбилейный, миллионный, гектар. Вот
это подарок! И себе, и стране, и лесу.
Вдумайтесь только — миллион
гектаров посеянного и посаженного
леса на пожарищах, на пустошах,
образовавшихся после нашествия
вредителей, и, наконец, на старых
вырубках. Не всякое государство
может похвастаться таким
количеством естественных лесов, а в
России одна только наша Иркутская
область имеет столько леса
рукотворного!

Впрочем,
официальное государство в лице его
исполнительных и представительных
органов, в лице высших
государственных чиновников того
удивительного трудового подарка
практически не заметило.

А нынешний
праздник лесоводы встречают в
некоторой растерянности. Никак не
могут оправиться от "подарка",
который преподнесло им в мае наше
государство: указом президента
упразднена Федеральная служба
лесного хозяйства России
(Рослесхоз), а ее функции переданы в
Министерство природных ресурсов
РФ. Это министерство вовсе не
охраняет природу, как может кто-то
предположить из названия, а совсем
наоборот, оно должно обеспечивать
ее прибыльную эксплуатацию,
главным образом за счет добычи
всевозможных полезных ископаемых.
(Напомню, что главный
природоохранный орган нашего
государства — Госкомэкологии РФ —
упразднен тем же указам.) Теперь
будущее лесоводов в такой
неясности, неопределенности, в
таком "тумане", какого не
бывало в России более двухсот лет.
Какого вообще ни разу не было за всю
историю российского лесоводства.

Прародителем
лесного законодательства нашей
державы лесники считают великого
государя Петра Первого. За время
своего правления он, по словам
главного лесничего Иркутского
управления лесами Леонида Ващука,
издал 1756 указов, из которых
примерно 200 имели отношение к лесу.
Это еще не было сколько-то
целостным законодательством и не
было началом лесоводства в России.
Это была предтеча.

С той поры, с
1798 года, и ведется счет лет лесному
департаменту России. Два года назад
страна широко отметила его
двухсотлетие. Ни один руководитель
государства российского, будь то
царь или генсек, не покушался на
лесной департамент. В разные
времена он назывался по-разному, но
он был, а лесное дело хоть и разными
темпами, с разным качеством, но
продолжало неуклонное развитие.

Накануне
двухсотлетия первый президент
России издал даже специальный указ
о праздновании этой даты. А его
преемник счел лесную службу в
лесной державе ненужной. Отсюда
неопределенность. Никто толком не
знает, как будут развиваться
события дальше. Достоверно
известно пока только то, что
функции Рослесхоза (скорее всего,
частично) передаются в
Министерство природных ресурсов, а
областных управлений лесами — в
региональные комитеты природных
ресурсов. Известно также, что
большинство, скорее даже
подавляющее большинство
сегодняшних управленцев лесами
областного и федерального уровня, а
это специалисты высшей
квалификации, будет сокращено. В
большинстве регионов нашей страны
лесоводами отныне будут
командовать… геологи, почти
повсеместно возглавляющие местные
комитеты природных ресурсов (КПР).

Мои попытки
прояснить ситуацию по московским
телефонам не увенчались успехом:
похоже, что Рослесхоза уже нет, там
увольнения уже, наверное,
состоялись. Владимир Чехов,
руководитель Иркутского
управления лесами, накануне своего
профессионального праздника тоже
оказался не слишком разговорчивым.

— Пока ничего
толком неизвестно. У нас уволенных
еще нет. Письма со своми
соображениями и предложениями
отправили во все возможные адреса.
Ждем решений и продолжаем
исполнять свои функциональные
обязанности в полном объеме. За нас
этого никто не сделает, а лес должен
жить. Работаем в обычном режиме.

— А что
говорят специалисты КПР? Они у вас
были?

— Буквально
на прошлой неделе мы провезли их по
нескольким лесничествам, показали,
рассказали. Они очень далеки от
живого леса. Для них это обычный
природный ресурс, которым можно
торговать.

— Хотите
сказать, что для них живой лес — не
более чем месторождение…
древесины?

— Во всяком
случае, я этого не исключаю. У КПР,
как я понял, цель одна — иметь
ресурс и заниматься его продажей.
Во всяком случае, в разговоре об
экологическом воспитании,
связанном с профилактикой лесных
пожаров (это одно из важных
направлений нашей работы), они
сказали, что это им не нужно.

У нас пока
есть серьезные разногласия с КПР во
взглядах на содержание, на принципы
и саму суть управления лесами. Если
наши специалисты будут лишены
права принимать управленческие
решения, то за считанные годы тайга
может быть либо распродана
коммерческим структурам и
изуродована непродуманными
рубками, либо попросту сгорит.

— Похоже,
что накануне праздника настроение
у вас не вполне праздничное.

— Но и не
упадническое. Это не первая
реорганизация нашего департамента,
и не первый раз передают нас в
подчинение новому министерству. Но
Россия — держава лесная, и никто из
лесоводов не сомневается, что рано
или поздно все вновь встанет на
свои места. Разум и здравый смысл в
конечном итоге побеждают. Поэтому
праздник мы встретим как обычно: с
гордостью за свое дело, за свою
профессию, с надеждой на доброе
будущее.

— Каким
будет ваш тост на празднике?


Традиционным: "За здоровье и
благополучие российского леса"…

В нашей
области есть два абсолютно
приоритетных природных объекта, в
сохранении которых объективно
должна быть заинтересована не
только область, и даже не только
Россия, но, практически, и вся
планета. Это наш лес и наш Байкал.

О Байкале
разговор отдельный. А вот с лесом до
сих пор дело обстояло относительно
стабильно. Да, его рубят. Да, его
воруют. Да, он горит. Да, он усыхает
вокруг некоторых промышленных
гигантов, и на него все активнее
наступает сибирский шелкопряд. Да,
на достойное ведение лесного
хозяйства в стране хронически не
хватает денег. И все же ситуация,
выражаясь казенным языком,
находится под контролем. Более
того, несмотря на все перечисленные
и еще кучу не названных проблем,
площадь наших лесов на протяжении
многих лет не только не
сокращается, но даже понемногу
растет. Происходит это, на мой
взгляд, как раз потому, что лесовод
в России — это не профессия, а образ
жизни. Потому, что у наших лесоводов
за плечами более чем двухсотлетний
опыт работы. Двухвековой опыт
сохранения леса при разных режимах,
разных правительствах, разных
общественных формациях.

Как и В.Ф.
Чехов, не сомневаюсь, что лесной
департамент рано или поздно, под
тем или иным названием, в той или
иной форме, но обязательно
возродится, как возрождается и сам
лес даже после самых
катастрофических пожаров, после
самых варварских вырубок. Это
только вопрос времени. Хочу, чтобы
это случилось "рано". Чтобы не
успела мятущаяся Россия наломать
слишком много дров в своем лесном
хозяйстве. Того и желаю лесоводам
нашей области в день их
профессионального праздника.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector