издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Школа фоторепортера -- сама жизнь

Школа
фоторепортера — сама жизнь

Инна
МАРЦИНКЕВИЧ, журналист

Мастерству
фотографии Льва Тетелева учила
сама жизнь. Правда, двухгодичную
школу фотожурналистов кончал. Это
верно. Школа была в Москве, при
авторитетном в свое время издании —
газете "Правда".

Столичные
мэтры похвалой ученика не баловали,
а вот снимок каменщицы Преловой
заметили сразу, отметив удачный
ракурс, гармонию пространства и
света (есть такое понятие в
художественном мире);
композиционное решение.

Интерес к
фотографии у Льва Демьяновича с
детства. И ныне о самых первых
кадрах мастер вспоминает с улыбкой.

— Восьми лет
от роду у меня появился фотоаппарат
без затвора и катушки. Собственными
усилиями, наугад, пришлось что-то
подставлять, менять, ремонтировать.
Поколдуешь, встряхнешь, вот и
порядок.

Таким
фотоаппаратом запечатлел юный
фотограф сотоварища Ванюшку
Воронина в момент его рыбацкого
фарта. Лицо у Ванюшки веснушчатое,
рот до ушей: попалась на крючок
золотая рыбка!

За снимок
было вознаграждение: родители
друга подарили пупырчатый огурец с
навозной гряды.

Впрочем,
самое начало творческого пути
падает на годы его работы в
геологической партии в качестве
младшего горного техника. Сколько
километров исхожено им по таежным
гольцам! Сколько пережито
волнующих минут от ярких красок
родной сибирской природы! Работа
привлекала счастливой
возможностью не расставаться с
фотокамерой. Теперь уже не
примитивной, как это было в далеком
детстве, когда снимал Ванюшку
Воронина, а более современной, с
более современными техническими
достоинствами.

В архиве
фотомастера сохранились красочные
снимки тех дней. Стланник,
отполированный содружеством ветра,
солнца и воды. Гольцы с обнажением
полевого шпата и кварца — будто
пунцовая брусника неосторожным
ягодником рассыпана на лесной
поляне. А рядом с природой —
творение Создателя всего сущего —
человек.

Серию
фотографий "Человек и природа"
— назовем ее так — открывает снимок
худенького подростка. В
геологической партии подросток
работал возчиком, доставляя на
лошади из районного центра в
таежный поселок нехитрую провизию
— сушеную морковь, муку, соль. Мясо
геологи добывали сами.

Фотообъектив
техника запечатлел юного героя у
поверженного им шатуна.
Пригодилось охотничье ружье,
которое мальчик брал с собой в
каждый очередной маршрут за
провизией. Тайга есть тайга.

Но все это,
как подчеркивает сам Лев
Демьянович, сугубо любительское.
Еще не было опыта в творческой
работе, да и не так много времени
оставалось на занятие фотографией.
И только газета "Ангарские
огни" Иркутского района
перечеркнула творческую
неустроенность.

— Я в
удовольствие себе выполнял каждое
очередное задание редакции.
Особенно любил фотографировать
сельских почтальонов, колхозных
председателей, штурвальных на
зерноуборочном комбайне,
трактористов. Но с одним условием —
чтобы люди были достойные.

… Первого
тракториста колхоза "Знамя
Ленина" Павла Александровича
Павловского давно нет в живых, а вот
добрые трудовые дела его в селе
Грановщина, где жил и работал
механизатор, помнят и по сей день.
Старожилы-грановцы рассказывают о
том, как своим ходом пригнал
Павловский трактор в деревню. Толпа
ходила за трактором весь световой
день. А после, до петухов, крестьяне
рассуждали о преимуществе техники
перед конной тягой.

Сорок шесть
лет проработал Павел Александрович
на колхозном поле. Много чего
хорошего оказалось в его жизни. В
Москву съездил, в работе ВДНХ
принимал участие, медалей
"Ветеран труда". "За
трудовую доблесть" был удостоен.
А уж сколько раз фотографировали!

Некоторые из
этих снимков (в основном снимки
Льва Тетелева) мне довелось видеть.
Понравился самый последний,
прижизненный снимок механизатора.
Как мне кажется, в нем особо четко
выражена человеческая суть
хлебороба — любовь к
земле-кормилице. В одну из моих
встреч с Павловским я спросила:
"Помните, как
фотографировали?" "Помню, —
ответил он. — Это было на Кургановом
поле. Со Степановым, напарником
своим, зерновые лафетили. Не успел
со Львом Демьяновичем
поздороваться, а фотоаппарат уже
щелкнул".

И все-таки,
вот так, с эффектом быстроты,
получалось не часто. Как признается
сам мастер, на осуществление
творческого замысла нередко
уходило бесценное время. Долго,
например, работал над фотографией
председателя колхоза "Путь
Ильича" (тот же, Иркутский район)
Афанасия Ивановича Ощерина.

Как
вспоминает Лев Демьянович,
председатель колхоза не желал
фотографироваться, на нехватку
времени ссылался. Но есть в
Тетелева завидное качество —
убедить. Именно так получилось и на
этот раз. По душевной просьбе
фотокорреспондента выехал Ощерин в
поле, ибо фотокору приглянулся
погожий день активной игрой
световых красок. По душевной
просьбе фотокорреспондента зашел
председатель в рыжее море пшеницы;
да еще и мудрым оком хозяйственника
посмотрел в объектив.

… Районная
газета предполагает
"всеядность". Сегодня ты
фотографируешь председателя,
завтра механизированный процесс
доения коров. Фотографируешь что
угодно, лишь бы присутствовала
сельскохозяйственная тема. Но
здесь, в районке, было маленько не
так. И все благодаря Владимиру
Николаевичу Козловскому, который
редактировал газеты в 1968 по 1979 годы.
В те годы порог редакции часто
переступали поэты и писатели.
Приходили запросто, в гости "на
огонек". К Володе, приятному в
дружеском общении собрату по
ремеслу. В.Н. Козловский писал
хорошие книги. Его повести
"Верность", "Ищу свою
звезду" до сих пор востребованы
массовым читателем. То, о чем пишет
Козловский, пережито им самим.

В годы
Великой Отечественной редактор
районки делал боевые вылеты в наши
партизанские отряды,
дислоцировавшиеся в тылу врага, на
легком "ястребке"
доставлялись им медикаменты и
продовольствие.

Самое
рискованное и значительное задание
военного летчика — спасение
золотого эшелона Болгарии, который
фашисты стремились переправить
через турецкую границу. Задание
было выполнено, за что В.Н.
Козловский получил орден Красной
Звезды.

— Большое
счастье работать под руководством
такой неординарной по человеческим
меркам личности, — говорит Лев
Демьянович Тетелев.

Ну а
"маленько не так" заключалось
в том, что редактор благодушно не
возражал, когда Тетелев
фотографировал писателей в
неофициальной, раскрепощенной
обстановке.

— Для истории
культуры земли Иркутской снимки
обязательно пригодятся, —
полушутя-полусерьезно говаривал
редактор.

В обойму
культурных интересов фотокора
входила и декабристская тема.
Тетелев фотографирует цветущие
кусты черемухи — по предположению
краеведов потомки тех, что росли
перед окнами избы декабриста
Трубецкого, который жил на
поселении в Оеке. Фотографирует
Камчатник, дачу Волконского в
Усть-Куде. Правда, от дачи теперь
остались только каменные диваны, да
живописный вид на Ангару.

Фототека
Льва Демьяновича Тетелева
разноплановая, интересная. Вот
почему обращаются к ней краеведы,
редакторы Восточно-Сибирского
книжного издательства. Снимки
Тетелева нередко бывают и на
страницах любимой читателями
"Восточки".

На этом
хотелось бы закончить свой рассказ
о человеке, который с фотоаппаратом
идет по жизни. Работает Лев
Демьянович, как и прежде,
плодотворно, творчески интересно.

Случайно
потянулась рука к стопке журналов
"Сибирь". Открыла заглавную
страницу одного из его номеров и
прочла такие строки: "В номере
использованы фотографии Л.
Тетелева…"

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector