издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уныло осенью в деревне...

Уныло
осенью в деревне…

Геннадий
Гапоненко, "Восточно-Сибирская
правда"

Унылая пора —
осень. Особенно для тех, кто еще
принадлежит к некогда могучему
племени бывших колхозно-совхозных
животноводов, ныне исчезающему, как
могикане. Хрестоматийный багрец и
золото окружающего ландшафта их
мало радуют, скорее тревожат; зима
на носу. Оно и прежде проблем немало
возникало, когда скот переводили с
летних пастбищ на стойловое
содержание, а теперь и тем более.
Оборудование старое, на ладан
дышит. Корма подвези, навоз отвези…

Ладно,
отвезти-привезти можно, да где
солярку для трактора найти, если ее
и для комбайнов, что хлеб в поле
убирают, не хватает.

Построенные
в свое время животноводческие
городки все больше напоминают
киношную натуру из фильма "на
графских развалинах". Часть
помещений стоит без окон и дверей,
крыши провалились либо топорщатся
ребрами нагих стропил, с которых
шифер будто ветром сдуло. Проходя
мимо вечерами, так и подмывает на
всякий случай осенить себя
крестным знамением: неровен час,
выкажется из-за угла существо
рогатое и с копытами, и кто
поручится, что оно окажется просто
безобидной буренкой.

Прежде в
каждой деревеньке Тулунского
района имелась коли не молочная
ферма, то откормочная площадка, а
теперь лишь в крупных селах слышны
мык общественного стада и
верещание мехдойки по утрам. В
бывшем колхозе "Верный путь",
ныне ЗАО, из трех коровников один
действующий, хотя сразу это и не
определишь. Ворота держатся на
честном слове и одном гвозде.
Кирпичи сверху проема повыщерблены
и, того гляди, начнут падать на
головы.

— Да что
ворота, — вздохнул завфермой Леонид
Бернадский, — время еще есть,
поправим, окна полиэтиленовой
пленкой затянем. Перезимуем. Вот
силоса и сенажа нет ни грамма — это
хуже. На стойловый период полеводы
обеспечили нас лишь сеном
многолетних трав и зеленкой, в
которой больше сорняков, чем овса.
Лекарств для скота не имеем, телят
надо лечить, а нечем.

— Уже года
три-четыре в нашем хозяйстве сочные
корма не заготавливаются, —
добавила учетчик Любовь Воробьева.
— Без них какое молоко?
Среднесуточный надой от коровы
меньше 4 килограммов. В былые
времена за год от каждого животного
получали по три тысячи килограммов,
нынче, не знаю, возьмем ли по тысяче.
Зарплата у доярок от молока
зависит, прямые начисления
составляют в месяц по 300-400 рублей,
плюс надбавка за классность и
выслугу лет, минус подоходный…
Попробуй проживи на такие деньги. К
тому же забыли, когда выдавали нам
"живые" рубли, — только зерном
или мясом.

— Не хотят
люди на ферме работать, — подытожил
заведующий. — Женщины еще так-сяк
держатся, мужиков не заманишь.
Раньше хоть стабильная зарплата
привлекала, сейчас и ее не стало.

Сколько еще
просуществует ферма в "Верном
пути", не будем загадывать.
Похоже, недолго.

Справедливости
ради стоит заметить, что не везде
такая безнадега. Начальник отдела
животноводства
райсельхозуправления Нина
Соловьева может назвать и
положительные примеры. По ее
мнению, состояние дел в отрасли
зависит от отношения руководителей
хозяйств. В ОПХ селекционной
станции, обеспокоившись снижением
продуктивности дойного стада,
приняли меры и получили за 8 месяцев
на 505 килограммов молока больше, чем
за тот же период предыдущего года. С
плюсом сработали в "Новой
жизни", на уровне прошлого года
результат в "Парижской
коммуне", которая по-прежнему
лидирует. Здесь надой от коровы
составляет 1980 килограммов.

И все-таки в
целом по району ситуация в
животноводстве оптимизма не
вызывает. Продолжается снижение
численности поголовья, в том числе
маточного, производства молока и
мяса. Большое, свыше 400 килограммов,
падение продуктивности животных
допущено в таких хозяйствах, как
"Коммунист", "Рассвет",
имени Чапаева. В "Приречном" за
8 месяцев от каждой коровы надоено
всего чуть более 500 килограммов.
Очень сложной оказалась здесь
минувшая зимовка скота из-за
слабости кормовой базы.

Как давно
известно, в животноводстве нет
мелочей, если заниматься им
всерьез, придерживаясь
рекомендаций ученых-зоотехников.
Да кто их сегодня придерживается,
тех рекомендаций?! Кстати, в шести
из четырнадцати хозяйств нет
специалистов соответствующего
профиля. Понятно, что многое
зависит и от позиции руководителя
хозяйства. Главная же причина
упадка отрасли в том, что
животноводство продолжает
приносить тулунчанам убытки, даже в
таком вполне благополучном
хозяйстве, как имени Парижской
коммуны. Поблизости нет крупных
городов, где бы можно было с выгодой
сбывать продукцию. Транспортные
издержки настолько велики, что по
сути съедают всю выручку. Районным
сельхозуправление не раз ставило
перед областью вопрос о
необходимости компенсации, хотя бы
частичной, затрат на транспорт,
однако разрешения она не находит.
Ну, а одними призывами дела не
поправишь, как и рекомендациями
проводить регулярно Дни
животновода, поднимать флаг
трудовой славы. Вот если бы вместо
флага подняли дояркам зарплату да
выдавали ее деньгами, тогда можно
было на что-то надеяться. Только где
деньги взять? Это одно. Другое —
кадры. Розовощеких молодух, какими
принято считать доярок, давно уже
на фермах не увидишь. Выпускницы
школ готовы пойти куда угодно
работать, только не коров доить.
Тяжелое и неблагодарное это дело.
Жизненные ценности среди молодежи
изменились, и это тоже факт.

Ясно, что
простого решения, как вдохнуть
жизнь и поставить животноводство
на ноги, не существует. Вряд ли
разумно махнуть на коллективные
фермы рукой и сделать ставку на
личные подсобные хозяйства. Иное
дело, их возможности надо
использовать, вовлекая в
потребительскую кооперацию,
организуя закуп излишков молока в
отдаленных селах, откуда людям
трудно добраться до городского
рынка.

Как ни уныло
осенью, но не все потеряно. Без
кормов тулунчане не останутся.
Основательно отремонтировали
нынче коровник в
сельхозпредприятии имени Калинина,
реконструировали телятник в
"Коммунисте", большой объем
работ выполнили в СПК "Русь". И
в ряде других не сидели сложа руки.
Значит, думают о будущем, надеются
поправить дело. Не все живут одним
днем.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector