издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мысли о главном

Виктор Михайлович Ждамиров давно проживает в
Москве, давно в звании пенсионера. Но семьдесят два года
не согнули и не придавили этого человека, только густая
шевелюра сменилась элегантной сединой. И еще, как
признался он в разговоре, Москва осталась для него чужой,
почетной ссылкой. При всяком подходящем случае он как
на крыльях летит в родную любимую Сибирь, в Иркутск,
Нерюнгри, в Черемхово.

Виктор Михайлович отдал горной
отрасли Сибири многие годы жизни и все силы
недюжинного ума и характера. Заслуги его и труды
отмечены высокими наградами, ученой степенью доктора
технических наук, званием «Заслуженный шахтер России».

Наша встреча состоялась во время его
краткого визита в Иркутск, в один из теплых дней
августа. Разговор был очень интересным, чувствовалось
его внутреннее горение,
какое-то романтическое преклонение перед
черемховской командой разреза «Южный-Черемховский»,
где он изучал и внедрял новую экономическую систему
материального стимулирования,
разработанную Алексеем Косыгиным, прообраз будущих
рыночных отношений.

— Помнится, что вы, Виктор Михайлович, стали
директором разреза «Южный» в годы перехода
промышленности на систему экономического
планирования и стимулирования…

— Давайте начнем с того, что в Черемхово я прибыл в
1959 году после окончания горного факультета
Иркутского политехнического института семейным
человеком и направили меня на Восточный разрез.
Через три года работал на Северном разрезе
помощником начальника участка и начальником
угольного участка, разбросанного на несколько
километров. Это была серьезная школа управления
рабочим коллективом. В 1964 году пришел на
Южный разрез. Директором Южного тогда работал
Геннадий Андреевич Коновалов, мой учитель и друг
еще по студенческим годам.

— Чем дороги для вас те времена?

— Скажу прямо: счастливое было время! И мне крупно
повезло в том, что разрез «Южный» попал в число
шести предприятий угольной отрасли, на которых
экспериментально внедряли новую экономическую
систему, разработанную Алексеем Николаевичем
Косыгиным. А меня назначили заместителем главного
инженера по экономике, потом директором, когда
Коновалов пошел на повышение. По существу,
довелось сначала самому «прощупывать» эту
совершенно неизвестную прежде систему, и
одновременно растолковывать специалистам.
Приходилось многое анализировать и думать,
как повернуть рабочих «лицом к экономике»,
чтобы поверили и приняли новую систему.

— Молодой читатель, наверное, не представляет, что
происходило в середине шестидесятых годов в
России…

— А происходила хозяйственная реформа,
автором и руководителем которой был А.Н. Косыгин,
тогдашний Председатель Совета Министров СССР.
Если бы идеи реформы последовательно были
внедрены, получили радикальное развитие, то мы с
вами жили бы сегодня совсем в другом государстве.
Китай так и развивается, не разрушая
государственность, а соединяя ее с частной рыночной
инициативой.

— Ваше предприятие стало
экспериментальной площадкой реформы, на нем
испытывались все ее элементы, не так ли?

— На нашем система была внедрена в полном
объеме. На других предприятиях
сразу начались отступления, и вообще реформа
Косыгина была остановлена.

Дело в том, что к
середине шестидесятых господствовала директивная
экономика, множество плановых показателей
спускалось сверху. Никакой инициативы у
непосредственных исполнителей не было.
Начальники шахт и разрезов, а также участков были
озабочены только тем, чтобы отстоять заниженные
плановые тонны добычи, потом перевыполнить и
получить хорошую премию. Главное — «побольше
угля на-гора, хоть мелкого, но много». Новая система
оставила всего пять директивных показателей.

Главными для разреза стали объем реализации в
рублях, прибыль и рентабельность, а также фонд
заработной платы. Изменилась система
стимулирования предприятия, на первый план
выдвигались качество продукции и цена,
экономический анализ и выявление резервов.
Появились неведомые прежде фонды: материального
поощрения, социально-культурных мероприятий.

Рабочим на горном участке мы подробно разъясняли
сущность перемен: чтобы поднять рентабельность
добычи угля и увеличить прибыль, нужно по-
хозяйски расходовать свои ресурсы, не выпрашивать
в запас узлы и детали, а обходиться малым, беречь,
ремонтировать. За экономию предусмотрена премия,
за перерасход — снижение премиальной суммы. За
прогул или пьянку одного рабочего премии лишаются
все члены бригады.

— Вы становитесь хозяевами
выделенных вам оборудования, материалов, фонда
зарплаты,- разъясняли мы рабочим.- Если сможете
обслуживать меньшим числом, вам
сохраняют фонд зарплаты в течение года. Если
возьмете встречный повышенный план, премия будет
намного больше, чем за перевыполнение
установленного задания.

Конечно, наши горняцкие
кадры быстро смекнули, что к чему. Прекратились
нарушения, создали комиссию рабочей чести, очень
сильно заработал человеческий фактор. Рассчитывали,
брали встречные планы. А так как на других шахтах и
разрезах такого не было, то и пошли «круги по воде»,
стали говорить, что Южному денег больше дают, что
он в любимчиках и все такое. На самом деле наши
рабочие трудились со всей ответственностью,
проявляли инициативу, вносили интересные
предложения. Впервые в отрасли создали горный
комплекс экскаватора ЭШ 15-90 (бригадир
М.Чемезов), соединивший бурстанок и бульдозер.
При этом сами рабочие сократили слесарей,
машинисту бурстанка и бульдозеристу помогали
слесари экскаваторного экипажа. За счет совмещения
профессий получили экономию затрат и увеличение
премии.

А какой общественный резонанс имело
использование фонда социально-культурных мероприятий! В
подшефной школе мы оборудовали показательный
класс, затем создали там цирковой кружок.
На реке Белой
построили горняцкий дом отдыха и детскую дачу,
причем методом народной стройки. Коллектив
разреза отличался сплоченностью, умели
производительно трудиться и интересно отдыхать.

— Чувствуется, что Южный разрез —
ваше любимое детище. Насколько мне известно, в этом
коллективе вырастили двух Героев
Социалистического Труда (И.Г. Рябцовский и В.П.
Чалков). Там были и депутаты высших органов
власти, и делегаты партийных съездов.
Что бы хотели пожелать в День
шахтера бывшим соратникам и вообще всем
горнякам-угольщикам?

— Через год Южному разрезу, ныне он называется ООО
«Черемховский разрез», исполнится 50 лет. Я
благодарен судьбе, что мне довелось
руководить таким замечательным
коллективом. Я прошел там прекрасную школу
жизни. Всем, с кем мне довелось работать, огромное
спасибо и земной поклон. Дай Бог вам горняцкой
удачи во всех земных делах.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector