издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хочу детей. Интим не предлагать

"Создам семью без секса. В перспективе возможны дети". Такое мы обнаружили недавно в одной из иркутских газет, публикующих брачные объявления. Курьёз остался бы курьёзом, если бы в той же колонке мы не насчитали более 30 аналогичных посланий. Понятно, нужно делать скидку на то, что брачные объявления - сфера общения специфического круга населения. Но вот цифры для размышления. В России число бездетных семей приближается к 50%. Около половины молодых людей Иркутской области собираются завести ребёнка только после 25 лет. Причём чаще всего - одного. Между тем с 1999 по 2004 год население региона сократилось на 7,4%. С 1988 года рождаемость детей упала в два раза.

“Нас ждёт вымирание?” – с этим вопросом мы обратились к учёным, медикам, социологам и депутатам.

Кризис как фактор жизни

— Я бы назвала демографическую ситуацию в Иркутской области не трагической, но неблагополучной, – заявила главный акушер-гинеколог Иркутской области Наталья Протопопова. – В последние годы социально-экономическая ситуация стала стабилизироваться и рождаемость несколько повысилась. Однако население себя не воспроизводит.

Госкомстат свидетельствует: до 1993 года в Иркутской области продолжался прирост населения. Так, в 1990 году число жителей увеличилось на 17,3 тыс. Но уже в 1992 г. прирост упал практически в четыре раза – до 3,3 тыс. человек. С 1993 года население только убывает. В 1993 году число жителей сократилось более чем на 7 тыс. человек, в 1995 – на 11 тыс. С 1996 по 1998 годы наметилось снижение человеческих потерь (до 6 тыс. человек). Однако уже с 1999 года (сразу же после дефолта) убыль населения возросла в два раза.

Только с 1999 по 2004 годы население региона сократилось на 7,4%, сообщила Наталья Протопопова. На 1 января 2005 года в регионе насчитывалось 2,4 млн. человек.

Академик РАМН, депутат Государственной Думы Сергей Колесников отмечает, что в Сибири длительное время шло запаздывание демографических процессов по сравнению с западной частью РФ. Ещё 10 лет назад демографические показатели в целом по Сибири были лучше, чем среднероссийские. Сегодня же приходится признать, что сибиряки находятся в таком же положении, что и вся Россия.

Наталья Протопопова рассказала, что в 1988 году в Иркутской области родилось около 60 тыс. младенцев, сейчас эта цифра – менее 30 тыс. По данным Госкомстата, рождаемость резко упала в 1992 году – более чем на 6 тыс. человек. И оставалась на уровне 27-29 тыс. человек в год до 2002 г. Два года шло повышение – не более чем на 1 тыс. человек. Легко подсчитать, что при нынешних темпах уровня 1990 года (45 тыс.) регион достигнет только через 14 лет. Наталья Протопопова отмечает, что тенденция неустойчива. После некоторого повышения в 2003-2004 гг. в 2005 снова пошло снижение рождаемости.

Между тем по рождаемости регион занимает 23 место в России, пояснил кандидат экономических наук, доцент кафедры регионоведения и социальных ресурсов факультета социальных наук ИГУ Виктор Чебунин. По этому показателю мы опережаем “собратьев” по СФО – Красноярский край, Кемеровскую, Омскую, Новосибирскую области. Социолог сообщил, что по младенческой смертности регион занимает 65 место по России, однако в последние годы идёт тенденция к улучшению ситуации.

Залог растущей рождаемости

По словам главного врача Иркутского городского перинатального центра Ирины Ежовой, за последние годы в областном центре, как и в целом по России, рожать стали больше. Показатель рождаемости начал увеличиваться с 1998 года, с 2001 года он находится на стабильном уровне. Так, в 2004 году в Иркутске родилось 7 640 детей, в 2005 г. – 7 580 детей. По словам специалистов, всё больше семей хотят иметь детей – в стабильной экономической и политической обстановке в России.

Эксперты говорят об увеличении числа женщин, которые родили второго и даже третьего ребёнка. “Визуально их стало гораздо больше, – отметила Ирина Ежова. – Причём многие рожают второго и третьего ребёнка в том же браке, что и первого”. На третье чадо обычно решаются пары, у которых старший ребёнок учится в институте. “Они имеют стабильный заработок и уверены в том, что смогут предоставить малышу все необходимые условия”, – отметила главный врач перинатального центра.

Первого ребёнка иркутянки, в отличие от американок, которые не спешат с детьми, занимаясь карьерой, предпочитают рожать в возрасте от 21 до 25 лет, который, с точки зрения медиков, является самым репродуктивным и, как следствие, благоприятным. “Для россиян характерны ранние браки и ранее рождение ребёнка. Карьера для русской женщины не самое главное, для неё важнее всего семья и брак. Таков наш менталитет”, – отметила Ирина Ежова.

То, что самый подходящий возраст мамы для появления малыша – 21-25 лет, вовсе не означает, что нельзя рожать в 19 лет или в 27. Самое главное, по словам медиков, не прерывать первую беременность, которая считается генетически полноценной. “Аборт даже на небольшом сроке может нанести непоправимый вред здоровью женщины, – отмечает Ирина Ежова. – Причём первые год-два осложнения могут и не проявляться. Потом, когда женщина захочет иметь ребёнка, она вдруг узнает, что в её организме произошли изменения, которые требуют длительного лечения”.

Здоровье будущего чада зависит от здоровья родителей и качества наблюдения малыша в женских консультациях. Кстати, туда врачи рекомендуют обращаться будущим мамам как можно раньше и выполнять все рекомендации по обследованию. “Важно вовремя провести исследования на инфекции, сделать биохимические анализы, – рассказала главный врач городского перинатального центра. – Кроме того, если мама страдает хроническими заболеваниями – гипертонической болезнью, сахарным диабетом или другими, то нужно как можно раньше выяснить степень компенсации этого заболевания”.

Говоря о патологиях новорождённых, врачи отмечают, что их больше всего волнуют врождённые инфекционные заболевания, которые передаются от матери к малышу в период вынашивания. Поэтому в женских консультациях проводятся исследования, направленные на профилактику передачи инфекции от матери к ребёнку.

По словам Ирины Ежовой, такая услуга, как платные роды, пока в областном центре не пользуется большой популярностью. “Массового потока нет, – говорит она. – Из 4500 родов, которые наше учреждение приняло в 2005 году, только 200-250 были платными”. Хотя эксперты говорят, что число женщин, которые хотят воспользоваться такой услугой, год от года растёт. Причём в основном за счёт женщин, которые ранее пользовались такой услугой.

Главное преимущество “платных” родов – возможность выбора акушера, с которым будущая мама знакомится уже на сроке в 36 недель. “Здесь важен психологический аспект, – считает главный врач перинатального центра. – Женщине спокойнее рожать у известного ей человека, которому она во время беременности могла в любой момент обратиться по всем интересующим вопросам”. В числе плюсов также одноместная палата с телевизором, холодильником и санузлом. В ближайшее время в перинатальном центре планируется установить и душевые кабины для таких рожениц.

Коллективное чудо рождения

“Хотите знать, как роды принимаем? Да вы приходите к нам на дежурство – вот такую статью напишите! – говорит заведующий родильным отделением городского перинатального центра Герман Абраменко. – Случаи, которые на всю жизнь запомнились? Их много, вот один, показательный. Несколько лет назад, когда я ещё работал в областном роддоме, привезли к нам на вертолёте женщину с Ольхона. У неё уже отошли воды, а у плода было вколоченное плечико и запущенное поперечное положение. Сделали операцию, а потом дама сбежала, бросив ребёнка”.

История имела продолжение. Доктор рассказывает, что когда-то он отправился в Ольхонский район в командировку заменить местного доктора, который уехал на учёбу. Там поинтересовались: как же так случилось, что, мол, ребёнок этой женщины умер? Акушер ответил, что ребёнка спасли, с ним всё в порядке. Через несколько дней горе-мамочка пришла к врачу с синяками и просьбой вернуть ребёнка. “Меня муж избил, сказал, чтобы без ребёнка не возвращалась”, – рассказала она. Оказалось, что жена забеременела, когда муж был в длительной командировке, и попыталась от него этот факт скрыть. Но Ольхон – остров маленький, поэтому мужу всё стало известно, вспоминает Герман. Правда, чем закончилась эта история, он не знает, потому что срок командировки истёк.

Серьёзным поводом для волнения акушеров и потенциальных родителей за исход родов становится необходимость накладывать щипцы, чтобы помочь малышу появиться на свет. Или, когда ребёнок располагается головой вверх, а ногами вниз, существует опасность, что кровь и вода могут попасть в лёгкие малыша. Врач-акушер родильного зала Алла Кузнецова призналась, что, как только начала работать, очень боялась принимать таких детей. “В первый раз мне повезло – ребёнок сам без проблем родился, второй – тоже. Тут просто навык нужен”, – рассказала она.

Поволноваться докторов заставляет особенно крупный ребёнок или появляющаяся на свет двойня (в 2005 году в отделении Германа Абраменко их было 19), а то и тройня. Но самое волнительное – принимать роды у родных или близких людей. “Здесь сложно оставаться с холодной головой. Почему-то сразу начинаешь переживать”, – признаётся заведующий родильным отделением городского перинатального центра, который принял не одну тысячу малышей. Некоторых мамы назвали в его честь – Германом.

Зато самый распространённый страх молодых мамаш – боязнь того, что ребёнка случайно подменили. “Женщины всё время нас спрашивают: а вы точно ребёнка не перепутали?” – с грустной улыбкой говорит Герман Абраменко.

Акушерство – труд коллективный, бригада состоит из трёх врачей, трёх акушеров-гинекологов, двух педиатров и одного анестезиолога. Причём работать приходится 32 часа практически без перерыва: сначала основная работа, потом дежурство, потом опять работа. “Мелочей в нашем деле нет, – говорят акушеры. – Всё зависит от сплочённой работы. Иногда на принятие решения есть только секунды. К примеру, от того, как малышу в случае необходимости оказали реанимационные услуги, зависит его дальнейшее состояние”.

Будущее в пробирке

По словам Натальи Протопоповой, за последние пять лет в Иркутской области смертность новорождённых в первые шесть дней жизни сократилась на 65%. Сейчас этот показатель составляет 3,6 случая на тысячу родившихся. Смертность младенцев была снижена с 18 до 12 на 1 тыс. рождённых.

“Эффект от предпринимаемых сегодня мер мы увидим только в перспективе, а вот с последствиями демографического “провала” 90-х придётся столкнуться уже сейчас”, – замечает председатель комитета по социально-культурному законодательству Законодательного собрания области Татьяна Воронова. В регионе, как и во всей стране, в репродуктивный возраст вступает молодёжь, родившаяся в 80-е годы. Это последний пик рождаемости до социально-экономического кризиса 90-х. Это означает, что вскоре опустеют школы, затем – вузы. И, естественно, снизится число тех, кто сможет зачать детей.

К 2015 году в России на 1000 трудоспособного населения будет приходиться 780 нетрудоспособных, – комментирует депутат. – Растёт не только число пожилого населения, в регионе большое число инвалидов. Всё это даст очень высокую нагрузку на трудоспособное население.

Ещё одна серьёзная проблема – бесплодие. В России около 20% браков являются бесплодными, говорит Сергей Колесников. Наталья Протопопова указывает, что в Иркутской области эта цифра составляет около 15%. Она сообщила, что лечение бесплодия является одним из приоритетных направлений работы областного перинатального центра. Медики планируют применять современные технологии (искусственное оплодотворение). “Сохранение беременности на всех сроках и борьба с бесплодием – других медицинских путей повышения рождаемости я не вижу”, – сказала Протопопова.

По мнению академика РАМН, профилактика бесплодия должна начинаться с самых ранних лет – необходимо создавать при школах центры детского здоровья. Сергей Колесников предлагает посмотреть на проблему с точки зрения андрологии. Академик убеждён, что в России здоровьем мальчиков и мужчин вообще практически не занимаются. “По оценкам ряда специалистов количество случаев мужского бесплодия уже равно женскому, – отмечает академик. – Количество сперматозоидов у мужчин становится всё меньшим каждые 10 лет. Семенная жидкость является концентратором всех вредных веществ, которые попадают в организм мужчины. Сперматозоиды гибнут в этом токсичном бульоне. Это важные вещи, о которых людям практически не рассказывают”.

Жизнь лучше, а умирают чаще

Главный демографический “бич” Иркутской области – высокая смертность населения. По словам Виктора Чебунина, регион занимает 45 место в России. Ситуация хуже, чем в Красноярском крае, Новосибирской, Омской, Томской областях.

По данным Госкомстата, число смертей в нашей области резко возросло на год позже после падения рождаемости – в 1993 году. Кризис унёс в 93-м на 6,4 тыс. человек больше, чем в 1992-м. Число смертей росло до 1996 года, затем стало падать. Но в 1998 случился дефолт. Смертность снова выросла более чем на 4 тыс. человек (с 34,8 тыс. человек в 1998 г. до 39,2 тыс. в 1999 г.). С 2000 по 2003 год число умерших постоянно росло. Два года назад в области был зарегистрирован печальный рекорд – число смертей было наибольшим с начала 1990 года (43,3 тыс. человек). Любопытно, что эта цифра практически совпадает с числом родившихся в 1990 году. “Отмечено, что в периоды социально-экономического кризиса у людей резко ослабляется иммунная система, следом за этим идут язвенная болезнь, заболевания желудочного тракта и репродуктивной системы”, – говорит Сергей Колесников.

Наталья Протопопова сообщила, что, по данным 2004 года, смертность в области составила 16,5 человека на одну тысячу населения. Причём умирают в основном люди трудоспособного возраста. На первом месте заболевания сердечно-сосудистой системы, на втором – внешние причины (травмы и отравления), на третьем – злокачественные новообразования. По словам Сергея Колесникова, по профессиональным заболеваниям Иркутская область находится на втором месте после Кемеровской. Общероссийский показатель превышен на 30%.

Демографы отмечают интересный факт. Жизнь людей с 2000 года постепенно улучшается, а количество смертей продолжает расти, причём по всей России. Директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич полагает, что сейчас россияне “расплачиваются” за кризис 90-х. Кто-то из старшего поколения начал пить, кто-то мобилизовался и много работал. Сегодня жизненные силы и тех, и других истощены – люди начали умирать чаще.

Виктор Чебунин подчёркивает: оценивая демографическую ситуацию, необходимо сравнить Иркутскую область с регионом-“близнецом” – Кемеровской областью (ещё в СССР она была нашим партнёром по соцсоревнованию). Наш регион лидирует по рождаемости, смертность же ниже, чем у “близнеца”.

Достичь реального снижения смертности можно за счёт изменения отношения людей к болезням, убеждена Наталья Протопопова. В Иркутской области работают программы по снижению онкологических, гипертонических заболеваний, сахарного диабета, бронхиальной астмы. “Ранняя диагностика и лечение – путь к долгой жизни. Национальный проект “Здоровье” ориентирован именно на это – профилактику и доступность медпомощи”, – говорит акушер-гинеколог.

Сергей Колесников убеждён, что необходима национальная программа охраны здоровья трудящегося населения.

Карьера бьёт по малышам

По данным специалистов Института географии СО РАН, с 1959 по 2002 год средний размер российской семьи сократился с 3,6 до 2,7 человека. Постоянно растёт число семей, состоящих из двух человек. Одного ребёнка предпочитают заводить три четверти семей РФ. Число бездетных семей увеличилось за последние годы почти на 10% и приближается к 50% от общего числа состоящих в браке.

По данным комитета по молодёжной политике (КМП) Иркутской области, 49,7% молодых семей планируют двух детей. (Ещё в 2003 году двух малышей планировали 63,2%). Одного ребёнка два года назад собирались заводить 16,9% опрошенных, сейчас – 36,7%.

Татьяна Воронова отмечает, что, наряду с экономическими проблемами, всё большую значимость при создании семьи имеют психологические установки. Среди молодёжи популярной становится тип европейской семьи, где оба супруга активно занимаются карьерой. По данным КМП, около половины молодых людей региона собираются завести ребёнка с 25 до 30 лет, так как до этого планируют получить образование и делать карьеру.

Учёные Байкальского института природопользования СО РАН дают определение этому процессу – “демократизация семьи”. Статистика говорит: у народов России, сохранивших традиционный уклад семейных отношений, на рождаемость не влияет ни один из экономических факторов (Чечня, Ингушетия, Северная Осетия). Но там, где идёт активная ассимиляция культур, возникает новый тип семьи. Пример – Бурятия. По данным БИП СО РАН, поколение назад 68% бурятских семей имели не менее 3-5 детей. Сейчас 56% заводят только 1-2 малышей.

Около 40% молодых до 25 лет в Иркутской области живут в гражданских браках, сообщил Виктор Чебунин. По мнению социолога, основная причина, по которой молодёжь неохотно вступает в брачные отношения, – отсутствие жилья. Это подтверждает и статистика. По данным учёных Института географии СО РАН, в Иркутской области, как, впрочем, и по всей России, в последние годы наблюдается отчётливая тенденция к увеличению “сложных” семей, живущих вместе из-за отсутствия жилья.

– Я вижу только один выход из этой ситуации – развитие ипотечного кредитования, – заявляет Виктор Чебунин. – В стране есть средства, чтобы поддержать молодых. Держать стабилизационный фонд закрытым в такой ситуации – просто преступление. Если выделить только 10 млрд. рублей, то при себестоимости квартиры в среднем 300 тыс. рублей (мы не берём наш регион, где цены взвинчиваются монополистами) можно обеспечить жильём 1 млн. семей. Через год вы увидите, как повысится рождаемость.

Сами молодые Иркутской области несколько иначе оценивают ситуацию.

Однако следует учитывать, что на вопрос “Что является препятствием для создания семьи” более 40,1% молодых Иркутской области ответили: отсутствие собственного жилья. И лишь 24,2% указывают в этом случае на заработную плату. Например, одна из наших собеседниц, менеджер среднего звена крупной бизнес-структуры, призналась, что они с супругом вынуждены были три года откладывать планы завести ребёнка, поскольку “нельзя было оставлять работу по причине необходимости выплачивать кредит за квартиру”.

Двадцатипятилетняя актриса из Казани Олеся, с которой мы познакомились в роддоме, считает, что семью и карьеру можно совмещать. “Мы с мужем, он тоже актёр, много путешествуем. Приехали в Иркутск, нам здесь понравилось – воздух сухой и вода чистая, поэтому и ребёнка здесь родили”, – рассказала она. Мальчик, которому ещё пока не придумали имя, у Олеси первенец. “Мы хотим троих”, – говорит она.

Соседке Олеси по палате Ирине, родившей второго ребёнка, немного за 30. Для неё на первом месте семья и дети, а карьера – не главное. “Я очень люблю детей, – рассказала она. – Перед тем, как родить второго, мы с мужем всё тщательно продумали. В первую очередь волнует жилищный вопрос, желательно, чтобы была квартира. На втором месте – финансовая обеспеченность, ведь сейчас дети – дорогое удовольствие. Нужны памперсы, одежда, крема и многое другое. Мама тоже должна хорошо питаться, а это 2000 – 3000 рублей в неделю”. Чтобы у ребёнка в первые месяцы было всё самое необходимое и качественное, нужно потратить не один десяток тысяч рублей, говорят молодые мамы.

Они уверены, что россиянки рожали бы охотнее, будь поддержка со стороны государства ощутимее. “Раньше детские пособия были совсем смешными, всего 70 рублей в месяц, – рассказала Ирина. – Сейчас их увеличили, но не намного. Хорошо, что нас поддерживают наши родители”.

Другая наша собеседница, мать троих детей, успешно делающая карьеру в работающей в нефтегазовом секторе компании, считает решение о рождении ребёнка “вопросом витальной энергии”. “Когда мы начали рожать детей, у нас была общага и только намерения иметь собственную квартиру, – говорит она. – Надо рожать. Конечно, можно критиковать размер пособий. А можно найти няню и выйти на работу спустя три месяца после рождения ребёнка. Проверено на себе: можно совмещать работу и рождение детей. Можно работать и кормить малыша грудью. Правда, это требует колоссальных энергетических затрат от матери”.

Пороть за бездетность?

Сергей Колесников считает, что в ближайшие годы изменения демографической ситуации ждать не приходится. “Репродуктивная способность населения зависит от четырёх факторов – заботы самого человека о собственном здоровье, заботы предприятия о своих работниках, заботы государства о населении и активности общественных организаций. “Если эти четыре “головы” работают раздельно, ни о каком повышении рождаемости речи идти не может”, – сказал академик.

Все эксперты считают неэффективным предложение Общероссийской общественной организации “Деловая Россия” о введении в РФ налога на бездетность.

– Точечные меры не помогут, – убеждена Татьяна Воронова. – Если налог и вводить, то только в рамках комплексной позиции государства – наряду с ограничением абортов и поощрением тех, кто рожает. Сначала нужно обеспечить нормальное существование молодой семье, а потом применять систему таких “наказаний”.

– Проблему рождаемости этим не решить, – согласна Наталья Протопопова. – Рожать детей, когда нет хорошо оплачиваемой работы и жилья, нецелесообразно. Необходимо дифференцированное повышение единовременных пособий – за второго, третьего ребёнка. Нам нужна национальная идея многодетной семьи, когда нормой будет считаться не менее 2-3 детей в семье.

Татьяна Воронова убеждена, что проблема улучшения демографической ситуации должна обсуждаться комплексно – в рамках программы социально-экономического развития региона. “Программа находится на стадии разработки, поэтому сегодня можно говорить лишь о демографических тенденциях и общих перспективах работы”, – пояснила депутат.

По мнению Татьяны Вороновой, важно определить, какую задачу ставит перед собой власть: простое сохранение населения или улучшение качества трудовых ресурсов региона? “Очевидно, что второй подход более перспективен”, – убеждена депутат.

Председатель социально-культурного комитета отмечает, что очень много споров возникает вокруг повышения детских пособий. “Регион находится в системном недостатке средств – с трудом удаётся “закрывать” имеющиеся социальные обязательства. Я убеждена, что проблему нужно решать комплексно. Улучшение социально-экономической среды даст молодым семьям возможность трудиться и самостоятельно обеспечивать себя”, – сказала Татьяна Воронова.

А что думают сами молодые? По данным комитета по молодёжной политике, 72,9% согласны с утверждением Татьяны Вороновой: при создании семьи нужно ориентироваться только на свои силы (в 2003 году, правда, 87,1% считали так). На государство надеются 8,6%. Но при этом 65,8% опрошенных всё же убеждены, что каждая молодая семья нуждается в государственной помощи. Чаще всего молодые рассчитывают, что государство даст им хорошее пособие при рождении малыша (70,8%). Чуть меньше – около 65% – мечтают о кредите на приобретение жилья.

Недавно депутаты ЗС создали рабочую группу, которая рассмотрит проблему поддержки материнства и детства, сообщила Татьяна Воронова. Депутаты намерены пересмотреть все региональные меры поддержки молодых семей. Кроме того, в ЗС сейчас обсуждаются законопроекты о поддержке беременных женщин и кормящих матерей, обеспечении питания детей из малообеспеченных семей. 10 марта областной парламент проведёт “круглый стол”, посвящённый демографической ситуации в регионе.

– Радикально изменить ситуацию сейчас очень сложно, – убеждена Татьяна Воронова. – Но мы должны использовать весь комплекс мер: от денежной поддержки до создания такой ситуации, когда молодая семья сможет сама зарабатывать на безбедное существование.

Серьёзных результатов в демографической политике можно достигнуть только при изменении социально-экономической ситуации, считает парламентарий. С этим утверждением согласен и Сергей Колесников. “Главное – это финансирование”, – сказал академик. И добавил: “Есть такой анекдот. Нового русского спрашивают: “А что нужно делать для улучшения демографической ситуации?”. Он надолго задумался, а потом говорит: “Ну: Я что могу, то и делаю”.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector