издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Здравствуй, читатель!

Вот интересно, желание морализировать — это уже признак возраста? Тянет порезонёрствовать… В очередной раз услышал на улице, как разговаривают матом иркутские подростки, девчонки и мальчишки лет 16-ти. Казалось бы, тоже мне повод для того, чтобы садиться за клавиатуру компьютера. И уместно ли об этом писать, ведь, что греха таить, после службы в Вооружённых силах я способен говорить на этом языке так же складно, как на русском. И бывает, когда крепкое слово в «крепкой» ситуации не просто позволительно, но и неодолимо. Хотя, конечно, я не хотел бы, чтобы меня в этот момент слышали мои родители или моя дочь. Это делает частичную допустимость мата, о которой я написал выше, несколько сомнительной.

Почему-то в Иркутске всегда матерились на улицах. Во всяком случае, в последние тридцать лет, безусловно. И наши замечательные студенты, и школьники в этом деле большие мастера. Странно, приличный город, хорошо одетые дети, достойные образовательные учреждения… Ладно, деклассированные бомжи могут разговаривать как угодно, но остальные?!

Конечно, бывает политическая целесообразность. Говорят, в 1917 году в разгар схваток между партиями на одном из митингов с нападками на Ленина выступал известный меньшевик Ираклий Церетели. В первом ряду сидел Сталин. Когда Церетели стал особенно красноречиво критиковать большевиков, Сталин начал негромко матерно ругать его по-грузински. Оратор сбился, попытался овладеть собой, однако Сталин продолжал ему мешать. Тогда Церетели покинул трибуну, сказав, что среди хулиганов выступать не будет.

Но это преданья старины глубокой. А сегодня, уважаемые родители, давайте с вами что-нибудь сделаем с подросшими детками, чтобы не печалить интеллигентных стариков, которые, слава богу, ещё гуляют по иркутским бульварам. Они хотят слушать пение птиц, а не матерный щебет молодого поколения.

Может быть, стоит об этом подумать?

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector